Замри-умри

Западные музеи и арт-рынок готовятся к тощим годам

В Америке и в Европе финансовый кризис не обошел стороной ни аукционы, специализирующиеся на произведениях искусства, ни музеи, которые нередко зависят от благосостояния своих меценатов. Некоторые коллекционеры и директора собраний уже оценили, что произошло, и знают и чего ждать с учетом того, что худшее, по-видимому, впереди.

Придержать молоток

Невероятный рост цен на искусство XIX-XX веков, который наблюдался в последние три года, наконец-то остановился. Сумасшедшие многомиллионные сделки, заключавшиеся на лондонских и нью-йоркских торгах, непредсказуемые рекорды стоимости, по крайней мере на время, остались в прошлом. Интересно, что американские покупатели еще в 2007 году стали отставать от европейцев, азиатов и новых коллекционеров из России и Украины по объему покупок. Однако на торгах Sotheby's и Christie's, прошедших в минувший уикенд, доминировали именно американцы: они заключили 40 процентов сделок (против 19 в прошлом году).

Коррекция цен, которой коллекционеры ждут уже многие месяцы, так и не началась, и на аукционах сложилась иная, но удобная ситуация. При слабой активности покупателей цены на некоторые лоты опускались ниже предварительных оценок, что давало желающим интересные возможности для маневра. Так, нью-йоркские коллекционеры Хосе и Альберто Муграби смогли без особых усилий купить ценные работы Энди Уорхола, которые еще весной 2008 года были бы предметом ожесточенных торгов. Сейчас у них был один соперник, который без сожаления вышел из борьбы, уступив отцу и сыну работу "Черепа" за 4,3 миллиона фунтов при минимальной предполагаемой цене лота в 5 миллионов. Точно так же неназванный покупатель приобрел полотно Герхарда Рихтера за 2,8 миллиона фунтов, а ожидалось, что оно будет стоить по крайней мере 3 миллиона.

Практика минимальной гарантированной цены на лоты, к которой в последние годы охотно прибегали крупнейшие аукционные дома, видимо, будет пересмотрена. Так, на одной из сессий у Christie's из шести гарантированных лотов не продались три, а всего невостребованными остались 45 процентов из предлагавшихся, и торги завершились менее чем за час. У Sotheby's дела шли не лучше. Суммарная выручка обоих домов на лондонских торгах составила 54 миллиона фунтов (93,4 миллиона долларов) при ожиданиях от 88,4 миллиона до 118,3 миллиона фунтов.

Миланский арт-дилер Роберто Анникьярико резюмировал произошедшее на торгах так: "Если раньше коллекционерам приходилось соглашаться на все условия продавцов, то теперь они вполне могут говорить по-другому: "Встаньте на колени и попросите как следует".

Лондонская выставка-ярмарка современного искусства Freeze, проходившая параллельно с аукционами, по мнению обозревателя The Guardian, несколько напоминала пир во время чумы: высокие гости ее посещали, и дорогостоящие вечеринки гремели, но настроение галеристов и дилеров явно было испорчено вялыми продажами. Все ждут ноябрьских аукционов в Нью-Йорке.

Своими силами

Финансовый кризис коснулся американских музеев самым прямым образом. Так, банкротство Lehman Brothers лишило поддержки сразу десятки собраний, среди которых оказались чикагский Художественный институт (The Art Institute of Chicago), десяток крупнейших музеев Нью-Йорка, в том числе Метрополитен, Лос-анджелесский музей современного искусства (LACMA) и многие другие. Кстати, Lehman Brothers принимал участие и в европейских проектах, спонсируя выставки, например в Лувре и в Тейт Модерн.

Банкротства или срочная экономия уже вынудили самых дальновидных директоров музеев заморозить наем сотрудников и урезать операционные бюджеты. Покупки новых произведений в коллекции отложены на неопределенное время, так же как и большие выставки, требующие дорогостоящих перевозок и страховки. Перед кураторами ставят задачу придумать новые экспозиции с использованием только собственных фондов. Музейные магазины тем временем снижают цены на самые дорогие товары.

Масштабы потерь, впрочем, пока еще трудно оценить: музейные финансисты еще не знают, насколько сократится приток пожертвований от частных и корпоративных спонсоров. В обычное время, скажем, Лос-анджелесский музей современного искусства получает до 8 миллионов долларов ежегодно в виде членских и спонсорских взносов. Следует ожидать, что эта цифра уменьшится в новом году.

Однако не все оставшиеся на плаву банки решили тут же сэкономить на "высоком". Например, финансовый гигант UBS, спонсирующий выставки Art Bazel и Art Bazel Miami Beach, планирует поддержать их и в 2009 году, правда, более осторожно, "учитывая каждый вложенный доллар", как сказал представитель банка Питер Диллон в интервью The New York Times.

Как уже повлиял кризис на российские музеи, пока совсем непонятно: все заинтересованные стороны молчат. Но не приходится сомневаться, что аукнется.

Юлия Штутина

Культура00:0620 июля

Кевин и его мальчики

Кино недели: от малолетних миллиардеров до страдающих секс-роботов