Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Оставить без изменений

Новый приговор по делу о гибели генерала Гамова повторил предыдущий

В четверг, 19 июня, Сахалинский областной суд вынес второй приговор по делу генерала пограничных войск Виталия Гамова, который погиб в результате пожара, устроенного в его квартире. Трое подсудимых, которые бросили в жилище генерала бутылки с зажигательной смесью, получили по четыре года каждый. Таким образом, новый приговор в точности повторил предыдущий.

Генерал-майор Виталий Гамов, занимавший пост начальника территориального отдела "Южно-Сахалинск" и заместителя начальника Тихоокеанского регионального управления погранслужбы, погиб в мае 2002 года. В ночь на 21-е число в окно квартиры, где он жил с семьей, бросили три полуторалитровые бутылки с зажигательной смесью (бензин и масло), к которым были привязаны зажженные фальшфейеры. Эти бутылки стали причиной сильного пожара.

Их трех членов семьи Гамовых не пострадал только ребенок – генерал с супругой Ларисой вывели своего 13-летнего сына Ивана на улицу, как только начался пожар. Потом они попытались потушить огонь самостоятельно, в результате чего получили сильнейшие ожоги. Ларису Гамову врачам удалось спасти, а генерал умер через неделю, не приходя в сознание.

Вычислить людей, которые бросили бутылки в квартиру Гамовых, следствию удалось достаточно быстро. Однако нашли и задержали их только в 2005 году, причем на другом конце страны - в Калининградской области. Все трое – Алексей Аникин, Алексей Бритов и Сергей Малютин – являются уроженцами этого региона. Выяснилось, что после совершения преступления в Южно-Сахалинске, они вернулись в родные места.

Согласно первоначальной версии следствия, обвиняемые имели намерение убить Виталия Гамова. Заказчиками преступления, предположительно, могли стать браконьеры, с которыми активно боролся генерал. Аникин, Бритов и Малютин, в свою очередь, утверждали, что не собирались никого убивать. Они признались в том, что бросили бутылки в квартиру, но заявили, что это был не более чем акт устрашения.

Оправдываясь, преступники объясняли, что сначала хотели поджечь машину или дачу Гамова, но поскольку подобного имущества у генерала-пограничника не было, пришлось сжечь квартиру.

Первый суд над Аникиным, Бритовым и Малютиным начался в октябре 2006 года и длился два месяца. Защите удалось убедить присяжных в том, что подсудимые говорят правду. В итоге их признали виновными не в убийстве, а в умышленном уничтожении имущества, совершенном из хулиганских побуждений и повлекшем по неосторожности смерть человека. На основании такого вердикта суд приговорил Бритова и Малютина к четырем годам лишения свободы, а Аникина – к четырем годам и трем месяцам.

В ноябре 2007 года Верховный суд РФ отменил приговор, удовлетворив жалобу сахалинской прокуратуры и вдовы Гамова. В феврале 2008 года начался новый суд над Аникиным, Бритовым и Малютиным. Однако этот процесс не изменил ровным счетом ничего: подсудимых вновь признали виновными лишь по части 2 статьи 167 УК (умышленное уничтожение и повреждение имущества, совершенное из хулиганских побуждений, путем поджога, либо повлекшее по неосторожности смерть человека) и вновь приговорили к четырем годам лишения свободы в колонии общего режима.

Впрочем, нет, кое-что все-таки изменилось. Одного из подсудимых, Сергея Малютина, отпустили сразу после заседания, на котором оглашался приговор.

Дело в том, что срок давности по преступлениям средней тяжести (а именно к таким относится уничтожение имущества) составляет шесть лет. Соответственно, этот срок по делу Гамова истек в мае 2008 года. В случае Бритова и Аникина он был продлен – поскольку они какое-то время находились в розыске. Малютина же отпустили. Получается, что если бы в силе остался приговор, вынесенный ему в 2006 году, он бы еще сидел. А так – вышел.

Впрочем, Бритову и Аникину с учетом того времени, которое они провели в СИЗО, осталось сидеть от силы по полтора года.

Вдова генерала, Лариса Гамова, сразу после оглашения приговора заявила, что намерена его обжаловать. "Получается, что у нас можно убить любого человека и преступнику ничего за это не будет", - так женщина оценила работу суда. Гамова по-прежнему настаивает, что людей, виновных в смерти ее мужа, должны судить за убийство, срок давности по которому истечет еще не скоро.