Государство и революция

Каким был 2009 год для российского кинематографа

Сначала о хорошем. В 2009 году кассовые сборы фильмов, находившихся в российском прокате, достигли 23 миллиардов рублей, то есть для отечественных прокатчиков кризисный год оказался не так плох, как можно было бы ожидать. А теперь об остальном. Неэффективность производства и мировой финансовый кризис практически окончательно разрушили надежду на то, что российский кинематограф в обозримом будущем станет конкурентоспособным и независимым от государства.

Но обо всем по порядку. Год начался... с попытки переворота. Еще в середине декабря 2008 года на внеочередном съезде Союза кинематографистов, который был собран со всеми мыслимыми нарушениями регламента, оппозиция предприняла очередную отчаянную попытку сместить с поста председателя Никиту Михалкова. И, вроде бы, первая попытка оказалась удачной. Несмотря на все увещевания Никиты Сергеевича и даже угрозы со стороны Минюста, свержение состоялось. Новым главой Союза был избран режиссер Марлен Хуциев.

О целях, которые преследовал сам Хуциев, можно лишь догадываться. Типичные в таких случаях лозунги борьбы за возрождения национального кинематографа и очищения его от скверны вряд ли что-либо объясняют. Устремления стоявших за ним людей наверняка были куда прозаичнее и так или иначе связаны с отменными порциями движимого и недвижимого имущества, доставшегося российскому Союзу кинематографистов от его могущественного советского предка.

Однако уже вскоре после Нового года статус-кво начал постепенно восстанавливаться. Отмалчивавшееся почти два месяца Министерство юстиции разразилось депешей в адрес нового руководства СК, предупредив его о невозможности зарегистрировать результаты съезда из-за многочисленных протокольных нарушений. И почти сразу же оскорбленный в лучших чувствах Никита Михалков пообещал созвать новый съезд, на который будут приглашены не только делегаты, но вообще все члены Союза, имеющие право голоса.

После этого началось увлекательное представление, суть которого в свое время была очень точно описана Ильфом и Петровым в "Золотом теленке" в сцене борьбы Паниковского и Балаганова за роль лидера: "И разговор перешел в область, не имевшую ничего общего ни с кражей, ни с ограблением. Жулики так разгорячились, что начали даже легонько отпихивать друг друга ладонями и наперебой вскрикивать: "А ты кто такой!". Такие действия предшествуют обычно генеральной драке, в которой противники бросают шапки на землю, призывают прохожих в свидетели и размазывают на своих щетинистых мордасах детские слезы".

Нечто подобное случилось и тут. Бунтовщики пожаловались на свергнутого капитана отечественного кинематографа в прокуратуру, а тот в свою очередь поклялся вывести всех коррупционеров, наживающихся на собственности СК, на чистую воду.

А затем в последних числах марта под аккомпанемент взаимных обвинений прошел чрезвычайный съезд, явивший цвету отечественного кинематографа грандиозный актерский и режиссерский талант Никиты Михалкова. Были и обещанные разоблачения и даже новый устав, предполагавший, помимо всего прочего, увеличение срока полномочий председателя до четырех лет. Естественно, после такого великолепного спектакля, который сам по себе может стать когда-нибудь основой для захватывающего триллера, ни о каком избрании на пост главы СК "молодых и сильных" речи уже быть не могло. Никита Сергеевич вернул себе утраченный пост.

В дальнейшем были еще суды, подтвердившие нелегитимность первого съезда и легитимность второго, но сути это уже не меняло: революция провалилась.

На фоне грандиозных баталий российских кинематографистов за чистоту искусства, оно, это самое искусство, в 2009 году как-то потускнело и ушло в тень, но несколько важных, так сказать практических, событий все же умудрились произойти.

Несомненно, главным из них стал выход в прокат одного из самых дорогих и уж точно самого разрекламированного фильма последних лет - "Обитаемого острова" Федора Бондарчука. Вдохновленные астрономическим по российским меркам бюджетом в 36,6 миллиона долларов, продюсеры не скупились на радужные прогнозы. Например, на официальном сайте картины без всякой тени сомнения сообщалось, что "персонажам "Чужих" и "Звездных войн" придется потесниться, чтобы пустить в свой пантеон "пришельцев" из русского фантастического фильма". Не правда ли, звучит?

