Сбежал из балагана

Немцов отказался участвовать в президентской кампании

В среду, 26 декабря, кандидат в президенты от СПС Борис Немцов заявил о том, что выходит из президентской гонки, которую его соратник по партии Леонид Гозман назвал балаганом. Решение о выдвижении Немцова было принято на съезде партии 17 декабря. Через три дня он сдал в ЦИК необходимые документы и должен был приступить к сбору двух миллионов подписей.

На фоне ключевых событий последнего года - выдвижения Дмитрия Медведева в качестве "преемника" и решения Владимира Путина возглавить правительство - демарш Немцова, согласившегося и сразу же отказавшегося участвовать в президентских выборах, может показаться несущественной деталью. Наблюдатели уже устали следить за неожиданными кувырками СПС, то сотрудничающего с властью, то нет. Руководство партии, уйдя было в отставку после провала на думских выборах, тут же вернулось обратно. Немцов поступил наоборот - сначала выдвинулся кандидатом в президенты, а потом взял самоотвод.

Соратники по партии поспешили поддержать решение Немцова, делая вид, что ничего неожиданного не произошло. По словам Леонида Гозмана, происходящее находится в русле тех поручений, которые дал Немцову съезд СПС. Гозман имеет в виду, что Борис Ефимович должен был содействовать выдвижению единого кандидата от демократической оппозиции. В том же духе высказался и лидер СПС Никита Белых. Звучит все это весьма странно.

Происходящее с СПС, очевидно, не является бессмысленным набором событий, как может показаться на первый взгляд. Просто часть элиты 90-х, собранная в партии, искала и никак не могла найти свое место в конструируемой Кремлем политической системе, и, в конце концов, обнаружила, что места-то, собственно, и нет. В начале парламентской кампании, по замечанию экспертов, СПС пытался играть с властью в Realpolitik, рассчитывая, что реализм и сделки с Кремлем позволят войти в новую правящую элиту. После того, как с ними даже не стали разговаривать, либералы 90-х обиделись и, по нынешней политической терминологии, "отморозились", то есть ушли в радикальную оппозицию.

Поспешность, с которой СПС принимает и отменяет свои решения, разумеется, говорит о кризисе партии. Даже последнее заявление Немцова, размещенное на сайте СПС, выглядит нелогично. Сначала он говорит, что снимает свою кандидатуру, поскольку кандидат от демократов должен быть один, то есть, фактически, выступает в поддержку Касьянова. Но уже во втором абзаце призывает отказаться от участия в выборах и его, и Зюганова, поскольку наличие именно их имен в списке претендентов на президентский пост придает выборам легитимность. Неспособность связать два абзаца такого важного заявления говорит о неразберихе, царящей в руководстве партии. Свое "место в строю" они никак не могут найти.

Видимо, Немцов и его соратники до последнего момента надеялись все-таки договориться с властью. Иначе разумнее было бы отказаться выдвигать своего кандидата на съезде 17 декабря и сразу, вслед за Григорием Явлинским, заявить о нелегитимности предстоящих выборов. Немцов говорит, что отказывается от участия в кампании, поскольку "кандидаты не имеют равных возможностей для агитации", а против оппозиции "используется геббельсовская пропаганда". Ну а две недели назад было как-то иначе? Наличие паузы тут можно объяснить лишь сохранявшимся желанием "не сжигать мосты" в администрацию президента, которой подобный демарш вряд ли понравится.

Немцов не случайно, конечно, вспомнил про единого кандидата от демократов. Эта тема обсуждалась весь последний год и еще раньше, однако, как и ожидали реалисты, безрезультатно. Вся дискуссия завершилась упоминанием этого кандидата вскользь и совсем ни к месту.

Но теперь уже СПС "отвязался" вовсе. Немцов предложил Касьянову и Зюганову "предъявить ультиматум группировке Путина-Суркова" с требованием провести честные выборы. Впрочем, Анатолий Чубайс, которого считают в партии главной фигурой, еще не так давно называл Дмитрия Медведева "лучшей кандидатурой", которую мог предложить Кремль. Изменил ли и он свою позицию, или СПС еще и расколется под конец по этому поводу? "Не надо обижаться - на обиженных воду возят", - подчеркнул на съезде СПС 17 декабря Анатолий Чубайс, призывая однопартийцев все-таки участвовать в контролируемом властями политическом процессе. Но Немцов обиделся.

Возмущение Бориса Ефимовича, конечно, можно понять. Нынешние президентские выборы заметно отличаются от кампании 2004 года. Сейчас уже странно вспоминать, но тогда участвовать в избирательном процессе мог даже Сергей Глазьев, который теперь и в Думу-то не попал.

Как раз в среду, когда Немцов объявил о снятии своей кандидатуры, стало известно о том, что ЦИК опять намерен ограничить деятельность наблюдателей от ОБСЕ на выборах. В письме руководству этой организации председатель ЦИК Владимир Чуров сообщил, что аккредитация иностранных наблюдателей начнется лишь после регистрации всех кандидатов в президенты, то есть 28-30 января. Подобная схема была применена и на думских выборах, на которые представители ОБСЕ вообще отказались ехать, ссылаясь на необоснованное ограничение времени мониторинга хода кампании. "Насильно никого не тянем", - такими словами член ЦИК Игорь Борисов отмел возможные возражения. Количество наблюдателей также будет ограничено. Их станет почти в пять раз меньше, чем в 2004 году.

Письмо Чурова, кстати сказать, выбивает из президентской гонки и Касьянова, накануне заявившего, что он не станет участвовать в выборах, если наблюдатели от ОБСЕ приедут позже 15 января. Если бы о своем выходе из кампании объявил и Зюганов, вняв призыву Немцова, выборы и впрямь смотрелись бы формальной процедурой, поскольку Жириновского и Богданова в качестве оппозиционеров мало кто воспринимает. Но вряд ли лидер КПРФ пойдет сейчас на такой шаг. Это было бы весьма смелое решение, в которых Зюганов до сих пор замечен не был.

Казалось бы, не все ли равно, будут Немцов и Касьянов участвовать в выборах или нет. Однако принятое первым и готовящееся вторым решение о выходе из кампании означает, что основа конструируемой в стране "управляемой демократии" сужается. Все больше политиков отказываются принимать правила игры, следуя которым они не могут выиграть. В конечном итоге, либо правила придется менять, либо с несогласными что-то делать.