Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Как пройти в библиотеку

Электронные документы не выйдут за пределы читальных залов

Госдума 10 октября приняла в третьем чтении поправки в закон "О библиотечном деле". Точнее, только в одну его статью, номер 18, которая посвящена национальным библиотекам. Тем не менее, самой важной частью законопроекта являются вовсе не они, а понятие электронной копии библиотечных документов.

Согласно одобренному депутатами документу, национальным библиотекам разрешено создавать такие копии единичных или редких текстов, а также ветхих, изношенных, испорченных, дефектных документов и рукописей. Речь идет в первую очередь о документах, выдача которых может привести к их порче или уничтожению.

Кроме того, в электронную форму переведут документы, которые существуют на машиночитаемых носителях, но для чтения которых отсутствуют технические средства. Можно предположить, что это микрофиши, пленки и дискеты для старых компьютеров и т.п.

Наконец, в документе звание национальной присваивается Президентской библиотеке имени Бориса Ельцина. Казалось бы, все поправки логичны и правильны.

Тем не менее, история законопроекта "О внесении изменений в в статью 18 Федерального закона "О библиотечном деле" в некоторой степени скандальна. Документ, появившийся в начале мая, предусматривал создание электронных копий документов, хранящихся в библиотеках, по истечении двух лет с момента получения обязательного экземпляра.

Как и в предыдущем абзаце, при тиражировании этого сообщения опускалось слово "национальные" по отношению к библиотекам (вместе с Президентской их в России всего три), а также неправильно понимался термин "электронная форма".

Так или иначе, 9 сентября на сайте "Особая буква" появилось протестное обращение писателей к президенту России Дмитрию Медведеву, связанное с новыми поправками. Писателям не понравилась норма, согласно которой электронные копии книг создаются в национальных библиотеках по истечении двух лет с момента получения обязательного экземпляра.

Авторы письма невнимательно ознакомились с документом и в своем письме предположили, что речь идет об узаконивании в России электронных библиотек, не заключающих договоров с правообладателями. Из этой посылки последовали далеко идущие выводы про то, как создание электронных копий переводов зарубежных авторов поставит Россию вне международного правового поля.

Призыв был услышан - в тексте принятого в третьем чтении законопроекта вместо "двух лет" появилась отсылка к Гражданскому кодексу. Именно к нему апеллировали писатели, перепутав национальные библиотеки с частными, призывая компенсировать им распространение электронных произведений.

На деле существует 1274 статья Гражданского кодекса ("Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях"). Она содержит одну из самых забавных для интернетчиков норм в российском праве. Там говорится, что "выраженные в цифровой форме экземпляры произведений, предоставляемые библиотеками во временное безвозмездное пользование, в том числе в порядке взаимного использования библиотечных ресурсов, могут предоставляться только в помещениях библиотек при условии исключения возможности создать копии этих произведений в цифровой форме".

Не погружаясь в эти тонкости, точно такую же схему пользования библиотечными электронными документами изложил 8 октября один из авторов законопроекта, Олег Морозов. По его словам, читатель сможет листать текст на рабочей станции сервера библиотеки. Система исключает возможность манипуляций с текстом и его "перекачки" на электронные носители. На оцифровку авторских произведений будет заключаться договор.

Добавить к этому, пожалуй, нечего. Электронные документы не выйдут за стены трех библиотек, оставшись в их читальных залах. Ветхие бумажные теперь мало кто увидит. Все остается, как и прежде.

Интернет и СМИ00:0116 октября

«Думал, хуже уже ничего не может быть»

Новый «Форт Боярд» в эпоху хайпа: мат рекой, общение с богом и истошные вопли Бузовой