Е2-Е4

Саакашвили опять сменил правительство для борьбы с кризисом

На следующей неделе парламент Грузии должен утвердить состав нового кабинета министров. Учитывая, что в палате почти безраздельно господствует правящая партия "Единое национальное движение", можно считать, что одобрение депутатов правительству гарантировано. Как и ожидалось, серьезных изменений в составе кабинета нет: перестановки коснулись всего четырех министров (юстиции, культуры, охраны окружающей среды и министра по делам беженцев). Что же касается нового премьера, то он, как считает грузинская оппозиция, будет находиться под еще большим контролем президента Михаила Саакашвили, чем его предшественник. Все это довольно слабо согласуется с заявлениями Саакашвили о том, что Грузии требуется "новая сила для спасения страны от экзистенциальной угрозы и проведения радикальных демократических реформ".

Прежнее правительство Грузии успело проработать чуть меньше года. Михаил Саакашвили сменил премьера (и кабинет вместе с ним) в середине ноября, когда переживал не лучшие времена. Совсем немного времени прошло со дня безобразного разгона митингов оппозиции, который сильно подпортил демократический имидж грузинского руководства. И всего полтора месяца оставалось до внеочередных выборов президента, итоги которых (победа Саакашвили), как считалось тогда, могут быть и не признаны Западом из-за ожидаемых фальсификаций.

Для главы республики, в общем, не было особой необходимости менять правительство: тогдашний премьер Зураб Ногаидели в конфликтах с президентом замечен не был (предполагалось, что угрозу для власти Саакашвили может представлять, скорее, спикер парламента и соратница по "революции роз" Нино Бурджанадзе, которую давно прочат в президенты). В целом "обновлением" кабинета министров произошедшее можно было назвать с большой натяжкой: своих постов (помимо премьера) лишились всего двое министров - министр образования и министр по делам беженцев. Зато эта операция позволила Саакашвили сделать вид (прежде всего, перед международным сообществом), что власть в Грузии обновляется и совершенствуется, а это якобы является свидетельством экономических и демократических реформ.

Через год после этого руководству Грузии пришлось столкнуться не только с политическим кризисом (неизбежным для страны, проигравшей войну), но с экономическим (связанным как с войной, так и с негативными процессами в мировой экономике). И снова правительство отправлено в отставку: совсем не потому, как объясняет Саакашвили, что несет ответственность за первое или второе, а потому, что страна, дескать, вышла на "новый этап развития" и ей теперь нужны "новые люди для борьбы с новыми вызовами".

При желании, конечно, можно было бы найти повод для отставки прежнего премьера, бывшего президента Банка Грузии Владимира Гургенидзе. Так, в начале сентября он оказался героем небольшого скандала, когда журналисты узнали подробности его визита в Турцию. Местные СМИ заметили грузинского премьера на дискотеке, в Грузии это вызвало большое возмущение: в прессе появились заголовки типа "Пока Грузия оплакивает погибших солдат, глава правительства расслабляется в ночном клубе".

С другой стороны, если и отправлять кого-то в отставку за проигранную войну, то скорее уж министров силового блока. Об этом, в частности, заявила, комментируя перестановки в правительстве, перешедшая в оппозицию Нино Бурджанадзе. "Думаю, что происходящее сегодня позорно, - сказала она. - Получается, что войну проиграли смещенные с должностей министр культуры и министр защиты окружающей среды. Подобные кадровые изменения со стороны президента и власти безответственны и несерьезны". "Неужели в стране, проигравшей войну, не должен встать вопрос об ответственности министра обороны? - добавила она. - А ему по ходу событий объявляют чуть ли не благодарность".

Саакашвили, в общем, не ругал никого из членов правительства, которых затронули перестановки. Уходящего премьера он даже похвалил, заявив, что правительству Гургенидзе пришлось руководить страной в сложный период ("в условиях войны и мирового кризиса невиданных масштабов") и оно в целом справилось со своими задачами. "Экономика выдержала войну. - вторил ему спикер парламента, бывший руководитель избирательного штаба Саакашвили Давид Бакрадзе. - Страна и правительство проявили стойкость. Мы сохранили курс валюты, банковскую систему, общие экономические тенденции".

