Он не вернется

Каждый шаг следствия по делу Евгения Чичваркина вызывает протест его адвокатов

Последняя запись в блоге бывшего совладельца компании "Евросеть" Евгения Чичваркина датирована 19 февраля. Тогда бизнесмен разместил в ЖЖ песню Давида Тухманова "Туман" в исполнении группы "Гражданская оборона". Многочисленные читатели блога Чичваркина сделали из этой записи вывод – предприниматель тоскует по родине. Многие из них поспешили предостеречь его от возвращения в комментариях к посту.

Впрочем, возможность возвращения Евгения Чичваркина в Россию не обсуждается с конца января, когда Басманный суд Москвы санкционировал заочный арест бизнесмена. Адвокаты Чичваркина безуспешно пытались обжаловать это решение. 2 марта оно вступило в силу. Но защитники бизнесмена по-прежнему считают решение незаконным, как и предъявление Чичваркину обвинений. Согласно статье 108 УПК РФ, решение о заочном аресте может быть принято по отношению к объявленному в международный розыск обвиняемому. Для объявления в международный розыск обвинение должно располагать достаточно вескими доказательствами вины разыскиваемого, а Генпрокуратура должна решить, что вина является достаточно тяжкой для экстрадиции. Отметим, что официального сообщения об объявлении Чичваркина в международный розыск пока не поступало.

"Идут бои без нас"

Следствие по делу о похищении экспедитора "Евросети" Андрея Власкина и вымогательстве у него крупной суммы проходит неспокойно: каждый шаг правоохранительных органов и суда защитники Чичваркина называют незаконным.

Так, 3 февраля стало известно, что в УВД Южного округа Москвы в ходе уборки выбросили на помойку материалы нескольких уголовных дел, в том числе, по некоторым данным, дела против самого Власкина, которого представители "Евросети" в 2003 году обвиняли в хищении крупной партии мобильных телефонов. Выброшенные материалы были обнаружены следователем СКП РФ, который занимался делом Чичваркина. В то же время от представителей УВД поступило заявление о том, что на помойку выбрасывали только старые служебные бланки. Представители правоохранительных органов намекнули, что сообщение о выброшенных материалах уголовного дела могло быть провокацией со стороны обиженного следователя, которому отказали в доступе к делам.

Адвокат Чичваркина Владимир Жеребенков в свою очередь дал понять, что подозревает неустановленных лиц в попытке намеренно уничтожить материалы дела Андрея Власкина. СКП начал проверку по факту обнаружения милицейских документов на помойке, но результаты этой проверки пока неизвестны.

Через неделю, 10 февраля, Марат Файзулин, адвокат другого обвиняемого по делу о похищении Власкина, бывшего вице-президента "Евросети" Бориса Левина заявил, что из его офиса похитили ноутбук с материалами дела. Файзулин обратился с соответствующим заявлением в милицию. В беседе с журналистами он рассказал, что из офиса не пропали предметы, представлявшие материальную ценность, в том числе более дорогой ноутбук "Макинтош" (украденный ноутбук был приобретен адвокатом еще в 2005 году), конверт с наличными деньгами и бутылка виски. При этом Файзулин заявил, что воры влезли через окно, отогнув решетку, хотя могли бы войти через дверь, взломав несложный замок. Он признал, что в его офисе сигнализации нет. Как столь слабые меры предосторожности соотносятся с неоднократно повторенными Файзулиным словами о том, что в памяти украденного ноутбука содержались материалы очень громких уголовных дел – судить трудно.

По факту пропажи ноутбука было возбуждено уголовное дело. Результатов расследования также пока нет.

27 февраля "Коммерсант" сообщил о том, что в аэропорту "Шереметьево" следователи изъяли у вылетавшей в Лондон няни детей Чичваркина Ирины Ожогиной новые кредитные карты на имя бывшего совладельца "Евросети" и его супруги, шесть тысяч фунтов стерлингов наличными и флешку с песнями Жанны Агузаровой. Сторонники Чиваркина обвинили СКП в произволе, объявив, что деньги могли принадлежать самой Ожогиной, и что конфискация принадлежащих Чичваркину наличных противоречит закону. Изъятие флешки с музыкой правозащитники комментировать не стали.

Зачем вообще няне детей бизнесмена понадобилось лично везти через границу то, что могло быть передано Чичваркину без ее участия – опять же неясно. То ли окружению Чичваркина даже не приходило в голову, что такая передача с оказией вызовет интерес следователей, то ли приближенные бизнесмена как раз хотели узнать, отреагирует ли СКП на белый конверт с картами, британской валютой и флешкой.

Кредитные карты банк может отправить экспресс-почтой, и это будет сделано как только Чичваркин попросит банк эмитировать новые карточки взамен изъятых. А вот гречку и селедку, которые было бы сложно отправить в Лондон почтой и невозможно переслать по e-mail, Ожоговой провезти разрешили.

В тот же день стало известно об обыске в офисе и квартире помощницы Чичваркина Натальи Иконниковой. У нее изъяли мобильные телефоны, компьютеры, записные книжки и фотоальбомы, а саму Иконникову пригласили на допрос, где спросили, откуда у нее материалы уголовного дела. Вопрос вызвал недоумение помощницы Чичваркина, поскольку, по ее словам, никакими секретными документами она не располагала – только теми, что удалось собрать в ходе судебных заседаний.

Один из адвокатов Чичваркина Юрий Гервис увидел в обысках и допросе Иконниковой попытку оставить его подзащитного без связей и возможности получать соответствующую действительности информацию из России.

Наконец, 2 марта из публикации в "Коммерсанте" стало известно, что Владимиру Жеребенкову запретили представлять в суде интересы Чичваркина. По словам Жеребенкова, предлогом для этого решения стало то, что договор между ним и Чичваркиным был подписан в сентябре, когда предприниматель являлся свидетелем по уголовному делу о похищении Власкина. Адвокат настаивает на том, что обвинения Чичваркину должны были быть предъявлены в его присутствии и считает, что следствие пытается его игнорировать именно для того, чтобы он не мог оспорить законность заочного предъявления обвинений.

Правозащитники намерены не только добиваться допуска Жеребенкова в суд в России, но и обратиться в Европейский суд по правам человека.

"За туманами – любовь"

Тем временем Чичваркина заочно избрали одним из 26 членов политсовета московского отделения партии "Правое дело". Изначально предполагалось, что он возглавит это отделение, но срочный отъезд предпринимателя в Лондон усложнил процесс партийного строительства.

Руководители "Правого дела" Георгий Бовт, Леонид Гозман и Борис Титов в официальном заявлении назвали дело в отношении Чичваркина очередным случаем административного давления на бизнес.

Появление у "Правого дела" собственного героя, скрывающегося за границей от уголовного преследования может изменить образ партии, появление которой назвали попыткой Кремля создать "карманную" либеральную оппозицию. С этой точки зрения возможность заявлять "мы не ставим свое отношение к нашему товарищу в зависимость от позиции и заявлений Следственного комитета" руководителям "Правого дела" на руку. А Чичваркину все равно – он за туманами.