Новости партнеров

Семейное дело

Марк Кастилло сознался в убийстве троих своих детей

После вечерней прогулки с тремя своими детьми по набережной Балтимора 41-летний Марк Кастилло из города Роквилл, в штате Мэриленд, привел их в гостиницу Marriott Inner Harbor. В пять часов вечера в субботу он снял номер 1060. Комната с двумя кроватями располагалась на самом верхнем этаже здания. Примерно через час он утопил 6-летнего Энтони, 4-летнего Остина и 2-летнюю Атену одного за другим в ванной номера, а затем рядком уложил их обнаженные тела на одной из кроватей.

После этого Марк Кастилло принял сотню таблеток снотворного и ударил себя кухонным ножом в шею. По всей видимости он хотел покончить с собой. Однако попытка самоубийства была неудачной: проспав около 19 часов, он проснулся около часа в воскресенье в луже собственной крови рядом с кроватью утопленных детей.

Марк Кастилло позвонил на фронт-деск гостиницы и рассказал служащим отеля о том, что он сделал. Сотрудники гостиницы немедленно вызвали полицию и "скорую помощь". Служба безопасности отеля вошла в номер Кастилло и взяла детоубийцу под стражу.

Прибывшим на место происшествия полицейским задержанный хлопот не доставил и дал признательные показания уже в больнице, куда он был доставлен под охраной полиции для того, чтобы врачи могли оказать ему первую помощь и обработать рану на шее.

"Да, я утопил детей вчера примерно в шесть вечера", - заявил Марк и пояснил, что сделал это, чтобы "заставить помучиться" свою бывшую жену 42-летнюю Эми Кастилло.

Весь вечер субботы Эми Кастилло, проживающая в Силвер-Спринг, названивала в полицию и на сотовый телефон бывшего мужа. Ведь ее бывший муж, взявший детей, которые после развода остались с матерью, не привез их обратно домой к назначенному времени. Марк Кастилло, которому, несмотря на все старания матери, суд оставил право видеться с детьми без надзора служащих опеки, должен был вернуть их матери к 20:30. После десяти часов вечера Эми Кастилло начала звонить в полицию, но там ей ответили, что не могут ничего сделать до тех пор, пока с момента исчезновения детей не пройдет более 48 часов.

В последний раз она позвонила в полицию уже утром в воскресенье. Полицейские все же съездили на квартиру Марка Кастилло, которую тот снимал в Роквилле у испаноязычной хозяйки. Полицейские выяснили, что дома нет ни отца, ни детей, о чем и сообщили Эми Кастилло.

В следующий раз полиция связалась с ней уже из Балтимора. Эми Кастилло уведомили о случившемся в номере 1060 накануне вечером. В полиции округа Монгтгомери журналистам заявили, что уже начали неофициальное внутреннее расследование, чтобы установить, правильны ли были действия их служащих и могли ли они предотвратить случившееся.

Как следует из документов окружного суда, Эми Кастилло в течение долгого времени пыталась лишить страдающего душевным расстройством экс-супруга права видеться с детьми или хотя бы ограничить их встречи. В разное время Марку Кастилло были поставлены диагнозы синдрома нарциссизма и сильной депрессии. По словам Эми, психические заболевания Марка и стали причиной того, что их брак распался.

Судебные тяжбы между бывшими супругами проходили тяжело и сопровождались многочисленными ссорами. По словам Эми Кастилло, во время одной из них Марк сказал ей, что "худшее из того, что он может ей сделать, это убить детей, а не ее саму".

Психические расстройства Марка Кастилло привели к тому, что он прошел курс принудительного лечения. Однако в июне 2007 года Марк Хиршфелд (Mark Hirschfeld), психиатр, который проводил экспертное обследование Кастилло, указал, что "нет никаких свидетельств из достоверных источников, которые говорили бы о том, что, общаясь с отцом, дети подвергаются какому-либо риску". "Совершенно очевидно, что дети являются для него наивысшей ценностью", - значилось в отчете психиатра.

Сославшись на этот отчет, 27 июня 2007 года окружной судья Майкл Мэйсон (Michael D. Mason) отказал в удовлетворении требования Эми Кастилло прекратить встречи ее детей с бывшим мужем.

Мир00:0113 октября

«Скудоумие и коррупция»

Что погубило Захарченко и как нужно выстраивать охрану. Отвечает ветеран ЧВК