Видимо, окончательно поверив в свои же собственные рекламные воззвания, создатели дилогии даже составили некий бизнес-план, согласно которому две серии должны были заработать в прокате более 70 миллионов долларов. Но не случилось.

Get the Flash Player to see this player.

Длиннющие новогодние выходные обеспечили первой части отнюдь не рекордные сборы в 19 миллионов долларов. Вторая серия, стартовавшая в апреле, и вовсе заработала лишь около семи. Естественно, никто даже не попытался объяснить столь громкий провал, например, невнятностью сценария, посредственной актерской игрой, картонностью декораций и уже тем более бездарной режиссурой. Главным виновником оказалась... природа. Как заявил в одном из интервью продюсер Александр Роднянский, теплая погода, установившаяся на европейской части России в момент выхода второй части, помешала фильму выполнить бизнес-план. Что называется - без комментариев.

Отдельного упоминания достойно и очередное пришествие четверки мушкетеров в картине Георгия Юнгвальда-Хилькевича "Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини". Фильм, в котором было безумно решительно все - от основной идеи, не имеющей ничего общего с произведениями Дюма, до визуального оформления - тем не менее получился весьма веселым, а отсутствие сколько-нибудь осмысленных претензий его создателей превратили картину в один из лучших российских проектов года. Юнгвальду-Хилькевичу удалось сохранить от старого сериала главное - буффонаду, которая на фоне раздувающихся от собственной значимости "Главных фильмов нового года" выглядела очень выигрышно.

Get the Flash Player to see this player.

Был в 2009 году и еще один грандиозный проект, повышенное внимание к которому обусловлено не столько его художественной ценностью, сколько эффектом, произведенным на постсоветском пространстве. Речь идет о картине Владимира Бортко "Тарас Бульба" с Богданом Ступкой в главной роли. Выпущенный аккурат к 200-летию Николая Васильевича Гоголя, фильм вызвал настоящую бурю эмоций на родине легендарного героя.

Так, Украинский Центр национального возрождения имени Степана Бандеры потребовал у министра культуры и туризма Украины Василия Вовкуна "положить конец практике интерпретации украинской истории чужестранцами", а сам министр узрел в картине все признаки российского империализма. Лидер "Всеукраинского объединения Свобода" Олег Тягнибок вообще признал фильм "продуктом информационной войны", которую Россия ведет против Украины. В то же время, украинские коммунисты столь вдохновились новой интерпретацией гоголевской классики, что решили даже наградить режиссера Ленинской премией.

Get the Flash Player to see this player.

Все эти сугубо политические припадки не помешали, а может, даже и помогли картине Владимира Бортко продемонстрировать в России неплохие результаты. По величине кассовых сборов "Тарас Бульба" уступил из российских фильмов лишь первой серии "Обитаемого острова", а по количеству посещений и вовсе выбился в лидеры. Однако и этому проекту не было суждено вернуть все затраченные на его производство и продвижение средства.

Собственно, если верить исследованию, проведенному уже в конце года компаниями RFilms и "Нева Research", за последние три с половиной года российские инвесторы потеряли в отечественной киноиндустрии около 15 миллиардов рублей, и это еще без учета вложений в рекламу и продвижение фильмов на рынке.

Вполне возможно, кто-то и дальше будет пытаться объяснить неэффективность российского кинопроизводства погодными условиями или, скажем, миграцией жаворонков, но все же ближе к истине наверняка был новый глава Союза кинематографистов Никита Михалков, который однажды на парламентских слушаниях в Госдуме охарактеризовал уровень современной российской режиссуры как "чудовищный". "Потеряна глубинная основа режиссуры в массе своей. И пробы надо сегодня делать не актерам, а режиссерам - имеют ли они право снимать кино или нет", - сказал тогда Михалков, и, скорее всего, это и есть самое разумное объяснение слабости современных "главных фильмов года".