Бывший премьер, конечно, без работы не остался: Саакашвили поручил ему возглавить новый финансово-инвестиционный совет, созданный при президенте Грузии. Новый орган, как ожидается, займется борьбой с финансовым кризисом и привлечением инвестиций. Однако кадровое решение все равно вызывает сомнения: зачем было убирать из правительства профессионального финансиста Гургенидзе именно в разгар финансового кризиса? Тем более, если Саакашвили устраивают его (Гургенидзе) профессиональные качества.

Может быть, новый премьер превосходит его по этим качествам? Он опытный хозяйственник? Управленец? Да нет вроде. Преемник Гургенидзе - Григол Мгалоблишвили - профессиональный дипломат. 35-летний Мгалоблишвили, как следует из его биографии, с середины 1990-х годов работал в грузинском посольстве в Турции (последние несколько лет - в качестве посла).

Представители оппозиции хвалят его за личные качества, но сходятся в том, что для поста премьера он не подходит. "Он работал под моим началом, - говорит бывшая глава МИДа Грузии, представительница оппозиции Саломе Зурабишвили. - Он хороший, честный мальчик, но не имеет никакого отношения к политике и никак не готов к должности премьер-министра". "Я не представляю, как он будет разговаривать с силовиками", - отмечает Бурджанадзе. Некоторые оппозиционеры выступили с более резкими оценками: лидер партии "Новые правые", бывший кандидат в президенты Давид Гамкрелидзе заявил, что Саакашвили назначил в правительство "новую марионетку", чтобы та играла роль "демократического фасада". От перестановок в правительстве, как подчеркнул Гамкрелидзе, в жизни страны "ничего не изменится".

Впрочем, как бы оппозиция ни ругала президента за лицемерие и неспособность управлять страной, она по-прежнему мало что может сделать, чтобы взять ситуацию в свои руки. 7 ноября, в годовщину разгона акций протеста, в Тбилиси, как ожидается, вновь пройдут митинги, на которых вновь будут звучать требования о смене власти. Однако Саакашвили уже подстраховался и эти требования вроде как выполнил. В своем стиле, разумеется. Вот вам, дескать, новое правительство. Неважно, что "обновления" незначительны, а кадровые решения весьма спорны (министром культуры, например, предлагается назначить бывшего замминистра иностранных дел Григола Вашадзе, а "новым" министром по делам беженцев - уже занимавшего этот пост Кобу Субелиани, который покинул это ведомство всего полгода назад, чтобы баллотироваться в парламент от правящей партии).

Политологи высказывали предположения, что объединить грузинскую оппозицию для борьбы с Саакашвили могла бы экс-спикер Нино Бурджанадзе. Однако она до сих пор воздерживалась от резких шагов, ограничиваясь критикой в адрес Саакашвили и заявлениями о необходимости досрочных парламентских выборов (на оригинальность выступления такого рода явно не претендуют). В недавнем интервью "Времени новостей", Бурджанадзе подчеркнула, что "сенсационных заявлений и компромата" от нее ждать не следует. Она, правда, объявила о создании оппозиционной партии, призвав к сотрудничеству "всех, кто действует во благо своей страны". Представители основных оппозиционных сил, со своей стороны, пока не выказывают особого желания видеть недавнюю соратницу Саакашвили в роли своего нового лидера.

P.S. В сложившейся ситуации Саакашвили, наверное, может даже себя поздравить: война закончилась, конфликты в Абхазии и Южной Осетии снова "замораживаются" (хотя и в ином качестве, нежели раньше) - а президенту при этом удалось удержаться на своем посту. Оппозиция по-прежнему слаба, а мир по-прежнему считает его легитимным руководителем Грузии и даже дает ему деньги (международное сообщество, напомним, пообещало выделить на восстановление республики 4,5 миллиарда долларов). Впрочем, у одного любителя эффектных дебютов, некоего Остапа Бендера, дела поначалу тоже шли неплохо. Вот только все тридцать партий с ценителями его шахматного таланта он в итоге проиграл, после этого вынужден был затеять драку и едва успел убежать. Президенту, политика которого до сих пор не была особенно успешной, следовало бы принять во внимание такой вариант. А может и незачем беспокоиться. Бегает он, кажется, довольно быстро.

Бывший СССР00:0416 июля

«Вор в законе был чуть ли не в каждом дворе»

Криминальные авторитеты жили в Армении спокойно. Но у новой власти свои правила