Взрослая музыка венесуэльских детей

В Швеции наградили создателя уникальной программы "Эль Система"

12 мая 2009 года в Стокгольме были названы два лауреата престижной премии Polar Music Award. Одного знают все: это британец Питер Гэбриел. Имя второго в Восточном полушарии известно гораздо хуже, зато в Западном его буквально боготворят: это Хосе Антонио Абреу, венесуэльский экономист, композитор и педагог, придумавший и реализовавший удивительную программу, известную как "Эль Система". Благодаря ей 750 тысячам детей из самых бедных уголков страны удалось основательно приобщиться к классической музыке и, таким образом, уйти с опасных улиц.

В Венесуэле, стране, которая мало у кого ассоциируется с классической музыкой, силами довольно хрупкого, но семижильного Абреу за 34 года создано 102 молодежных симфонических оркестра и 55 детских. Сэр Саймон Рэттл, выдающийся британский дирижер, называет работу "Эль Системы" самым значительным достижением в области классической музыки в мире. Ему вторят сотни педагогов и музыкантов Европы и Америки, ЮНЕСКО назначило Абреу своим послом по вопросам создания юношеских оркестров и хоров. 70-летнему учителю присудили награды многие правительства мира - от Испании до Японии, он является лауреатом десятка самых престижных премий.

Абреу, по профессии - экономист, а по слухам - один из закулисных инженеров ОПЕК, является к тому же еще одаренным музыкантом-дилетантом (в 1967 году, задолго до "Эль Системы", ему даже присудили национальную награду в области симфонической музыки). Одержимый идеей увлечь как можно больше детей классической музыкой, он приступил к своему проекту в 1975 году. В первый день занятий, которые состоялись на подземной автостоянке в Каракасе, к нему пришло 11 детей. На следующий день их стало 25, а на третий - 75. Через две недели их было 150, а через четыре года число оркестров исчислялось несколькими десятками.

Девизом национальной программы стали два слова: "Играй и борись!". Бороться Абреу предлагает не больше и не меньше как за "красоту бытия во всем его великолепии и непостижимой таинственности". Он призывает вот к чему: "Давайте откроем нашим детям красоту музыки, и музыка откроет нашим детям красоту жизни". На практике, разумеется, он борется за куда более практические вещи: деньги, помещения, инструменты.

Абреу - большой дипломат, недаром его проект пережил десять правительств в Венесуэле. Он прибегает к тонким маневрам, и его финансирует отдельной строкой бюджета не только центральное правительство страны, но и частные венесуэльские организации, а также транснациональный Межамериканский банк развития, недавно выделивший проекту 150 миллионов долларов.

Многочисленные и заслуженные панегирики в адрес "Эль Системы" и ее основателя маскируют вот какое обстоятельство: проект давно уже держится не столько силами и харизмой Абреу, сколько энергией и энтузиазмом тысяч обычных учителей. Это они поддерживают программу снизу, то есть ходят по бедняцким кварталам, проводят уроки в любых пустующих помещениях, убеждают детей не бояться того, что сначала им придется учиться на картонных и фанерных инструментах. Многие из них сами когда-то учились в центрах "Эль Системы". Кроме того, проект обслуживают сотни еще менее заметных, но столь же важных людей, например, те, кто чинит и настраивает музыкальные инструменты. Трудно ведь даже представить себе, сколько их нужно на такую ораву, ведь одновременно в центрах "Эль Системы" занимается 250-270 тысяч детей и подростков.

Пирамидальное устройство программы приводит к постоянной восходящей ротации самых талантливых музыкантов. Сейчас у "Эль Системы" две главные звезды. Во-первых, это Венесуэльский молодежный оркестр имени Симона Боливара, который за последние два года штурмом взял добрую половину главных концертных залов США и Европы. Во-вторых, это Густаво Дудамель, один из самых многообещающих молодых дирижеров мира. Есть еще, к примеру, контрабасист Эдиксон Руис, с 17 лет играющий в Берлинском филармоническом оркестре: в столь раннем возрасте в этот уважаемый из уважаемых коллективов еще никого не брали. "И это все?", - небезосновательно спросит удивленный читатель. Не так-то много, хотя столько шума вокруг. Но "Эль Система" не ставит своей целью вырастить максимум вундеркиндов на душу населения; программа рассчитана на то, чтобы как можно больше детей получили доступ к музыкальному образованию. Оно, в свою очередь, сторицей возвращается обществу, которое приобщается к классической музыке через юношеские оркестры. Проект превращается во что-то вроде ликвидации безграмотности в масштабах нации, причем силами самых молодых.

К опыту "Эль Системы" прислушиваются, его копируют: большой пилотный проект уже пару лет действует, например, в Шотландии. Заметим, Великобритания - страна, мягко говоря, не обделенная замечательными оркестрами и хорами. Однако там чувствуется огромная потребность в массовом музыкальном образовании ради просвещения и ради перемены социального климата в депрессивных районах. Как обычно, страшные цифры демонстрирует Китай: там 36 миллионов детей сейчас обучаются игре только на фортепиано, а всего классической музыкой занимаются, по меньшей мере, 50 миллионов школьников. В Индии, надо полагать, происходит что-то не столь масштабное, но похожее.

Позволим себе процитировать фрагмент из интервью Михаила Швыдкого, данного им "Коммерсанту" пять лет назад: "Я прогнозирую серьезнейший кризис в музыке, потому что стало дорого все - и учеба в школе, и сам инструмент, и профессия оказалась непрестижной. Но для того, чтобы оркестр Гергиева сел играть на сцену, нужно, чтобы 10 тысяч человек пошли в музыкальные школы". Михаил Ефимович тогда только что оставил пост министра культуры и признал, что "чудес не бывает, для нормальных результатов нужна среда, некий бульон, в котором все варится. Сварить бульон и есть дело государства - задача грандиозная, и, к сожалению, сказать, что мы ее выполнили, я не могу". Ничего принципиально за эти годы не изменилось.

Культура00:0116 ноября

Отказались возбуждать

Год назад актрисы объявили войну голливудским насильникам. Хуже стало всем