Под сенью святого Георгия

В Москве завершился юбилейный Московский кинофестиваль

31-й Московский международный кинофестиваль, который отпраздновал в этом году свое 50-летие, завершился, явив родине пример дружбы между российским и грузинским народом, но отправив приз за режиссуру за океан. Фестиваль привлек 40 тысяч зрителей, посмотревших за 10 дней 500 фильмов. Но, по признанию Никиты Михалкова, так и не обрел своего лица.

Значительную часть наград кинофестиваля получили именно российские картины. Главного приза - "Золотого святого Георгия" - удостоился фильм режиссера Николая Досталя "Петя по дороге в царствие небесное". Картина рассказывает о событиях пятидесятилетней давности, главным героем которых стал советский Форрест Гамп из Кандалакши, возомнивший себя стражем порядка со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Специальный приз жюри - "Серебряный святой Георгий" - достался Александру Прошкину, также отправившему зрителя в глубокое советское прошлое, в котором, помимо строительства каналов и ГЭС, случались и настоящие чудеса. В основу картины Прошкина "Чудо" положены реальные события, произошедшие в Самаре в 1956 году. Девушка, не дождавшаяся своего возлюбленного на танцах в местном Доме культуры, внезапно пустилась в пляс с иконой Николая Чудотворца, а затем так же неожиданно застыла и пробыла в полной неподвижности несколько месяцев. Сюжет строится вокруг попыток столичного журналиста разобраться в произошедшем.

В актерских номинациях победу одержали Владимир Ильин, сыгравший в фильме Карена Шахназарова "Палата №6", и Елена Костюк, получившая награду за роль в фильме Киры Муратовой "Мелодия для шарманки". Эта же картина была отмечена и призами жюри ФИПРЕССИ и жюри Федерации киноклубов России.

Комментируя столь очевидное доминирование фильмов отечественного производства на Московском кинофестивале, (все три российских фильма, участвовавших в основной конкурсной программе, получили призы в разных номинациях - примечание Lenta.Ru) председатель его жюри Павел Лунгин заявил, что именно Россия представила на смотр лучшие работы. "В западных картинах, конечно, были выражены мировые тенденции, но, наверное, недостаточно оригинально или политически корректно... А идеи российских фильмов оригинальны и свежи… Здесь нет никакого заговора", - сказал Лунгин. Что имелось в виду под фразой "недостаточно политически корректно", создатель "Острова" и "Царя" не уточнил.

Несмотря на подавляющее превосходство российских кинокартин, "Серебряный святой Георгий" за режиссуру отправится в Мексику. Его обладательницей стала Мариана Ченийо, представлявшая на фестивале фильм "Пять дней без Норы", в центре которого стоят мучения героя по имени Хосе. Его бывшая жена покончила жизнь самоубийством, но мучается Хосе вовсе не от этого, а от того, что ему придется провести пять дней с ее телом, так как организовать похороны в положенный срок нельзя из-за большого еврейского праздника.

Победителем конкурсной программы "Перспективы" стала работа молодого грузинского режиссера Вано Бурдули "Зона конфликта", сюжет которой объединил грузинского картежника и абхазского снайпера на пути в пылающий войной Нагорный Карабах. Еще одним доказательством торжества культуры над политикой стал почетный приз кинофестиваля, врученный создателю картины "Отец солдата" Резо Чхеидзе. Принимая награду из рук министра культуры РФ Александра Авдеева, патриарх грузинского кино посетовал на "тучи, которые сейчас в небе между Россией и Грузией", но выразил уверенность, что вскоре небо очистится.

В свою очередь сам Авдеев произнес загадочную фразу про одиночество художника, определив его как состояние, "когда те, для кого он работает, и те, с кем он работает, по каким-то причинам отдаляются от него". Видимо, имелись в виду все те же тучи, которые ветер гонит понятно с чьей стороны.

Министр также признал трудности Московского фестиваля, руководство которого, помимо творческих конкурсов, вынуждено уделять много времени тендерам среди компаний, берущихся организовать кинофорум. Об этом еще в первые дни ММКФ говорил его президент, председатель Союза кинематографистов Никита Михалков. Тогда он жаловался, что на подготовку самого фестиваля остается всего несколько месяцев, тогда как она, эта подготовка, должна начинаться сразу после завершения очередного ММКФ. "Сначала идет борьба за то, чтобы провести фестиваль, а потом идет судорожная подготовка", - говорил Михалков. Именно это, а также неразвитость отечественного кинорынка и малое количество кинотеатров не позволяют, по его мнению, фестивалю приобрести свое лицо. Во всяком случае то, которое глава СК хотел бы видеть.

Авдеев обещал проблемы с организацией кинофестиваля решить и вообще уделять ему куда больше внимания. Здесь стоит сказать, что, несмотря на кризис, государство в этом году расщедрилось на дополнительные 30 миллионов рублей к уже имевшимся 90 миллионам.

Еще одним сюрпризом 31-го ММКФ был приезд в Москву режиссера Майкла Манна, который привез с собой картину "Public Enemies", волею российских локализаторов превратившуюся в "Джонни Д." Поклонники Джонни Деппа и Кристиана Бейла, разыгравших в фильме гангстерскую драму времен Великой депрессии, конечно, ожидали куда большего сюрприза - появления кого-либо из кумиров, но последние не нашли в своих плотных графиках "окна" для посещения столицы России.

На церемонии закрытия фестиваля, Манн дежурно признался, что всегда мечтал побывать на родине своих предков - в России, и пообещал снять в будущем что-нибудь более оптимистичное, например комедию.

31-й Московский международный кинофестиваль, к слову, единственный из российских смотров, имеющий сертификат Международной федерации ассоциаций кинопродюсеров, состоялся. Состоялся вопреки кризису, что немаловажно, учитывая тот факт, что в 1998 году в эпоху другого кризиса средств на его проведение не нашлось. Пусть без лица, которое бы устроило его председателя, пусть с чрезмерно политкорректным судейством, но с обширной и очень разноплановой программой. 40 тысяч зрителей, 10 дней и 500 фильмов - это что-нибудь да значит.

Андрей Воронцов

Культура00:0712 декабря
Nocow

«Идет сильный откат назад на большой скорости»

Музыкант Nocow о запретах в России, клубной культуре и равнодушии к наркотикам