Бунт в Лаврушинском переулке

Министра культуры призвали к ответу

Иск директора Третьяковской галереи к министру культуры РФ, похоже, станет ярким финалом бесцветного с точки зрения ведомственных скандалов 2007 года. Александр Соколов, чиновник со стажем, демонстрирующий удивительную плавучесть в неспокойном море отечественной политики, второй раз за свою карьеру становится ответчиком по искам своих подчиненных. Кажется, никому из министров такое еще не удавалось.

Конфликту между музеем и министром уже полтора месяца. Все началось 8 октября, когда на коллегии своего ведомства Александр Сергеевич Соколов прокомментировал подготовку выставки "Соц-арт: политическое искусство в России с 1972 года" из собрания Третьяковки в Париже. Министр назвал ее "тем самым позором для России, за который отвечать нам придется уже по полной". Отдельные произведения, предназначавшиеся для экспозиции, он охарактеризовал как "порнографию" и "другие эротические картинки". Тут же Соколов поспешил добавить, что сделал все что мог, чтобы воспрепятствовать отправке экспонатов во Францию.

Комментировать ход мысли уважаемого Александра Сергеевича, способного на недешифруемые формулировки (например: "язык, на котором можно вести дискуссию - это язык взаимоуважения и язык внимательного прочтения чужих мыслей"), очень нелегко. С "порнографией" в данном случае все понятно: это укорененное Никитой Хрущевым определение для всего непонятного или эпатажного. А вот почему простодушнейшие целующиеся милиционеры группы "Синие носы" (работа названа как роман братьев Вайнеров - "Эра милосердия") - это эротика, понять могут, наверное, только специально обученные люди.

На самом деле, проблема, конечно, не в том, что сказал министр, а в том, как он это сделал. Если бы реплика прозвучала не публично, то она прошла бы незамеченной или была бы понята со всей возможной толерантностью - мол, на вкус и цвет товарища нет, и вообще актуальное искусство, равно как и любое другое, никто любить не обязан. Однако Александр Сергеевич проговорился об этом публично, тем самым поставив в странное положение и себя, и свое ведомство. Напомним читателю, что Министерство культуры и массовых коммуникаций не занимается такими вещами, как организация выставок, концертов, кинофестивалей, лицензирование СМИ или охрана памятников. Оно творит законы и выпрашивает деньги у правительства. Практические задачи решают подчиненные Минкульту агентства - Роскультура, Россвязьохранкультура и так далее. Но раз министр Соколов заявляет о том, что лично препятствовал вывозу выставки "Соц-арт" в Париж, то выходит, что его коллеги - замглавы Россвязьохранкультуры Анатолий Вилков, подписывавший разрешения на вывоз картин и объектов во Францию, и Михаил Швыдкой, отвечающий за организацию проекта - действовали за спиной у начальника.

Выступление Соколова стало неожиданностью не столько для его подчиненных (те уже привыкли, наверное), сколько для музейщиков. Обозвать порнографией проект Третьяковки - это что-то новое, это брошенная перчатка. Андрей Ерофеев, куратор "Соц-арта" и начальник отдела новейших течений Третьяковки, отреагировал тут же: "Налицо некомпетентность российской культурной администрации в области современного искусства". Администрация музея поступила осторожнее: она созвала пресс-конференцию, на которой внятно разъяснила, что существует ряд работ, снятых с выставки по взаимной договоренности между Третьяковкой и Роскультурой. В частности, упоминались те самые милиционеры, автопортрет Мамышева-Монро в виде Гитлера и еще ряд картин.

Валентину Родионову, директору Третьяковской галереи, уже приходилось улаживать конфликты в связи с взрывоопасными экспонатами отдела новейшего искусства. Так, в 2005 году он распорядился убрать с выставки "Русский поп-арт" объект Александра Косолапова "Have You Eaten Caviar Lately?". Фотоколлаж изображал золотой оклад иконы, заполненный черной икрой. Он вызвал жалобы у прихожан столичных церквей. В одном из писем в адрес Родионова говорилось, что коллаж "возбуждает в авторах сего письма социальную и религиозную ненависть и вражду". Решение убрать экспонат не могло не вызвать споры. Тот же Андрей Ерофеев, куратор, был весьма разочарован и говорил, что требование изъять работу Косолапова - это "очередной наезд на современную культуру, который проявляет стремление не прихожан, а религиозных активистов завладеть правом судить о том, что должно или не должно в культурной политике страны". Тем не менее, поступок Родионова казался тогда разумным компромиссом. Два года спустя директор музея совсем иначе отреагировал на реплику министра культуры (Соколов же ничего не просил убирать - он просто возмущался). Почему? Скорее всего, это очередная попытка призвать чиновников следить за тем, что они говорят. Кроме того, иск против министра - свидетельство странного положения вещей: никто Соколовым не доволен, включая коллег по кабинету, а он сохранил свой пост в новом правительстве. Наконец, должен же хоть кто-то в этой стране защищать свою честь публично.

Во время написания этой статьи, то есть 20 ноября, пресс-служба Третьяковки отказывалась давать комментарии по поводу иска, поэтому точные формулировки заявления Валентина Родионова пока неизвестны. Они будут озвучены в четверг 22 ноября на пресс-конференции музея. Там, надо полагать, станет известно еще и то, почему между "порнографией" и иском прошло полтора месяца.

Кстати, не стоит думать, что "Эра милосердия" стала невыездной. До 15 декабря ее можно видеть в берлинской галерее Volker Diehl. Выставка называется "Позор для России". Это цитата, разумеется.

Культура14:5815 августа
Abelle

Сигнал принят

Диджей года, польский вуду-дэнсхолл, техно, арфа и хардкор: кого слушать на Signal