Правда, как и подобает настоящему чиновнику, действительно эффективных способов выхода из этого кризиса Михалков не назвал, зато предложил собирать "дань" с производителей и импортеров чистых DVD-дисков, естественно, на нужды руководимого им Союза. Был даже подготовлен соответствующий проект закона, Министерство культуры получило указание от президента оценить его эффективность.

Вообще надо сказать, что всевозможные государственные ведомства в прошедшем году необычайно активно участвовали в жизни российского кинематографа. Так, еще в мае премьер-министр России Владимир Путин утвердил состав совета по развитию кинематографии. В его состав вошли заместитель главы администрации президента Владислав Сурков, вице-премьер РФ Александр Жуков, министр культуры Александр Авдеев, замглавы МЭРа Станислав Воскресенский, пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков, министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев, глава ВЭБа Владимир Дмитриев, гендиректор ВГТРК Олег Добродеев, председатель союза кинематографистов Никита Михалков, кинорежиссеры Валерий Тодоровский, Владимир Хотиненко, гендиректор "Мосфильма" Карэн Шахназаров, а также гендиректор "Первого канала" Константин Эрнст.

В задачу Совета будет входить подготовка и рассмотрение предложений по государственной поддержке кинопроизводства, проката и распространению российской кинопродукции за рубежом. В частности, предполагается, что совет будет разрабатывать протекционистские меры по защите российского кинорынка.

Какие заградительные меры предполагают применять российские власти, и как к этому отнесутся прокатчики, получающих основной доход отнюдь не от демонстрации картин отечественного производства, пока не совсем ясно, но вот то, что государству придется существенно увеличить финансирование киноиндустрии, не умеющей возвращать частные инвестиции, вполне очевидно.

Как заявил в начале ноября министр культуры Александр Авдеев, в 2010 году на развитие российского кинематографа будет потрачено из государственной казны 4,9 миллиарда рублей, то есть на 55 процентов больше, чем годом ранее. Кроме этого, планируется перевод киноиндустрии на новую схему финансирования, предполагающую отказ от конкурсной системы и переход на субсидии, которые будут распределяться специальными экспертными комиссиями. Принцип распределения средств, как всегда, остался в тумане.

В переводе на человеческий язык все это означает, что в эпоху больших финансовых потрясений, когда поход в кинотеатр превратился в самый доступный вид отдыха, и кассовые сборы в тех же США близки к установлению абсолютного рекорда, российский кинематограф, так и не сумевший найти свою собственную нишу, поступает практически на полное государственное обеспечение.

И коль уж ситуация развивается таким образом, то вполне понятно желание государства ужесточить контроль над кассовыми сборами картин, находящихся в российском прокате. Именно этой цели должны послужить поправки к федеральному закону "О государственной поддержке кинематографии РФ", утвержденные Госдумой в первом чтении в конце ноября. Прежде всего, речь идет о введении единой автоматизированной системы отчетности, проще говоря, того самого "электронного билета", о котором говорят уже не первый год.

Функции оператора системы будут возложены на организацию, которую определит Министерство культуры. Федеральное правительство должно также определить порядок функционирования системы, технические параметры и требования к деятельности оператора. Самое удивительное в том, что кинематографическая ЕАИС должна начать функционировать уже с 1 января 2010 года, что весьма сомнительно, учитывая масштаб необходимых работ. Ну, и не приходится сомневаться, что все дополнительные расходы на установку соответствующего оборудования прокатные сети не преминут включить в стоимость билетов, то есть попросту переложить на зрителей.

Но все это будет уже в следующем году, а в 2009 году отечественная кинопродукция продолжила отступление под натиском голливудских фильмов, появляющихся на свет, как это ни странно, без всякой государственной поддержки. Лидерами российского проката стали третий "Ледниковый период", лишивший звания самого кассового фильма продолжение "Иронии судьбы", и кинематографический Армагеддон Роланда Эммериха "2012".

Представьте Джеймса Кэмерона, обращающегося в Конгресс за финансированием, или Стивена Спилберга, живущего на средства, выделенные администрацией Барака Обамы. Представили? Мы тоже не смогли. Будем надеяться на лучшее.

Андрей Воронцов

Культура00:0620 июля

Кевин и его мальчики

Кино недели: от малолетних миллиардеров до страдающих секс-роботов