Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Из закромов чужой родины

Практика музейного заема может стать решением проблемы вывезенных ценностей

Многолетние попытки греческих властей вернуть в страну вывезенные, зачастую в виде контрабанды, произведения искусства, похоже, могут увенчаться успехом. Хотя бы и половинчатым. В начале ноября Ватикан передал Греции мраморную голову юноши, некогда украшавшую Парфенон, в качестве музейного заема. Афины добивались возвращения этой скульптуры с 1990 года.

Подобный компромиссный вариант передачи произведения искусства во временное пользование может стать решением проблемы вывезенных ценностей для многих стран.

Тяжба между Грецией и Великобританией за владение фризами Парфенона, вывезенными из Афин лордом Эльгином в начале XIX века, длится уже почти двести лет. Решением Национального министерства культуры Греции в 2007 году начато строительство здания Нового Музея Акрополя, который планируется открыть в 2009 году. Строительство музея, ориентированного, прежде всего, на экспозицию античного искусства, в том числе тех предметов, которые были найдены археологами на территории Парфенона, снова остро поставило вопрос о реституции парфенонских фриз. Однако умудренные многолетним горьким опытом греческие музейщики впервые заговорили не о реституции, а о временном заеме. И, к их удивлению, директор Британского музея Нил Макгрегор заявил о готовности предоставить Греции хранящиеся в Лондоне скульптуры Парфенона в качестве музейного заема при условии, что Афины не будут пытаться оставить экспонаты у себя навечно. Возможно, если бы этот вопрос не имел такой долгой истории, мы могли бы стать свидетелями открытия Нового Музея Акрополя самой полной экспозицией античного искусства. Пока же никаких конкретных договоренностей между странами не достигнуто, и будут ли они вообще - не ясно.

Между тем, Греция не единственная страна, активно пытающаяся решить задачу возвращения вывезенных ценностей. В результате Второй мировой войны целый ряд стран оказался втянут в круг взаимных претензий.

Один из последних скандалов вспыхнул летом 2007 между Польшей и Германией. Министр иностранных дел Польши Анна Фотыга категорически отвергла претензии Германии на возвращение Польшей культурных ценностей, напомнив при этом о человеческих потерях, понесенных ее страной в результате немецкой оккупации.

Однако и при формальном отказе в передаче у страны-просительницы есть возможность вернуть произведения искусства на историческую родину. В 1993 году турецкому правительству удалось добиться возвращения ценностей из США через суд. По решению суда более 360 предметов из золота, серебра и полудрагоценных камней были отправлены в Турцию музеем Метрополитен.

Перспектива вынужденной передачи ценностей другой стране заставляет музейщиков придать хотя бы видимость легитимности своим коллекциям путем подписания международных документов, которые при этом могут и не иметь юридической силы. В 2002 году руководители 18 крупнейших музеев мира подписали декларацию об отказе возвращать античные экспонаты на их родину. Среди подписавших документ были представители Эрмитажа, Прадо, Лувра, музея Метрополитен, Нью-йоркского музея современного искусства, музея Гугенхайма и других.

К счастью, не всегда обращение одного государства к другому по вопросу возврата ценностей приводит к взаимным претензиям, и случаи безвозмездной передачи довольно часты. Один из последних примеров – возвращение России правительством США книги из библиотеки императора Александра III. Впрочем, справедливости ради, следует отметить, что, как правило, добровольно возвращаются на родину только небольшие коллекции или отдельные предметы. Всякое возвращение крупной коллекции становится событием мирового значения.

При сложившейся на сегодняшний день ситуации, когда переговоры между странами по возвращению ценностей нередко заходят в тупик, музейный заем мог бы стать лучшим вариантом, хотя бы и временного, решения проблемы. И если Великобритании с Грецией все же удастся договориться о музейном заеме фриз Парфенона, то такой пример послужит сильным аргументом в пользу распространения подобной практики.