Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Саундтрек для разочарованных

Алан Вайлдер рассказывает о новом диске проекта Recoil и о любви к блюзу

2007 год богат на пластинки, записанные бывшими участниками группы Depeche Mode. Весной сразу два диска (очередной студийный альбом и концертный DVD) выпустил созданный Винсом Кларком дуэт Erasure. В середине же лета со своей новой студийной работой слушателей познакомил Алан Вайлдер, он же основатель и главная движущая сила проекта Recoil.

Впрочем, между творчеством Кларка и Вайлдера лежит бездонная пропасть. Первый с потрясающим упорством уже несколько десятков лет делает довольно прямолинейную танцевальную музыку, второй экспериментирует со стилями, звуками и инструментами. subHuman, новая пластинка Recoil, получилась, пожалуй, еще мрачнее и загадочней, чем Liquid, предыдущий альбом проекта, выпущенный в 2000 году.

Вскоре после выхода диска Алан Вайлдер ответил на несколько вопросов Ленты Ру.

Лента: Хотелось бы начать с вопросов о Depeche Mode. Правда ли, что вам пришлось соврать участникам группы о своем возрасте, чтобы присоединиться к ним?

Алан Вайлдер: Да, но они ставили дурацкие условия. "Должно быть не более двадцати одного года." С чего бы это? Мне тогда было двадцать два.

Л.: Вы покинули группу, когда вам исполнилось 36, ровно в день своего рождения. Это был какой-то символ?

А.В.: Мне просто нравятся такие изящные ходы.

Л.: Бытует мнение, что вы были единственным участником Depeche Mode с музыкальным образованием. Вы учились играть на скрипке и пианино, почему вы выбрали электронную музыку?

А.В.: Я не выбирал электронную музыку. В том, что я делаю, звучат отголоски блюза, классики, рока, госпела, джаза, этники, ну, и электроники тоже.

Л.: Почему для собственного проекта вы выбрали название Recoil? (Есть несколько вариантов перевода названия проекта Алана Вайлдера, среди них - "Отдача" и "Отвращение".)

А.В.: Просто так получилось. Мне показалось, что название вполне соответствует скрытой угрозе, заложенной в моей музыке.

Л.: А название последнего вашего альбома, subHuman (буквально - "недоЧеловек"), что оно подразумевает?

А.В.: Название пришло мне в голову уже на этапе микширования и составления альбома. Я начал задумываться о том, как представить альбом слушателю. К выбору названия меня подтолкнула песня 5000 Years, которую, кстати, я считаю центральной на пластинке. Этот трек получился одновременно очень эмоциональным и провокационным.

Конечно же, все мы знаем, что термин "Недочеловек" (Untermensch) использовали нацисты. Это слово вызывает сильнейший резонанс, особенно в Германии, но в данном случае я не отношу его к какой-либо конкретной группе. Напротив, я хочу подчеркнуть, что вопреки всем современным коммуникационным технологиям, культурная разобщенность в так называемом цивилизованном мире проявляется заметней, чем когда-либо ранее. Взгляните на религиозные и идеологические войны, политические группы, расизм и гомофобию.

Л.: Почему между предыдущим альбомом Liquid и новой пластинкой была выдержана пауза в семь лет?

А.В.: Дети - дети захватывают вашу жизнь! Но мы ведь все равно их любим. Рождение моего второго ребенка, Стэна, стало причиной, вынудившей меня покинуть студию. Сначала я думал, что отвлекусь от работы всего на год, но этот период растягивался и растягивался.

Л.: При записи нового диска вы работали с блюзменом Джо Ричардсоном, вам понравилось это сотрудничество? Вы вообще большой поклонник блюза?

А.В.: Думаю, это вполне очевидно: да, я люблю блюз. Но мне не хотелось записывать альбом-стилизацию. Музыка стала как-то сама собой развиваться в этом направлении. Так что мне ничего не оставалось, кроме как отправиться на поиски аутентичного блюзового певца, который сделал бы пластинку настоящей, неподдельной. В результате студийные сессии с Ричардсоном в Техасе стали самой приятной частью работы над альбомом.

Л.: Вы работали с множеством разноплановых исполнителей, например, с Диамандой Галлас, Curve, Nitzer Ebb. Были ли какие-то фавориты?

А.В.: Трудный вопрос. Я не могу выбрать. Думаю, ключ именно в многообразии, и музыканты, с которыми я сотрудничал, все не похожи друг на друга.

Л.: Вам нравится делать ремиксы на чужие композиции?

А.В.: Я делаю это крайне редко. Честно говоря, предпочитаю тратить силы на собственную музыку.

Л.: Если бы вам пришлось описывать свое творчество парой слов, какие эпитеты вы бы выбрали? Как определили бы жанровую принадлежность?

А.В.: Жанровой принадлежности как таковой нет. В моем творчестве отражается вся та разнообразная музыка, которую я люблю и слушаю. Знаете, если я бы был человеком с претензиями, я бы сказал так: это пост-модерновый авангардный саундтрек для разочарованных душ.