Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Наше все

Жириновский останется самым ярким политиком России как минимум до 2014 года

За 20 лет существования ЛДПР ее бессменный лидер Владимир Жириновский стал живым олицетворением и, в какой-то мере, залогом стабильности в России. Уходили одни президенты, приходили другие и снова уходили, сменялись политические элиты, появлялись и исчезали политические партии - Владимир Вольфович непременно был на первых ролях. Так при этом никогда и не став по-настоящему первым.

Переизбрание Владимира Жириновского лидером ЛДПР еще на четыре года, состоявшееся на юбилейном XXII съезде партии, стало не просто традиционным ритуалом, похожим на все выборы в РФ. В очередной раз доверив партийный руль Жириновскому, ЛДПР гарантировала существование этой аббревиатуры еще как минимум на несколько лет.

Представить себе либерал-демократов без их вечного лидера решительно невозможно, равно как и Жириновского без его партии. Понятия "Жириновский" и "ЛДПР" - уже давно не просто абсолютные синонимы. Это единое целое, разделение которого чревато гибелью обеих половинок. Сами половинки это понимают лучше других, стараясь не ускорять неотвратимый процесс политического отмирания.

Однако покидать арену политической борьбы рано или поздно все равно придется, что должно заботить не только (и даже не столько) самого Жириновского, но и действующую власть. За последние 10 лет работы в системной оппозиции Владимир Вольфович стал для нее незаменимым элементом, при помощи которого можно было не только зондировать настроения в обществе и политкругах, но и прикрывать огромную дыру под вывеской "демократия" на регулярных выборах. Уход лидера ЛДПР на покой будет автоматически подразумевать назначение преемника Жириновского, коего в радиусе нескольких десятков километров от Кремля пока не видно.

Вообще, само понятие "оппозиция" за два десятка лет после разрушения советского строя несколько раз меняло цвета, оттенки и даже смысловую нагрузку. Неизменным оставалось одно - наличие в ней ЛДПР. Именно поэтому либерал-демократы не устают гордо повторять, что их партия является старейшей в России и одной из двух, представленной во всех пяти Госдумах РФ. И у них есть для этого все основания.

Тем более что начинала ЛДПР с ее молодым лидером очень бодро - с победы на выборах в Госдуму первого созыва в 1993 году. Опередив проельцинскую партию "Выбор России" на семь и своих вечных соперников, КПРФ, аж на 10 процентов, Жириновский появился в парламенте как лидер самой народной партии, которая обещала и каждой бабе по мужику, и каждому мужику - все, что надо.

Уже тогда за ним закрепился образ мастера - да что мастера, короля! - популистского эпатажа, способного повести за собой избирателя, переспорить своих оппонентов и при этом выйти из любой передряги в безупречно сидящем костюме, пусть и не самом элегантном.

Культивируя свой эксцентричный образ, Жириновский не гнушался пускать в ход кулаки, периодически устраивая драки в зале парламентских заседаний. Начало было положено в 1994 году, когда Владимир Вольфович сцепился с членом фракции Партии российского единства и согласия Марком Горячевым за очередь в думской столовой. Спустя год под горячую руку политика попали дамы - Евгения Тишковская и Нина Волкова, затесавшиеся в драку Жириновского с двумя другими депутатами.

Но, конечно же, самым запоминающимся эпизодом - визитной карточкой Жириновского - стало его взаимное обливание соком с Борисом Немцовым в 1995 году. Эта драка, попавшая в прямой эфир ОРТ, обессмертила передачу Александра Любимова "Один на один" и навсегда вошла в историю отечественного телевидения. Произнесенная Жириновским брань в адрес Немцова также стала неотъемлемой частью его образа. Все эти "подлец и негодяй", "бандит" и "подонок" в последующие годы шли на ура; не забывает их Жириновский и сегодня.

Перечислять всех, с кем Владимир Вольфович за свою карьеру успел разругаться, поспорить или подраться, не хватит и дня. Это были самые разные люди - мужчины и женщины, политики и журналисты, милиционеры и генералы. Всех его жертв объединяет одно - они воспринимали Жириновского со звериной серьезностью и неизбежно начинали с ним спорить, доказывая очевидное. Лучшего сценария для этой акулы дебатов и придумать нельзя, поскольку равных Жириновскому виртуозов словесного бодания в России всего-то раз-два и обчелся.

Попытки сымитировать его стиль неизбежно терпят крах - подражатели упускают из вида, что Жириновский строит свою атаку не на тупой площадной брани, а на феерическом по скорости жонглировании аргументами, острыми характеристиками личного плана и емкими народными выражениями. Все это он пускает в ход, выдерживая при этом нужную для себя линию "дискуссии", без предупреждения повышая голос и сохраняя при этом максимальную подвижность. Большинство оппонентов от такого напора просто теряется, меньшинство предпочитает не "опускаться до уровня" Жириновского - так или иначе, проигрывают неизменно и те, и другие.

Помимо всего прочего, Владимир Вольфович наделен редчайшими полномочиями (совсем, кстати, не зазорными) так называемого "придворного шута", которому "королевский двор" позволяет все или почти все. Это дает ему законное право раздавать характеристики вельможам, придворным, а иногда и самому королю, не боясь последствий, как это было несколько лет назад, когда Жириновский с видимым азартом подобрал почти каждому заметному политику по животному-побратиму. Зюганов у него - старый злой боров, Грызлов - тупой медведь, Хакамада - лиса, которая "все ходит где-то", Фрадков - барсук ("Че-то сидит там, ковыряется"), Путин - олень. Себе, конечно, выбрал волка - тихого и спокойного.

Власть, похоже, получает удовольствие от подобного шутовства. Не забывая, правда, иногда ставить его на место - как это сделал Владимир Путин в марте 2008 года, заявив, что фраза Жириновского о "детях Шариковых у рабочих и крестьян" задевает его, выходца из рабочей семьи, лично.

И не сказать, что Жириновский никогда не пытался этой самой властью стать. Пытался, и не раз, год за годом участвуя в президентских и парламентских выборах. Однако победа в том далеком 1993 году так и осталась пиком его карьеры - после нее в активе Жириновского были лишь пятые места на президентских выборах 1996 и 2000 года, а также третье место в 2008 году. И если первые две кампании ('96 и '00) еще хоть как-то можно было считать реальными попытками Жириновского обосноваться в Кремле, то с приходом к власти Путина он стал карманным кандидатом, эдаким лояльным залогом признания выборов легитимными.

Может быть, самому Жириновскому эта навязанная судьбой роль и не совсем по душе - вспомнить хотя бы его демонстративный отказ участвовать в президентских выборах 2004 года, когда он выдвинул вместо себя своего охранника Олега Малышкина. Однако приняв один раз правила игры, Жириновский вынужден следовать им и по сей день. Впрочем, кое-какие пути к отступлению он уже подготовил, отдав руководство парламентской фракцией своему сыну Игорю Лебедеву.

Ну в самом деле, не может же образованнейшего человека, полиглота и блестящего востоковеда с острым умом и гигантским жизненным опытом вечно устраивать роль шута! Весьма вероятно, что когда на XX съезде партии Жириновский голосовал против своей кандидатуры, он не кривил душой и не рисовался перед своими соратниками. Возможно, он попытался как-то намекнуть однопартийцам, что устал от своего амплуа, но столь деликатный вопрос потонул в криках восторга "Будьте нашим пожизненным председателем!"

Жириновский будет лидером ЛДПР столько, сколько захочет сам. Для того чтобы уйти, ему нужно сделать лишь один шаг, который одновременно станет последним для его партии. Пока что убить свое детище Владимир Вольфович не готов.