Жизнь через край

Нобелевская премия для Дорис Лессинг

Дорис Лессинг. Фото с сайта festivalroma.org

87-летняя обладательница самой престижной книжной премии в мире в момент своего триумфа отлучилась за покупками, и первые поздравления вместо нее принимал литературный агент писательницы Джонатан Клоуз. С Дорис Лессинг так всегда и бывало: она жила собственной насыщенной жизнью, а награды приходили к ней сами.

Дочь отставного британского офицера и медсестры, Дорис Мэй Тейлор родилась в Персии, а выросла в Южной Африке. Будущая писательница бросила школу подростком, что не помешало ей опубликовать первую книгу в тридцать лет, за которым последовали еще добрых четыре десятка романов и сборников рассказов. 22 октября 2007 года Лессинг исполнится 88 лет, последний ее роман "The Cleft" (буквально - "Трещина") вышел в Великобритании всего несколько месяцев назад. Эта достойная пожилая особа, в свое время демонстративно отказавшаяся от титула кавалерственной дамы, не показывает усталости от жизни и продолжает работать.

Школу жизни Дорис Мэй Тейлор прошла в Родезии, где ее родители пытались заниматься сельским хозяйством без особого успеха. Совсем молодой женщиной Дорис устроилась работать в местный парламент, тогда же она сблизилась с представителями различных левых движений. В 1939 году она вышла замуж в первый раз, и от этого брака у нее родилось двое детей. Во время Второй Мировой войны она познакомилась со своим вторым мужем, немецким иммигрантом и марксистом по имени Готтфрид Лессинг (много лет спустя после развода с Дорис он, будучи в должности посла Германии, погиб в Уганде). С сыном от Лессинга, своим третьим ребенком, Дорис уехала в 1949 году в Лондон, где и осталась навсегда.

В Великобритании она примкнула к коммунистам и пацифистам, увлеклась феминистской литературой, затем научной фантастикой, еще позже - суфизмом. Критики едва успевали следить за переменой интересов Лессинг и приклеивали соответствующие ярлыки к ее текстам с опозданием. Когда она публично заявила о своем разочаровании в коммунизме и скепсисе относительно перспектив феминизма, литературные круги окончательно отчаялись найти общий знаменатель для ее книг и оставили Лессинг в покое.

Дорис Лессинг считает отсутствие у себя формального образования большим плюсом: так она осталась без прививки европоцентризма, что избавило ее от чрезмерных внешних влияний. В юности она была вдохновенной слушательницей и выцеживала из заинтересовавших ее собеседников все рассказы до последней капли. Острое отвращение у нее вызывает "умная глупость" - готовые представления о жизни, клише, не основанные на личном опыте.

Дорис Лессинг в начале 1960-х. Фото с сайта dorislessing.org
Дорис Лессинг в начале 1960-х. Фото с сайта dorislessing.org

Ранние вещи Лессинг - "Трава поет", романы о Марте Квест - это бескомпромиссная реалистическая проза, опыт переноса литературы воспитания XIX века в новейшее время. К 1962 году, то есть к моменту выхода ее самого знаменитого романа "Золотой дневник", она чувствовала себя сложившимся литератором, технически грамотным, но исчерпавшим первый уровень вдохновения. В "Дневнике", написанном отчасти под влиянием книг шотландского психиатра Рональда Лэнга, Лессинг вывела свое альтер-эго - Анну Вольф, писательницу, столкнувшуюся одновременно с кризисом среднего возраста и творческим ступором. Роман известен не только как тонкий психологический опыт, но и как отважный формальный эксперимент: протагонистка ведет сразу четыре дневника. Все они тематические: один посвящен воспоминаниям о юности, проведенной в Африке, второй - ее политическим взглядам, в третьем она отстраняется от себя и пишет о прошлом как бы со стороны, четвертый - это ее подлинный дневник. Опасаясь окончательно утратить собственное "я", Анна пытается объединить все разрозненные записи в единый текст.

Книга очень быстро стала классикой англоязычной женской литературы XX века, а Лессинг оказалась востребованным автором: ее стали приглашать читать лекции в университетах, ее проза едва не стала шаблоном для феминисток. Но не стала: писательница к феминисткам относится с иронией. "Они хотят, чтобы я сказала, что нахожусь на их стороне в борьбе за золотую зарю в мире, где не осталось этих животных - мужчин. Они действительно хотят, чтобы люди делали упрощенные заявления о мужчинах и женщинах? Да, хотят. С большим сожалением я пришла к такому выводу", - заметила Лессинг в 1982 году в интервью газете The New York Times.

С той же иронией, часто граничащей с сарказмом, разочаровавшаяся в коммунизме и социализме писательница относится ко всем теориям, объясняющим настоящее человечества и перспективы его светлого или, наоборот, безрадостного будущего. Ее фантастическая проза ("Канопус в Аргосе", "Мара и Данн" и другие книги, в том числе последняя - "Трещина") - это опыт изучения человеческих отношений в парадоксальных условиях, но отнюдь не попытка сконструировать альтернативную вселенную. По некоторым сведениям, именно фантастические книги отодвинули на двадцать лет Нобелевскую премию для Лессинг: Шведская академия не рискнула тогда принимать всерьез этот жанр. Но времена изменились.

Дорис Лессинг восприняла сообщение о Нобелевской премии с подобающей иронией. Воспользовавшись покерным термином, она заметила, что собрала "флеш-рояль" литературных наград.

Юлия Штутина

подписатьсяОбсудить
U.S. based cleric Fethullah Gulen at his home in Saylorsburg, Pennsylvania, U.S. July 29, 2016. REUTERS/Charles MostollerГидра Гюлена
Кого Эрдоган считает своим главным политическим противником
«Роль России и США в Сирии сильно преувеличивают»
Василий Кузнецов о происходящем в Сирии и других странах Ближнего Востока
uly 25, 2016 - Philadelphia, Pennsylvania, U.S - The March For Our Lives heads down Broad St. towards the Democratic National Convention at the Wells Fargo Center. The march is in protest to the nomination of Hillary Clinton at the DNC and is made up of a coalition of Green Party activists, Bernie Sanders supporters, anarchists, socialists, and othersДругой альтернативы нет
Что предлагают независимые кандидаты в президенты США
«Символ мощи и непредсказуемости — конечно же, медведь»
Турецкие эксперты объясняют, что их сограждане думают о России и русских
Шимон ПересЧеловек большой мечты
Памяти Шимона Переса
Rostov's Sardar Azmoun reacts leaving a pithc after the Champions League Group D soccer match between Rostov and PSV Eindhoven, in Rostov-on-Don, Southern Russia, Wednesday, Sept. 28, 2016. (AP Photo/Str)Дон, банан
Какое наказание грозит «Ростову» за расистскую выходку болельщиков
День за дном
Российские ЦСКА и «Ростов» после второго тура ЛЧ оказались на последних местах
Сэм ЭллардайсСтрасти по четвертой власти
Как журналисты уволили главного тренера футбольной сборной Англии
«Однажды мы пошли купаться в 40-градусный мороз»
Один из лучших сноубордистов мира о страхе, полетах над Камчаткой и зимних Играх
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США