Новости партнеров

Провальное дело

"Правое дело" не может найти замену уехавшему в Лондон главе московского отделения

Партия "Правое дело" до сих пор не может найти кандидата на должность главы московского отделения. Согласно появившимся сообщениям, этот пост могут предложить бывшему министру культуры Михаилу Швыдкому или журналистке Светлане Сорокиной. Ранее от такого предложения уже отказался телеведущий Александр Архангельский.

Ситуация с поисками преемника Евгения Чичваркина, которому руководство "Правого дела" поручило создать отделение партии в Москве, принимает все более комичный оборот. Кого только не прочили на эту должность неназванные источники - Ксюшу Собчак и Тину Канделаки, Александра Мамута и Михаила Прохорова, Александра Лебедева и Георгия Бовта, брата помощника президента Михаила Дворковича и бывшего топ-менеджера "ЮКОСа" Алексея Голубовича. Все эти достойные люди либо уже отказались, либо не приняли решения, либо даже не знают, какой чести могут удостоиться.

Но это только одна половина скандала. Другая - судьба Чичваркина, который, собственно, и должен был стать главой московского отделения "Правого дела", но вместо этого уехал в Лондон. На шаг этот он пошел незадолго до того, как его объявили в розыск и заочно арестовали.

Столь странного, криминально-гротескного развития событий, безусловно, не ожидали основатели партии. Впрочем, наиболее дальновидным из них что-то неладное в будущем все же мерещилось. Так, Борис Надеждин еще до роспуска СПС заявлял, что не будет при создании новой партии сотрудничать с субъектами вроде главы Демократической партии Андрея Богданова и лидера "Гражданской силы" Михаила Барщевского. В политических кругах на них смотрели как на руководителей партий-спойлеров, имитационных проектов, единственная цель которых - отбирать голоса у СПС и отчасти у "Яблока". Такую позицию Кремль, об участии которого в создании "Правого дела" много говорилось, видимо, учел, и Богданов с Барщевским из политики ушли (временно, быть может).

Уйти-то они ушли, но дух их политических структур остался и витает теперь в "Правом деле". Связываться со столь странным политическим образованием, которым стала партия, сформированная на основе как самого СПС, так и тех, кто осложнял ему жизнь, многие не хотят. Кому ни предложат занять, казалось бы, перспективный пост главы ее московского отделения - все медлят, отказываются. Ведь если завтра Кремль решит, что партия такая будет скорее лишней, повредит "Единой России" в условиях экономической нестабильности, глава московского отделения "Правого дела" окажется вместе с ее руководством в смешном положении. Бороться будет бесполезно, а неожиданно уйти, едва придя - неприлично.

В самом "Правом деле" обещают осмелившемуся кандидату золотые горы. Он должен возглавить партийный список на выборах в Мосгордуму, а затем, победив, и фракцию в Мосгордуме. Такую перспективу в комментарии "Независимой газете" рисовала руководитель пресс-службы партии Наталья Шавшукова. Вот только верится в это с трудом. Партия не сможет добиться голосов ни благодаря острой критике власти (кремлевские контакты не позволят), ни за счет поддержки "курса" - эту роль уже выполняет "Единая Россия".

Конечно, теоретически электоральную базу "Правое дело" может найти. Согласно последнему опросу ВЦИОМ, либеральные взгляды разделяют 13 процентов россиян, голоса которых пока что размазаны по электоральному полю - их получают и единороссы, и ЛДПР, и даже "Справедливая Россия". Собрать их в одну кучу можно, но для этого нужен мощный пропагандистский ресурс, а именно доступ на телевидение. Федеральные каналы о судьбе "Правого дела" граждан иногда информируют, но пока что не особенно настойчиво.

Есть и другая, глубинная причина того, почему с созданием партии вышла заминка. Не понятно, сознательно или нет, но руководство "Правого дела" первоначально выдвинуло на пост главы московского отделения действительно знаковую фигуру. Чичваркин был именно тем предпринимателем, который в 2006 году не побоялся устроить публичный скандал силовикам, незаконно конфисковавшим у его компании около 160 тысяч мобильников. В комментарии газете "Труд" один из сопредседателей "Правого дела" Борис Титов предположил, что нынешнее уголовное преследование Чичваркина - это месть "за то, что он вывел на чистую воду некоторых товарищей из органов".

Сегодня предпринимателя подозревают в причастности к похищению человека и вымогательстве. Якобы с ведома Чичваркина в 2003 году служба безопасности компании "Евросеть", совладельцем которой он был, пыталась выбить деньги из экспедитора, укравшего телефонов на 20 миллионов рублей. Предприниматели вспоминают, что в те годы такие методы были обычными: легально ввезти мобильники в страну было трудно, а потому и добиваться наказания проворовавшихся сотрудников через милицию - неудобно.

Как бы то ни было, в 2006 году уже милиционеры оказались неправы, и Чичваркин "вывел их на чистую воду", создав прецедент. После этого оставлять его безнаказанным было, конечно, нельзя. Так всплыло дело с экспедитором, а там уже и заочный арест. Причем существо дела милиционеров, видимо, не очень волновало - 3 февраля "Коммерсант" написал, что материалы по нему вроде бы просто выбросили на помойку во время уборки.

Казалось бы, ну и что. А то, что именно защита прав предпринимателей перед всевозможными административными "наездами", в том числе с использованием силовой "крыши", и провозглашается "Правым делом" в качестве своего приоритета. "Наша задача - доказать бизнесу, что мы их партия, - заявил 22 января Борис Титов. - Если сегодня нас не поддержит бизнес - мы не состоимся". Но ведь обогащение силовиков за счет бизнесменов, как принято считать, и есть главный политический нерв последних восьми лет.

"Правое дело", афиширующее свои связи с Кремлем, только-только попыталось поставить на должность главы московского отделения неприятного силовикам персонажа - и сразу же получило отпор. Несостоявшемуся партийному боссу пришлось немедленно уезжать в Лондон под угрозой тюремного заключения (похищение человека, все-таки). И Кремль ничем не помог, никто не помог. Затаилось и предпринимательское сообщество со всеми своими миллиардами. Этот эпизод как нельзя лучше иллюстрирует перспективы "партии предпринимателей", в которую надеется превратиться "Правое дело", в нынешних российских реалиях.

Россия00:0319 октября

«Шла политическая бодяга»

В 90-х он написал главный документ страны. Теперь нашлись желающие его изменить