Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Дух и буква в Спасоналивковском

Московские скульпторы потеряли дом

Союз московских художников провел 17 февраля чрезвычайный съезд, на котором обсуждались как хозяйственные проблемы, вроде подорожания аренды мастерских, так и драматические события, связанные с закрытием Дома скульпторов в Спасоналивковском переулке и с утратой Союзом мастерских и выставочных залов. Никаких конкретных решений съезд не принял, но и так понятно, что у этой истории будет продолжение.

Суть конфликта вокруг Дома скульпторов заключается в следующем. Историческое здание в Спасоналивковском переулке, часть усадьбы князя Петра Вяземского, было спасено от сноса и отреставрировано московскими скульпторами в 1970-х - 1980-х годах. Город в знак признательности передал здание в аренду объединению скульпторов. Однако в 2006 году здание, признанное памятником культуры федерального значения, перестало считаться московской собственностью и отошло Росимуществу. Это ведомство распорядилось отдать дом Межгосударственному фонду гуманитарного сотрудничества государств - участников СНГ. В результате, Объединение московских скульпторов оказалось не у дел: отреставрированный ими дом у них отобрали по закону.

Скульпторы, возмущенные несправедливостью, предприняли ряд действий. Так, в октябре 2007 года они написали открытое письмо Владимиру Путину с просьбой вернуть им здание. Параллельно они обивали пороги разных ведомств, но безуспешно. В январе 2008-го, после того как первый и подвальный этажи опечатали представители охранного предприятия, связанного с Фондом гуманитарного сотрудничества, пришло время митингов, голодовок и новых писем во все инстанции. Эти меры подействовали: скульпторы, так и не получив ответов на вопросы и просьбы, продолжая митинговать, тем не менее смогли вернуться в Спасоналивковский и даже возобновить там выставки. Стоит отметить, что все проекты в Доме скульптора были бесплатными.

Очередной кризис случился 4 февраля 2009 года, когда судебные приставы опечатали второй этаж дома в Спасоналивковском. Начальник отдела по связям с общественностью Росимущества Татьяна Зубанова в интервью телеканалу НТВ разъяснила ситуацию следующим образом: "Скульпторы могли использовать здание под свои уставные цели. К сожалению, они попытались на субаренде заработать. Коммерческое использование объекта, который подразумевает безвозмездное использование, конечно, не могло остаться безнаказанным. Росимущество всегда в такой ситуации настаивает на соблюдении буквы закона".

Субарендаторами, судя по репортажу НТВ, оказались банк и турфирма. Скульпторы объяснили, что на доходы от сдачи помещений в наем шли на поддержание выставочной деятельности. Председатель правления МСХ и Объединения скульпторов академик Иван Казанский, чей голос в этой истории звучит чаще других, сказал: "На какие деньги мы должны были содержать общедоступный культурный центр, который не брал плату ни с художников, ни со зрителей, никогда не просил государственных средств на ремонт?"

Теоретически спор вокруг Дома скульпторов можно ввести в юридическое русло. Например, адвокат скульпторов Александр Калинин в интервью ТВЦ 5 февраля отметил то, что приставы опечатали имущество, не имеющее отношение к хозяйственному спору. Академик Казанский на съезде художников указывал и на иное обстоятельство: "Между 1974 и 1992 годами тоже были законы! Ну что им стоило поднять постановление Моссовета от 25 июля 1974 года, по передаче нам дома в долгосрочную аренду!".

Впрочем, похоже, никто не верит в судебную перспективу. Тот же Иван Павлович Казанский утверждает: "Вопрос-то, безусловно, не юридический, не имущественный, вопрос сугубо политический. Есть вообще в руководстве страны желание поддерживать труд художников, композиторов, писателей? Если нет, надо об этом сказать. И Дмитрий Анатольевич пусть выскажется, и Владимир Владимирович. Пусть скажут: "Нет, мы не собираемся ни художников, ни музыкантов, ни литераторов, ни философов…". Все будет ясно! Мы тогда будем знать, как нам действовать".

На самом деле, вряд ли кто-то точно знает, как именно действовать и за что придется бороться в первую очередь: за сохранение ли собственности Союза московских художников или за сохранение самого Союза, если он окажется никому не нужным. Ведь история с Домом скульптора в очередной раз показала, в какую сложную ситуацию попали благородные реликты советской культурной политики - творческие союзы. Невозможно удержаться, чтобы не процитировать Ивана Казанского еще раз: "Когда я смотрю телевизор, слушаю радио, и мне рассказывают про Союз кинематографистов, мне хочется заорать прямо в это радио, в этот телевизор: да нет никакого Союза кинематографистов, опомнитесь! Нет никакого Союза художников, нет никакого Союза писателей! Сегодня вообще нету ни одного союза деятелей искусств. Если мы соберемся и зарегистрируем Общество поощрения лягушек или Общество любителей укропа, то мы будем в своем правовом статусе полностью равны Московскому Союзу художников".

Как будет развиваться эта ситуация, покажет время. В идеале при содействии высокопоставленных чиновников будет достигнут компромисс, подобный тому, который оставил Центральному дому актера здание на Арбате, то есть скульпторы никуда не поедут. Но это слишком похоже на утопию.

Культура00:0225 августа

«По лицам здоровых мужиков текут черные слезы»

Она стала очевидцем самого страшного теракта в истории страны и написала книгу о Беслане
КультураПартнерский материал
Выставка «Щукин. Биография коллекции» в ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве

Всем на зависть

Эти картины стоят миллионы. Они должны были принадлежать французам, но достались русским