Беседы у экрана

Дмитрий Медведев рассказал о борьбе с коррупцией и кризисом

15 марта президент Дмитрий Медведев дал второе интервью в новом формате. На этот раз он отвечал на вопросы корреспондента "Первого канала". Месяц назад в ходе подобного интервью на канале "Россия" Медведев особое внимание уделил критике действий региональных властей, а на этот раз главной темой стала борьба с коррупцией. Такой формат общения с населением, как заявляет пресс-служба главы государства, был предложен самим президентом.

Формат новый, но вопросы старые. Впрочем, как и ответы. Отчитавшись о создании "нормальной правовой базы" для борьбы с коррупцией и о возбуждении в прошлом году 40 тысяч дел против муниципальных и государственных служащих, Дмитрий Медведев подчеркнул оздоровляющее влияние, которое оказывают на власть выборы. По словам президента, выборы в муниципальные органы должны привести туда "новых менеджеров".

Акцент был сделан почему-то именно на муниципальном уровне. Упоминание его в контексте борьбы с коррупцией сам Медведев объяснил тем, что как раз там рвутся во власть представители "первой криминальной волны", нажившиеся в 1990-е годы. С более высокого уровня, по словам главы государства, их уже "почистили". Среди успехов на антикоррупционном фронте были упомянуты, в частности, дела в отношении некоторых руководителей Орловской области.

Последний пример действительно впечатляет, однако демонстрирует скорее минусы избранного российским руководством способа борьбы с коррупцией, чем его плюсы. Против двух бывших первых вице-губернаторов области на самом деле возбудили дела о незаконной приватизации, однако их непосредственного начальника, губернатора Егора Строева, после его "добровольного" ухода с должности 16 февраля вскоре отправили в Совет Федерации.

Новый губернатор Александр Козлов откровенно заявил, что заключил со Строевым соглашение и назначил его сенатором в обмен на возврат командой бывшего главы региона полученной госсобственности. Такая вот "сделка со следствием". При этом Козлов заявил, что своего предшественника "уважал и уважает", и подчеркнул отсутствие доказательств его личной причастности к коррупционным преступлениям. Это уже какой-то черный юмор и политический сюрреализм, не поддающийся анализу.

Заявление Медведева о полезности муниципальных выборов также прозвучало на не совсем благоприятном фоне. По всеобщему убеждению, вызвавшегося решать проблемы жителей Сочи Бориса Немцова, одного из лидеров оппозиционной "Солидарности", к выборам мэра города не допустят. В прессе больше обсуждаются различные способы, посредством которых это будет сделано, чем планы кандидата. Весь процесс этот носит несколько карикатурный характер.

Довольно своеобразно высказался президент и о роли бизнеса в кризисные времена. По его словам, роль эта должны быть "нравственной". По мнению Медведева, для бизнеса "пришло время отдавать долги" гражданам за быстро нажитые в 1990-е деньги. То есть предприниматели должны попытаться не увольнять работников и не продавать свое дело. Иначе, по словам президента, это "неправильные предприниматели". Также Медведев поддержал идею направления в банки представителей Центробанка, которые будут следить за выдачей кредитов на рыночных условиях, а не под "откаты".

Остальные заявления президента тоже были вполне ожидаемы. Он вновь подтвердил, что государство выполнит свои социальные обязательства, увеличит места в магистратуре и в аспирантуре, поскольку студентам теперь непросто трудоустроиться, а также проконтролирует цены на лекарства. Медведев назвал экспертную оценку общего количества безработных в стране, число которых достигло примерно шести миллионов.

Новый формат выступлений президента уже сравнивают с "беседами у камина" Франклина Рузвельта во время Великой депрессии. В своих радиообращениях Рузвельт тоже разъяснял американцам суть принимаемых для борьбы с кризисом мер. Сравнение не очень оптимистичное, поскольку проникнутый популизмом "новый курс", ставший отступлением от законов свободного рынка, ожидаемого эффекта не дал, а по мнению некоторых исследователей, просто провалился. Только начало Второй мировой войны и военные заказы позволили выйти из кризиса (безработных тогда послали на фронт). Не хотелось бы, чтобы и сегодня ситуация развивалась в подобном направлении.

В целом же нынешнее выступление Медведева, пожелавшего обнадежить россиян и объяснить им смысл антикризисной политики, может вызвать у оппозиции те же вопросы, что и всегда. Никакая правовая база не позволит справиться с коррупцией, пока не будет независимой судебной системы. Но если суды, от Конституционного до низовых, вынуждены, как утверждают оппозиционеры, выносить незаконные постановления по политическим делам, с чего бы им вдруг соблюдать законность в остальных случаях?

Если настоящая, "несистемная" оппозиция не может участвовать ни в каких выборах, кто будет контролировать власть, когда все встроены в одну вертикаль? Сам Кремль продвигает законодательство, в соответствии с которым мэров смогут снимать местные депутаты. А избирать этих депутатов можно будет только по партийным спискам. То есть, учитывая, что регистрируют партии на федеральном уровне, даже в мэрах не сможет удержаться кандидат от оппозиции.

На эти аргументы сторонники проводимой политики приводят контраргументы, тоже всегда одни и те же. Они напоминают о пользе стабильности, о том, что к власти могут прийти националисты и коммунисты, о том, что население куда менее либерально, чем правящая группа.

Мнение президента о безработице и "нравственной роли" бизнеса также небезупречно. По словам члена правления Института современного развития Евгения Гонтмахера, рабочие места на неэффективных предприятиях, часто с устаревшим оборудованием, поддерживать бесполезно, и от этого "балласта" нужно избавляться в любом случае. Не стоит, по его оценке, сожалеть и об увольнениях в компаниях, которые во времена нефтяного изобилия получали легкие деньги. Банкротство неэффективных предприятий - основа рыночной экономики. Искусственно поддерживать в них жизнь, призывать предпринимателей к "нравственной" позиции, в рыночной теории значит только бессмысленно переводить ресурсы.

А уж во что превратится в результате увеличения бюджетных мест аспирантура, после которой диссертации и сейчас защищают единицы, не хочется и думать. В общем, российский президент действительно может пойти по пути Рузвельта, злоупотреблявшего популизмом. Следующие интервью президента в этом формате подтвердят или опровергнут такие опасения.