Технический премьер

Что ждет страну после ухода Владимира Путина

В понедельник, 17 декабря, россияне стали свидетелями реализации очередной фазы операции "преемник". На съезде "Единой России" произошли два ключевых события - Дмитрий Медведев был официально выдвинут в президенты, а Владимир Путин согласился возглавить правительство в случае его победы. Менее заметным и более прогнозируемым стало выдвижение съездом Бориса Грызлова на пост председателя новой Думы и лидера фракции единороссов.

Чтобы ни говорили задним числом, интрига на съезде "Единой России" сохранялась до последнего момента. Хотя и лидер партии Борис Грызлов, и президент Владимир Путин заранее прямо заявили о своей поддержке кандидатуры Дмитрия Медведева, сомнения в том, действительно ли его выдвинут кандидатом в президенты, оставались. Конечно, бунт самих делегатов съезда против руководства страны и партии был практически исключен, ведь вертикаль столько лет строилась не зря. Но все же была возможность того, что отказ в утверждении станет оформлением уже принятого наверху решения. Мол, хотели тебя выдвинуть, да вот, съезд отказал. Ведь было ясно, что если Медведева выдвинут официально, в присутствии Путина, назад пути не будет.

Неутверждение могло стать как вежливой формой заранее одобренного отказа, так и действительным поражением тех, кто стоял за Медведевым. Заметная спешка с его выдвижением 10 декабря выдавала тот факт, что с происходящим не все согласны и желательно поставить противников такого шага перед фактом. Только тогда, когда президент Путин прибыл на съезд, стало понятно, что решение принято. Противники той группы, которая сделала ставку на Медведева, либо не сумели, либо не захотели "испортить праздник".

В своем выступлении на съезде единороссов Путин прямо заявил, что правительство будет создаваться на основе конституционного большинства, которое получила на выборах "Единая Россия". Из его слов следовало, что для обеспечения такого результата он и возглавил список партии. Иными словами, план с премьерством Путина окончательно сложился в тот момент, когда президент принял решение участвовать в парламентской кампании. Произошло это не позднее конца сентября этого года, поскольку о своем намерении возглавить список единороссов Путин заявил в самом начале октября. Тогда же он намекнул, что готов возглавить правительство в случае успеха "Единой России" на выборах. Не ясно только, был ли к тому времени уже сделан выбор в пользу Медведева в качестве преемника.

Возможно, ставка на имеющего репутацию либерала Медведева была окончательно сделана после того, как Запад раскритиковал парламентские выборы, назвав их нечестными. Президентская кампания вряд ли пройдет как-то иначе, однако западные лидеры окажутся в куда более затруднительной ситуации. Ведь не признавать результаты президентских выборов - значит ослаблять позиции Медведева и отказываться от надежд на либерализацию российской политической системы. Госсекретарь США Кондолиза Райс уже назвала Медведева "представителем нового поколения российских политиков" и просто "очень умным человеком". Критиковать выборы с участием кандидата от блока "силовиков", которых Запад опасается, Вашингтону и Брюсселю было бы намного проще. Такого подарка Путин им не сделал.

Но основная проблема операции "преемник" заключается не в позиции Вашингтона, хотя и она весьма важна. "Волевой администратор с государственным мышлением" в которого, по словам Путина, превратился Медведев, - не преподнесет ли он сюрпризов тем, кто его выдвинул? Стало уже банальностью в связи с этим вспоминать неудачу Бориса Березовского, который был вынужден бежать из страны после того, как политик, считавшийся его протеже, укрепился в Кремле. На съезде единороссов Дмитрий Медведев, судя по его лицу, всерьез готовился занять главный в России пост. Сможет ли он, как призвал Путин всех присутствовавших, "работать без чванства и амбиций"?

Особенностью российской политической системы остается тесная связь между властью и собственностью. Человек, лишающийся первого, может потерять и второе. Отношения собственности часто неформальны. Ничем, кроме доступа к административному ресурсу, активы зачастую не защищены. Неразвитость судебной системы заметно обесценивает юридические гарантии и процедуры. Может ли в такой ситуации смена первого лица, на которого замкнуты силовые министерства и полномочия которого имеют явную тенденцию к расширению, обойтись без конфликтов? Аресты высокопоставленных чиновников накануне решающей стадии операции "преемник" говорят о накале страстей. Атака на близких к президенту персон - Алексея Кудрина и Виктора Черкесова (именно их ближайшие помощники были арестованы) - свидетельствует о разладе внутри окружения президента. Что делать со всем этим?

От перераспределения полномочий в пользу главы правительства с целью сохранить существующий баланс сил Путин публично отказался (хотя, может, и не окончательно). А премьерские полномочия не позволят Путину играть роль примирителя конфликтующих сторон (как премьера его могут просто снять в любой момент). Существует мнение, что согласившись на премьерство, нынешний президент хочет просто выйти из игры, предвидя лишь ухудшение ситуации в стране и обострение конфликта внутри элиты. Пост премьера после того, как его занимали такие "технические" фигуры, как Михаил Фрадков, даже не знавший, по некоторым сведениям, о принимаемых "им" решениях, в аппаратном весе много потерял. Глава правительства, похоже, окончательно стал "технической" фигурой.

Согласие Путина на премьерскую должность и отказ от перераспределения полномочий, видимо, действительно говорит в пользу того, что он принял решение уйти из власти. Но дабы иметь хоть какие-то гарантии, нужно провести в преемники максимально лояльного человека, передав ему часть своего рейтинга. А согласие работать с ним дальше, пусть и в качестве премьера, как раз позволяет это сделать. Кроме того, по вопросу о своих планах Путину выгодно поддерживать неясность как можно дольше, чтобы не провоцировать обострение борьбы за свои позиции. Публично объявленное решение возглавить правительство облегчает достижение и этой цели.

Обозначившийся в последнее время отказ значительной части российского политического класса признавать легитимность существующей политической системы говорит о ее шаткости. В радикальной оппозиции находится экс-премьер Михаил Касьянов, о непризнании итогов парламентских выборов заявляет партия "Яблоко", лидер которой в 2000-ом году занял третье место на президентских выборах. Представители элиты 1990-х, собранные в СПС, к концу думских выборов также, похоже, отказались от компромиссов с властью и перешли "запретную черту". ОБСЕ и ПАСЕ назвали парламентскую кампанию "нечестной и недемократической", что выглядит как некий рубеж. О нелегитимности предстоящих президентских выборов заявляет бывший советник Путина по экономическим вопросам Андрей Илларионов.

В подобной ситуации неясности и неопределенности интенсивность конфликтов возрастает, речь начинает идти о личной безопасности. Даже высшие чиновники, как выяснилось, могут в любой момент оказаться за решеткой. Уход Путина с политической арены, если он действительно принял такое решение, стабильности не прибавит.