Новости партнеров

Возвращение блудных храмов

Государство отсудило здания у автономной православной церкви

В начале мая пресса вспомнила о скандале вокруг Российской православной автономной церкви. Повод к этому дал Первый арбитражный апелляционный суд, который изъял у РПАЦ пять культовых сооружений, в том числе суздальский Цареконстантиновский собор – кафедральный собор автономной церкви. Судьба еще восьми зданий будет решена в ближайшее время. При этом владимирский арбитраж постановил изъять у церкви в пользу государства 13 зданий еще в феврале 2009 года, так что теперь апелляционный суд лишил РПАЦ не столько храмов, сколько надежд на их сохранение.

Суд да дело

Тогда, в феврале, представители РПАЦ выражали удивление относительно решения суда. Процесс по иску территориального управления Росимущества длился больше двух лет, и его ход автономную церковь устраивал. "Разительная перемена" в отношении судей к православным ответчикам, как заявил референт Архиерейского синода РПАЦ, произошел непосредственно перед финальным заседанием.

В результате постановление об изъятии 13 зданий из собственности РПАЦ зачитывали в отсутствие ответчика – церковные деятели покинули здание суда, заявив, что на судей оказали давление. Кто именно это сделал, клирики не уточнили, однако многие СМИ прочли между строк – неавтономная, ортодоксальная Русская православная церковь.

Любопытно, что эти слухи поспешили опровергнуть – и не только представители РПЦ, но и Росимущество. Ведомство сообщило, что Московская патриархия к иску отношения не имеет: он был подан по инициативе государства, выполняющего свои прямые обязанности.

Поводом для изъятия храмов в пользу государства чиновники назвали их плачевное состояние. Представитель Росимущества Владимир Горланов заявил, что здания стали разрушаться несмотря на то, что на реставрацию перечислялись крупные суммы из-за рубежа. Таким образом ведомство, видимо, намекнуло на нецелевое расходование денег РПАЦ.

Федеральное агентство считает, что оно вправе изъять церкви приходов РПАЦ из-за того, что у автономных православных нет договоров с Росимуществом на безвозмездное пользование госсобственностью. Ответчики, в свою очередь, утверждали, что обладают иными документами, подтверждающими их правоту – теперь, после дважды проигранного суда, уже не так важно, какими.

Интересно, тем не менее, что клирики отрицали и обвинения в небрежении состоянием храмов: в частности, глава РПАЦ митрополит Валентин стал почетным гражданином Суздаля именно из-за своего вклада в восстановление религиозных зданий.

Однако как бы то ни было, автономная церковь проиграла тяжбу вокруг суздальских церквей. И, как кажется, объяснения тому, что пол под ногами автономных православных клириков зашатался, надо искать в истории церкви и в ее конфликте с РПЦ.

Истинные наследники князя Владимира

Российская православная автономная церковь появилась в 1990 году, когда настоятель Цареконстантиновского храма в Суздале, уже упоминавшийся Валентин (Русанцов), со своим приходом перешел в Русскую православную церковь за рубежом (РПЦЗ). Архиерейский собор зарубежной церкви назначил Валентина епископом Суздальским и Владимирским.

Потом отношения РПАЦ с РПЦЗ прекратились. В 1998 году в названии организации слово "автономная" появилось вместо слова "свободная", а отец Валентин в начале 2000-х стал ее митрополитом.

Несомненно, что попытка создать "альтернативный" православный мир была шагом в сторону конфронтации с РПЦ. Способствовали этому и "программные" заявления руководства РПАЦ: эта организация считает себя наследником не только князя Владимира Святославича - крестителя Руси, но и Катакомбной церкви, которая в XX веке отказалась подчиняться Московскому патриархату РПЦ, обвинив его в сотрудничестве с коммунистами.

Московский патриархат, в свою очередь, какое-то время пытался вернуть к себе священников из РПАЦ, но в 2008 году "отчаялся". После этого Архиерейский собор РПЦ извергнул отца Валентина из сана и пригрозил отлучить его от церкви. Официально Московский патриархат (и лояльные ему СМИ) называет клириков РПАЦ "суздальскими раскольниками".

Иск Росимущества и изъятие государством храмов вполне могут свидетельствовать о том, что РПЦ не желает больше мириться с сосуществованием двух православных церквей. Если это так, то "катализатором" ситуации могли оказаться изменения, произошедшие в самой РПЦ.

Прежде всего, речь, конечно, идет о смене руководства церкви: после скончавшегося Алексия II патриархом Московским и всея Руси в начале 2009 года стал Кирилл, бывший митрополит Калининградский и Смоленский. Однако гораздо более важным фактором может оказаться достигнутое еще при жизни Алексия подписание Акта о каноническом общении, фактически восстановившего единство РПЦЗ с Московским патриархатом.

Таким образом, могущественный союзник автономных православных, оказывавший им помощь в начале 1990-х, перешел на другую сторону. Стоит, впрочем, отметить, что сейчас РПЦЗ вряд ли стала бы оказывать поддержку РПАЦ с той же готовностью: митрополит Валентин успел разругаться с руководством зарубежной церкви еще задолго до конфликта с Росимуществом. Таким образом РПЦ (если, конечно, она и впрямь замешана в скандале) не столько получила решающее преимущество, сколько окончательно развязала себе руки.

Назад в катакомбы

Всего, по данным "Коммерсанта", автономная церковь располагает приблизительно 60 приходами в РФ и СНГ. Время покажет, было ли изъятие 13 храмов лишь началом большого наступления на раскольников.

В любом случае, РПАЦ стоит готовиться к худшему: у РПЦ "богатый опыт" подавления бунтов в православной среде. Всем памятна история епископа Диомида, который обвинил руководство Русской православной церкви в вероотступничестве. В результате раскольника отстранили от управления епархией и разжаловали в простые монахи.

Отстаиванием интересов РПАЦ стали заниматься не только ее священнослужители, но и прихожане. В апреле, не дожидаясь решения апелляционного суда, группа прихожанок суздальских храмов прибегла к неустаревающему методу борьбы и написала письмо Дмитрию Медведеву. Они обратили внимание главы государства на то, что верующих выгоняют из отреставрированных ими храмов.

После этого заявительницам пришел ответ из администрации президента: жительницам Суздаля сообщили, что в полпредство президента в Центральном федеральном округе направлено поручение разобраться в сложившейся ситуации.

На февральское решение арбитража обратили внимание и правозащитники. В своем письме к президенту они сравнили изъятие храмов у РПАЦ с богоборческими гонениями 1920-30-х годов или хрущевскими гонениями начала 1960-х годов. Наконец, сами представители РПАЦ в апреле провели митинг в Москве. На нем они прямо заявили, что за иском Росимущества стоит РПЦ.

Как бы то ни было, священники РПАЦ, объявившей себя наследником Катакомбной церкви, уже заявили, что если и в дальнейшем дела будут развиваться не в их пользу, они продолжат служить даже в катакомбах.