Новости партнеров

Шварцмановский форум

Олег Шварцман объяснил, что он имел в виду в интервью "Коммерсанту"

Олег Шварцман, автор едва ли не самого скандального интервью последних лет, интервью, которое заставило общественность снова спорить о том, кто управляет российской экономикой, дал специальную пресс-конференцию, где пояснил свои мысли. Вместе с ним на пресс-конференцию пришел и политик Алексей Митрофанов, решивший вместе со Шварцманом основать дискуссионный клуб. Этот клуб политик тут же предложил называть "шварцмановским форумом", или "форумом бархатной реприватизации".

Впрочем, о самой "бархатной реприватизации", осуществляющейся, по мнению Олега Шварцмана, в России, в зале пресс-службы РИА Новости сказано было мало. В основном разговор велся вокруг интервью бизнесмена газете "Коммерсант".

Напомним, что оно было опубликовано накануне выборов в Госдуму и вызвало небывалый ажиотаж. В нем говорилось о том, как государство возвращает себе в собственность часть активов, потерянных в 1990-х годах, используя для этого средства "гринмэйла" – враждебных поглощений активов со стороны миноритарных акционеров. Кроме того, в заголовок интервью была вынесена цитата из Шварцмана: "Партию для нас олицетворяет силовой блок, который возглавляет Игорь Иванович Сечин".

Гендиректор ИД "Коммерсант" Демьян Кудрявцев сразу же после публикации скандального текста рассказал "Ленте.Ру", что Шварцман завизировал каждую страницу своего интервью, поэтому вся ответственность за его слова лежит только на бизнесмене, а не на редакции. Это утверждение сам Шварцман оспорил – по его мнению, интервью было опубликовано с определенными "литературными правками и редакциями". В чем именно заключалась правка, до сих пор неизвестно, однако Шварцман пояснил, что вторая часть интервью, в которой и заключалась "медиа-бомба года", была дана журналисту неофициально, в частном разговоре.

На это ИД "Коммерсант" ответил тем, что предоставил всем желающим аудиозапись интервью и текст, каждая страница которого подписана самим Шварцманом. Кроме того, журналисты собирались подать в суд на бизнесмена, но как выяснилось 20 декабря вечером, решили этого не делать. Тем не менее, публичная пресс-конференция Олега Шварцмана многими воспринималась как ответ "Коммерсанту".

Кроме того, за несколько недель, прошедших со времени публикации интервью, в прессе появилось множество догадок о том, зачем оно было дано Шварцманом и опубликовано "Коммерсантом". Обращалось внимание на то, что высказывания бизнесмена попали в печать накануне думских выборов, хотя журналист его взял в середине ноября.

Также журналисты вспомнили и про другую историю - арест заместителя министра финансов Сергея Сторчака. Многими этот арест воспринимается как попытка силовых властных структур надавить на вице-премьера и министра финансов Алексея Кудрина и снизить его влияние в правительстве. В свою очередь, интервью Шварцмана, да еще с таким заголовком, вызвало ощущение, условно говоря, ответа "либеральных сил правительства" с целью надавить на "силовой блок" и лично Игоря Сечина – помощника президента и замруководителя его правления.

Процесс обеления

Участники пресс-конференции в РИА Новости старались создать "дискуссионный клуб" с явной целью перевести дискуссию о "бархатной реприватизации" из политической сферы в сферу экономическую.

Алексей Митрофанов сразу же заявил, что о политике они разговаривать не будут, а будут говорит о "менеджерах третьего поколения", то есть о таких людях, как Олег Шварцман. О них, тем не менее, говорилось на пресс-конференции меньше всего.

По сути Олег Шварцман пересказал слушателям ряд положений из своего интервью газете "Коммерсант", но при этом старательно обошел стороной все политические вопросы. Бизнесмен напомнил, что государство является неэффективным собственником по ряду активов, потому что у него нет правильных менеджеров. В итоге компании, в которых государству принадлежит миноритарный пакет, остаются без государственного руководства, а средства таких компаний не идут в бюджет.

Кроме того, Шварцман сказал, что в России государство не установило правила игры на сырьевом рынке, из-за чего многие иностранные компании не хотят вкладывать средства в отечественные месторождения. На репутацию России повлияли также дела ЮКОСа, "Русснефти" и "Сахалина-2".

Также Шварцман сообщил азбучную истину о том, что в России существует большая неопределенность с налоговой системой и с приватизированными в 1990-е годы активами. Инвесторам непонятно, может ли их вернуть себе государство или уже не может. Речь Шварцмана закончилась утверждением о том, что социальная ответственность бизнеса в России находится не на высоком уровне.

Целью своего интервью "Коммерсанту" Шварцман назвал "опрозрачивание процессов в экономике". Днем ранее в комментарии газете The Financial Times он высказался совсем по-другому, назвав себя заложником борьбы кремлевских кланов. Но разыгрывать политическую карту Шварцману все-таки показалось невыгодным, поэтому это высказывание он прокомментировал туманно: мол, все дело в политическом контексте публикации - именно он навел Шварцмана на мысль о том, что общество давно готовилось к обсуждению данной проблемы. Причем тут политические кланы, осталось неясным.

О политике Шварцман отказался говорить принципиально, но на поставленный в лоб вопрос "знакомы ли вы с Сечиным?", ответил "нет", чем окончательно дал понять, что хотел бы говорить только об экономике, а не о политиках.

Вполне вероятно, что после этой пресс-конференции о Шварцмане постепенно начнут забывать. Во всяком случае, каждый из участников, вовлеченных в ситуацию вокруг интервью бизнесмена, оказался обеленным. "Коммерсант" позаботился о том, чтобы фантазии бизнесмена не затронули репутацию издательского дома. Шварцман перевел все последующие публикации в нужное ему русло. Митрофанов, так и не попавший в Думу пятого созыва, вновь появился на виду. Ну и наконец политические кланы, как будто бы ненадолго выплывшие на поверхность, снова могут погружаться на дно.

Экономика00:0319 августа

Взаимная вражда

США и Китай едва не обрушили мировую экономику. Кто остался в выигрыше?
Экономика00:0117 августа

На износ

Россиянам предложили добавить выходных. Они нашли причину отказаться