Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Спорное дело

В Новосибирске осуждена автор SMS-ки "Зая, я убила мента"

В понедельник, 28 сентября, в Новосибирске был вынесен приговор 22-летней студентке, сбившей в конце апреля инспектора ДПС. Ольга Мельниченко осуждена по части 4 статьи 264 УК РФ: нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, и повлекшее по неосторожности смерть человека. Девушку приговорили к четырем с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Кроме того, она лишена права управления автомобилем на три года и должна выплатить семье погибшего офицера 684 тысячи рублей.

Дело белокурой студентки, выпившей пива с подругой и поехавшей "кататься" по ночному Новосибирску, вызвало общественный резонанс в первую очередь из-за содержания СМС-сообщения, попавшего в прессу. Сразу после ДТП девушка написала приятелю "Диме dnt" следующее: "Зая, я убила мента, прости :( что делать?". Приятель ответил: "Устрой истерику, ничего не говори и не подписывай". Переписка показалась пользователям блогов и форумов возмутительно циничной.

Кроме того, управление ГИБДД УВД обнародовало фотографии и видеозапись, сделанные в ночь происшествия в участке милиции, куда отвезли Мельниченко. Поведение девушки не наводило на мысль о раскаянии нарушительницы и не вызывало сочувствия: Ольга Мельниченко не устраивала истерик, но она улыбалась, махала в камеру рукой, сетовала по поводу разбитого бампера своей Toyota Soarer, спрашивала, когда ей отдадут мобильный телефон и как она теперь поедет домой. На фотографии попал и экран алкотестера с результатом 0,92 промилле алкоголя в крови. Домой девушка уже не поехала.

Очень скоро блоги переполнились подробностями случившегося. Выяснилось, что Мельниченко не только училась в университете по специальности "менеджер организации" и работала в банке, но и дружила со стритрейсерами, была завсегдатаем автомобильных форумов и, по слухам, сама любила погонять, хотя стаж вождения у нее был совсем небольшим. Блогеры также обсуждали татуировки девушки (на крестце и на шее) и скриншоты ее сообщений в тематических интернет-дискуссиях (заодно были найдены посты и самого "Димы dnt").

Картина складывалась неприглядная: Ольга LisiK Мельниченко сама описывала собственный стиль вождения как "опасный". Большинство пользователей сходились во мнении, что девушку "отмажут" и она отделается минимальным наказанием, несмотря на то, что у погибшего милиционера (кстати, в прошлом воевавшего на Северном Кавказе десантника) остались двое детей. По слухам, мать Ольги Мельниченко - мировой судья (следователи же говорят, что она - частный предприниматель), а кто-то из родственников - то ли тетя, то ли отец - работает в следственном управлении. В неподкупность следователей блогеры не верили.

"Зая", он же Дмитрий dnt Гончаров, довольно оперативно пообщался с местными журналистами. В интервью, опубликованном 2 мая в "Комсомольской правде", он сказал, что Ольга никогда раньше не садилась пьяной за руль и поступила так только из-за ссоры с ним. Ее поведение в милиции он объяснял тем, что "она была в шоковом состоянии", "ничего не соображала" и "что натворила, поняла только на следующий день". Интервью друга Мельниченко также не вызвало особых симпатий к девушке: трудно поверить в то, что Ольга не понимала, что случилось - несмотря на опьянение, она очень точно сформулировала суть происшествия в отправленном сообщении.

На форумы даже выложили переписку из якобы взломанного мессенджера Ольги Мельниченко. Согласно этим логам, она не ссорилась с Гончаровым, а просто сообщила ему о намерении выпить пива с подругой Аленой и пообещала заехать за ним утром. Впрочем, доказательств подлинности этих сообщений нет. Но даже если они - плод чьего-то воображения, эти записи наглядно демонстрируют, в каком свете видится случившееся сторонним наблюдателям. А профили Ольги LisiK Мельниченко быстро исчезли из социальных сетей и с форумов.

Правда, у девушки нашлись и немногочисленные сторонники самого разного толка. Одни выражали недоумение по поводу того, что инспектор шел по проезжей части (согласно протоколу, непосредственно перед этим патруль остановил другого нарушителя), другие считали процесс "показательным" и боялись, что Мельниченко накажут "слишком" строго.

Некоторые пользователи не стеснялись выражать крайнюю степень неприязни к сотрудникам правоохранительных органов и называли погибшего "взяточником", исходя из собственного опыта общения с коллегами Дмитрия Чулкова. В общем, если бы прокуратура заинтересовалась озвученными призывами к уничтожению людей по признаку принадлежности к социальным группам "бабы за рулем", "менты" или "блондинки", дискуссии о деле Ольги Мельниченко положили бы начало не одному расследованию.

После пяти с половиной месяцев пребывания в СИЗО Ольга Мельниченко признала свою вину в суде. По словам очевидцев, на одном из заседаний она заплакала. В то же время, по словам следователей, в остальное время она вела себя довольно цинично и не выказывала признаков раскаяния. Обвинение требовало для нее пяти с половиной лет, при том что максимальный срок лишения свободы по этой статье - семь лет. В итоге ей дали четыре с половиной, и не на зоне, а в колонии-поселении. По словам судьи, это обусловлено тем, что преступление было совершено по неосторожности.

Приговор не удовлетворил ни родственников погибшего, ни защиту осужденной: обе стороны собираются обжаловать решение суда. Адвокат Ольги Мельниченко уже заявил, что будет добиваться условного срока, а коллеги и родные инспектора Дмитрия Чулкова считают, что наказание является слишком мягким: по их мнению, ближайшие годы девушка должна провести по меньшей мере в колонии общего режима. Но каким бы ни казался приговор друзьям осужденной и родственникам погибшего - слишком строгим или чрезмерно мягким - он укладывается в рамки действующего законодательства.