Дело Бимбы

Генпрокуратура Литвы обвинила белорусского священника Бульку в геноциде

Генеральная прокуратура Литвы объявила в розыск Юозаса Бульку - 83-летнего настоятеля римско-католического костела святой Анны в белорусской деревне Мосар. По версии литовской стороны, Булька, известный в Белоруссии и за ее пределами не только как священник, но и как активный борец с пьянством, в 1950-х годах сотрудничал с советскими властями и помогал им выслеживать "лесных братьев". Против ксендза возбудили уголовное дело по статье "геноцид литовского народа".

Сам священник отказался вступать в какой-либо контакт с генпрокуратурой и считает, что возбужденное против него дело носит политический характер. По мнению священнослужителя, его преследуют те, кто не хочет, "чтобы Белоруссия была красивой и счастливой". В интервью агентству БелаПАН Булька заявил, что ему не могут простить того, что он, литовец по происхождению, переехал в Белоруссию, чтобы служить там Богу.

Ксендз рассказал, что не убивал литовских националистов, а вел борьбу с алкоголизмом. "Сколько я во время войны вылил самогона. Были люди, которые гнали самогон и спаивали мирное население Литвы в годы войны", - подчеркнул Булька. Однако литовская сторона настаивает на том, что Булька помогал коммунистам выслеживать и убивать партизан, движение которых характеризуется в современной историографии прибалтийских стран как национально-освободительное.

В беседе с независимым экуменическим агентством новостей ENI литовский историк Лаймонас Абарюс рассказал, что первоначально Булька был сторонником партизан, однако впоследствии его завербовало Министерство государственной безопасности (МГБ) СССР. Под агентурной кличкой "Бимба" Булька (еще будучи мирянином) якобы выдал советским спецслужбам как минимум 56 человек из числа "лесных братьев", после чего все они были убиты.

Располагает ли этими сведениями генпрокуратура Литвы, неизвестно. Если прямые доказательства вины Бульки в гибели более 50 партизан и существуют, то литовские власти не спешат ими делиться. Информации о том, чем Булька в действительности занимался в годы Великой Отечественной войны и в период активности "лесных братьев" на территории Литвы (1944-1947 годы), практически нет. Как пишет агентство религиозной информации Благовест-Инфо, в 1950-х годах он работал на заводе в Вильнюсе и был женат, а в 1987 году принял сан - он был рукоположен в Польше епископом Влоцлавека Романом Анджеевским. Подобные данные не говорят о священнослужителе ни как об агенте МГБ, ни как о человеке, виновном в геноциде литовского народа.

Однако несмотря на то, что Булька назвал обвинения против него несправедливыми, в том же интервью агентству БелаПан он отметился фразой, вполне нормальной для священника, но несколько странной для человека, которого преследуют по обвинению в геноциде: "Если я виновен, то каюсь". Вероятно, Литву такой ответ не удовлетворит, поскольку выдача советским властям "лесных братьев" - это почти смертный грех с точки зрения прибалтийской страны, борющейся с последствиями "советской оккупации" и причислившей одного из партизанских командиров к лику политических святых.

После выхода из состава СССР в 1991 году Литва начала преследования бывших военнослужащих и тех, кто работал в советских государственных структурах и общественных организациях. Ряд законодательных актов, ограничивающих свободу деятельности этих людей, принят Сеймом Литовской Республики. Таким образом, то, за что советская власть поощряла, превратилось в современной Литве в уголовно наказуемое преступление. Если вина ксендза Бульки будет доказана, в Литве ему грозит до 25 лет лишения свободы.

Однако настоятелю католического костела грозит не только тюремный срок, но и аннулирование его сана. Агентство "Благовест-Инфо" связалось с нынешним епископом польского Влоцлавека Веславом Мерингом, который заявил, что Бульку могут лишить статуса священника, если его вина в причастности к убийствам "лесных братьев" будет доказана. Однако Меринг подчеркнул, что в епархиальных архивах никакой компрометирующей информации о белорусском ксендзе нет.

Но литовская прокуратура отмечает, что предметом ее расследования является отнюдь не деятельность Бульки – власти интересуются делами Бимбы. "То, что происходит между церковью и ее членами – не предмет нашего расследования, и у нас нет информации о том, говорили ли церковные власти с Юозасом Булькой о его преступлениях", - отметил помощник прокурора Игналинского района Литвы Игнас Ваяга. И тем не менее, Ваяга не отрицает, что ему любопытно, как Бимба стал уважаемым настоятелем костела: "Но все же интересно узнать обстоятельства, при которых он стал священником, и почему церковь в Польше не изучила его прошлое".

На сторону Бульки встали белорусские власти, которые отклонили запрос литовской прокуратуры о допросе священника: по словам Игнаса Ваяги, Литва отправила в Белоруссию "как минимум три документально подтвержденных запроса о помощи", которые остались без ответа. Тем не менее, Литва надеется поймать католического священника "на территории любой страны Европейского союза". Собирается ли Булька, проживший в Белоруссии более 20 лет, в ближайшее время посетить какую-либо состоящую в ЕС страну, неизвестно, но скорее всего литовской прокуратуре придется наблюдать за предполагаемым бывшим агентом МГБ издалека.

Пока же Булька, который заручился поддержкой официального Минска, продолжит службу в костеле и борьбу с пьянством. В настоящее время в деревне Мосар Глубокского района Витебской области, в которой живет настоятель местного прихода ксендз Булька, работает музей борьбы с пьянством (среди его экспонатов самогонные аппараты, переданные Бульке местными жителями, а также расписки с обещанием мосаровцев отказаться от спиртного). Кроме того, по инициативе священника в деревне появились антиалкогольная зона и аллея трезвости, в открытии которой приняли участие члены 40 белорусских клубов анонимных алкоголиков, а также бывшие пьяницы из Латвии и Литвы. Стараниями Бульки в Мосаре воздвигли памятник папе римскому Иоанну Павлу II, а в деревне Париж Витебской области возвели 30-метровую копию Эйфелевой башни.

Бывший СССР00:0114 августа

Мовный приговор

Пока Лукашенко говорит о дружбе с Россией, белорусов штрафуют за русский язык