Новости партнеров

Спасение нерядового Тициана

Британцы выложили миллионы фунтов ради одной картины

Развернутая в Великобритании кампания по выкупу полотна Тициана "Диана и Актеон" у одного из самых богатых аристократов королевства, похоже, увенчалась успехом. За две недели до назначенного герцогом Сазерлендом срока Национальные галереи Шотландии объявили о том, что беспрецедентная сумма - 50 миллионов фунтов стерлингов, то есть 75 миллионов долларов - собрана.

"Диана и Актеон" - одна из семи работ по "Метаморфозам" Овидия, написанных Тицианом в 1556-1559 годах по заказу испанского короля Филиппа II. До 1704 года полотно оставалось в Мадриде, покуда Филипп V не подарил эту и ряд других картин французскому послу (в это время в Европе уже шла Война за испанское наследство, так что это был дипломатический акт). Вскоре коллекция оказалась в руках Филиппа II Орлеанского, регента при малолетнем Людовике XV. Герцог был большим знатоком женщин и изящных искусств, и если от первого его увлечения история сохранила только имена, то от второго осталась исключительно богатая коллекция живописи: около 500 полотен, в том числе 12 Рафаэлей, почти три десятка Тицианов, три Караваджо, 16 Веронезе и 12 Тинторетто.

Правнук Филиппа II Луи Филипп Орлеанский жил на широкую ногу и еще за несколько лет до начала Великой Французской революции начал распродавать фамильную коллекцию драгоценностей: часть из них отправилась в Россию к императрице Екатерине II. Тогда же он приступил к сложным многоступенчатым переговорам с британскими коллекционерами во главе с Джеймсом Кристи, основателем аукционного дома, который и по сей день носит его имя - Christie's. Если первый раунд торгов не увенчался успехом, то второй был успешно осуществлен в 1792 году, когда революция уже полыхала, а Луи Филипп отказался от титулов и взял себе фамилию Эгалите. За 147 картин голландцев, фламандцев и немцев он выручил 350 тысяч ливров. Эта часть его собрания была распродана годом позже в Лондоне. Вторая часть коллекции, содержавшая, в основном, итальянскую живопись, за 750 тысяч ливров была уступлена одному брюссельскому банкиру, а тот, не распечатав даже коробов с картинами, переуступил ее своему родственнику, графу Лаборду-Меревиллю.

Предусмотрительный граф с началом большого террора 1793 года перебрался с континента в Англию. Неплохо заработавшему на прадедушкиной коллекции гражданину Эгалите не повезло: его гильотинировали в ноябре того же года по обвинению в заговоре против революции.

До 1798 года итальянская часть собрания орлеанцев пребывала в Лондоне. Британское правительство было крайне обеспокоено перспективой возвращения картин во Францию и приложило максимум усилий, чтобы великолепная живопись не покинула страну. Один из богатейших аристократов того времени Френсис Эджертон, герцог Бриджуотерский, его племянник и наследник граф Гоуэр (в будущем самый богатый человек Европы первой половины XIX столетия) и граф Карлайл, опекун Джорджа Гордона Байрона, купили у Лаборда-Меревилля остаток коллекции орлеанцев - 305 работ - за 43,5 тысячи фунтов стерлингов. По ценам конца XVIII века это была не очень большая сумма, но в это время лондонский рынок был буквально наводнен первоклассной живописью из Франции, так что у континентальных аристократов было не слишком много возможностей для маневра.

К началу XIX столетия из этих 305 работ только 94 остались в коллекциях Гоуэра и Карлайла. За цельностью собраний больше следили наследники Гоуэра, с 1833 года носившего титул герцога Сазерленда, и их коллекция по сей день носит название Бриджуотер-Сазерленд. Именно в нее входит картина Тициана "Диана и Актеон".

С 1803 года это собрание функционирует в "полузакрытом" режиме: его по специальному разрешению семьи герцога Сазерленда могут посещать члены Королевской академии изящных искусств и еще некоторые избранные. В 1939-м, когда разразилась Вторая мировая война, Сазерленды перевезли 26 картин, в том числе 16 "орлеанских", включая "Диану и Актеона", в Эдинбург, где они были выставлены в Национальных галереях Шотландии в качестве бессрочного музейного займа. Нынешний герцог Сазерленд, седьмой по счету, является, по версии газеты The Sunday Times, 357-м в рейтинге самых богатых людей планеты. Его состояние зиждется на земле и коллекции произведений искусства. Часть из них, как мы знаем, хранится в музее, то есть не приносит никакого дохода. И герцог решил превратить живопись в деньги. Он пригрозил продать две картины Тициана - уже известную нам "Диану и Актеона" и "Диану и Каллисто", еще одну работу из серии "Метаморфозы", но поставил одно условие: британское правительство и публика должны собрать к 31 декабря 2008 года 50 миллионов фунтов на выкуп одного полотна. В этом случае он отложит продажу второго (за те же 50 миллионов) на четыре года.

Кампания по сбору средств на "Диану и Актеона" была действительно всеобщая. О картине и ее важности (она признана одной из лучших многофигурных работ Тициана) писали все британские газеты, но усилий отдельных частных лиц, конечно же, было недостаточно, чтобы собрать такую огромную сумму. Так что музейщикам и чиновникам от культуры пришлось провести десятки часов в переговорах с казначействами королевства вообще и Шотландии в частности, чтобы получить требуемые средства. Пока до конца не ясно, как именно защитникам Тициана удалось добиться выделения денег в преддверии Олимпийских игр 2012 года и в разгар финансового кризиса. Но факт остается фактом: "Диана и Актеон", если не случится чего-то экстраординарного, останется в Шотландии, а раз в пять лет будет приезжать в Национальную галерею в Лондон.

Таблоид Sun подсчитал, что денег, которые потрачены на Тициана, хватило бы на строительство двух средних школ, или на покупку шести танков Challenger, или на 500 операций по установке шунтов сердечникам. Выходит, что в британском правительстве убеждены в верности древнего афоризма о том, что жизнь коротка, а искусство вечно.

Культура00:0821 сентября

Сажайте — и вырастет

Кино недели: ужасы тайской зоны, католичества и женской дружбы