Новости партнеров

Арабский евро

Страны Персидского залива решили ввести единую валюту к 2010 году

После введения евро многие опасались, что единая валюта обрушит национальные экономики стран Европы. Но по мере того, как евро все укреплялся и укреплялся, в других регионах мира возобновились разговоры о необходимости введения своей региональной валюты. В странах Персидского залива, например, единую валюту твердо решили ввести с 2010 года.

На ежегодном заседании Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), куда входят Кувейт, Саудовская Аравия, Бахрейн, Катар, Объединенные Арабские Эмираты и Оман, было объявлено сразу о нескольких шагах дальнейшего объединения этих стран.

Оставаясь независимыми, страны Персидского залива с 2008 года введут общий рынок. Это значит, что у подданных всех шести монархий будут равные права на территории любой из стран, входящих в ССАГПЗ. Например, подданный Кувейта сможет работать в Саудовской Аравии, покупать акции в Бахрейне, жить в Катаре, а недвижимостью владеть в Омане.

Нефтяная валюта

Главная новость заседания совета заключается в том, что ССАГПЗ одобрил к 2010 году переход на единую валюту, названия которой пока не придумали. Таким образом, давняя идея о создании мощной валюты в регионе станет реальностью уже через два с небольшим года.

Страны Персидского залива объединены не только географически, но и экономически. Все они значительную долю своих денег получают от добычи нефти, производства нефтепродуктов и дальнейшего их экспорта. Поэтому не исключено, что курс новой валюты будет сильно зависеть от цен на нефть на мировых рынках.

У валют стран Персидского залива и сейчас есть много общего. Все они, кроме кувейтского динара, привязаны к американскому доллару. В 2007 году это доставило странам Персидского залива много хлопот – доллар постоянно падал по отношению ко всем мировым валютам, а цены на нефть, наоборот, выросли до новых рекордных отметок.

Тем не менее, на заседании ССАГПЗ было решено не "отвязывать" национальные валюты от доллара. Нефтяные контракты страны Персидского залива заключают в долларах, поэтому приток американской валюты в страну происходит непрерывно. Менять ориентир в таких условиях, тем более, когда на носу монетарная реформа, руководители ССАГПЗ сочли неоправданным риском.

Согласные и недовольные

Плюсы введения единой валюты очевидны. Прежде всего, она будет способствовать развитию торговли и поможет странам наладить тот самый общий рынок, ведь в едином экономическом пространстве каждый раз при пересечении границы переводить свои деньги в другую валюту очень накладно.

С другой стороны, наличие сильной валюты может оживить фондовый рынок и снизить риски, ведь когда в одной валюте расплачиваются сразу несколько стран, ее сложнее обвалить.

Несмотря на эти преимущества, ряд стран высказал недовольство реформой. Например, Оман заявил, что оставит местную валюту, а в ОАЭ настаивают на том, что к 2010 году ввести новые деньги просто не успеют – слишком много технических задач необходимо для этого решить.

Аргументы Омана тоже вполне понятны. ВВП этой страны в 2006 году вырос на 6,6 процента, а, например, Саудовской Аравии – только на 4,3 процента. Это означает, что если страны введут одну валюту, Саудовская Аравия будет тормозить развитие Омана. Точно такая же ситуация и в Европе: страны, вступившие в Евросоюз в 2004 году, вовсе не спешат в еврозону. Поэтому ВВП в целом по ЕС растет быстрее, чем в еврозоне.

Единые валюты мира

Жителям Европы известна только одна валюта, которая "ходит" сразу в нескольких странах – евро. Африканцы знают, по крайней мере, еще одну. Это колониальный франк, имеющий два подвида – центральноафриканский и южноафриканский.

Такая валюта была создана в далеком 1945 году для бывших французских колоний на территории Африки. Ее курс был привязан к французскому франку. Когда же в Европе была введена единая валюта, один африканский франк стал стоить 0,152449 евро. Сейчас франки находятся в обращении в 13 странах Африки.

Если вопрос о создании единой валюты в Персидском заливе обсуждается с 2001 года, то на юге Африки тот же вопрос решают уже несколько десятков лет. В 2005 году африканцы наконец-то решили, что "афро" должен быть введен в 2016 году. Этой валютой будут пользоваться ЮАР, Ботсвана, Лесото, Свазиленд, Намибия, Зимбабве, Ангола, Мозамбик, Малави, Танзания, Замбия, Маврикий, Сейшельские острова и Демократическая Республика Конго.

Также по рынку ходили слухи о том, что объединить свои валюты могут Новая Зеландия и Австралия. В начале 2006 года об этом очень аккуратно заявили премьер-министры обеих стран. По их мнению, вводить валюту стоило бы только в том случае, если будет доказана экономическая целесообразность этого шага. Видимо, целесообразности-то для этого шага и не хватило – с 2006 года об инициативе ничего не слышно.

Ко всему этому многообразию "единых валют" стоит добавить и давнее намерение Белоруссии и России перейти на единую валюту. В 2004 году Владимир Путин и Александр Лукашенко объявили, что Белоруссия перейдет на российский рубль в начале 2006 года. Но воз и ныне там.

Если представить, что все идеи об объединении денег в разных уголках мира будут реализованы, то через несколько десятков лет национальных валют значительно поубавится. Бизнесмены будут наслаждаться свободой передвижения капитала и отсутствием необходимости стоять в очередях, а нумизматы – выстраиваться в эти самые очереди для того, чтобы получить редкий кувейтский динар или оманский реал 2007 года выпуска.

Экономика00:0614 сентября

Русский стандарт

В российскую экономику никто не верил. Теперь в нее вложат миллиарды