Новости партнеров

Честь по чести

В ФРГ казнили женщину за оскорбление чести семьи

19 января суд немецкого Хагена приговорил молодого уроженца Сирии, 21-летнего Иззедина А. (Ezzedin A.) к 14 годам тюрьмы. Молодого человека признали виновным в убийстве своей кузины, 20-летней Иптехаль (Iptehal), которое он вместе с дядей Хусейном совершил в защиту чести семьи.

По большому счету, это было не убийство, и даже не "убийство чести", а настоящая казнь: девушка была приговорена к смерти на семейном совете, который посчитал, что Иптехаль стала "слишком западной". Сам Иззедин, между тем, тоже вполне "западный": закончил немецкую школу, торгует подержанными автомобилями и неплохо зарабатывает, любит дорого и модно одеваться, особо не религиозен, живет один, - однако, как оказалось, одно другому не мешает.

Услышав приговор сыну, отец осужденного вскочил и закричал: "Вы сломали ему всю жизнь!" Мужчину с трудом удалось успокоить. Сам Иззедин на процессе пытался переложить всю вину на дядю Хусейна, который с момента убийства находится в бегах. Он заявил, что дядя под дулом пистолета заставил его участвовать в преступлении, но суд этим доводам не внял.

Хотя Иззедин родился в Сирии, семья самой Иптехаль переехала в ФРГ из Ливана. В 2006 отец скончался от рака легких, и матери пришлось одной, опираясь на помощь родственников, воспитывать шестерых детей. По словам знакомых, семья Иптехаль была достаточно консервативной и религиозной, однако девушка переняла "западный" образ жизни, типичный для большинства сверстников. Она полюбила выходить из дому, не стеснялась курить на людях, одевалась так, чтобы выглядеть привлекательной. Появились поклонники. С одним из них, уроженцем Турции, который был старше ее на семь лет, у Иптехаль возникла любовная связь. Время от времени она уезжала из дома и жила с любовником в Дортмунде.

Все это вызывало раздражение и возмущение родни, считавшей, что своим поведением Иптехаль срамит семью. Ситуация накалилась до предела, и в августе 2008 года "семейный трибунал" приговорил девушку к смерти, чтобы смыть позор. Иптехаль бежала из дома и временно поселилась в социальном приюте для женщин. За три месяца до своей гибели она получила на вечерних курсах аттестат о среднем образовании, параллельно работала в детских садах, набиралась опыта, потому что в будущем планировала стать воспитательницей. Она так и не порвала с семьей и периодически наведывалась домой к матери и родным. Как отметили на суде представители обвинения, Иптехаль до последнего надеялась примириться с родными, однако тщетно.

Для "ликвидации" девушки специально из Финляндии в августе прибыл дядя Иззедина, 47-летний Хусейн К., который временно поселился в Дортмунде. Иззедин утверждал на процессе, что убийство было с начала и до конца спланировано дядей. Хусейн якобы позвонил ему и попросил съездить с ним во Франкфурт по делам. В микроавтобусе Иззедин задремал и проснулся лишь тогда, когда дядя остановился на полузаброшенной, слабоосвещенной стоянке на автобане A45. Там Хусейн якобы открыл багажник, в котором оказалась Иптехаль, и, угрожая племяннику пистолетом, потребовал ему помочь. Суд, однако, опираясь на доказательства, представленные обвинением, пришел к заключению, что Иззедин был прекрасно осведомлен о подготовке убийства.

Подсудимый утверждал, что вместе с дядей они вытащили тело из багажника и оттащили в кусты. При этом, по словам Иззедина, девушка не подавала никаких признаков жизни. Между тем, судебная экспертиза установила, что в момент убийства жертва находилась в сознании. По данным обвинения, Иззедин крепко держал ее за ноги, чтобы она не вырывалась, в то время как дядя стрелял. Хусейн сделал три выстрела в упор, один из них в голову. Все это происходило в нескольких метрах от оживленной дороги, по которой двигались машины. Племянник утверждает, что затем дядя заставил отвезти его в Амстердам, где и скрылся. Тело девушки обнаружили лишь утром, его нашли туристы. Долгое время погибшую не могли идентифицировать: мать сообщила в полицию о пропаже дочери только через 30 часов после убийства.

Один из убийц получил срок, второй находится в бегах. Но ведь есть еще семейный совет, который не в меньшей степени причастен к преступлению. Как быть с ним? Судя по всему, никак. Родственники осужденного Иззедина утверждают, что ничего не знали о том, что дядя Хусейн задумал убийство. Таким образом, определить, кто присутствовал на совете, не представляется возможным: не судить же теперь всю семью. Тем более что в данном случае "семейный совет", или семья, - это не просто люди, это еще уклад, традиции и мировоззрение. Как судить неписаные правила семейного уклада, тем более в многокультурном обществе, провозглашающем терпимость? В Турции, кстати, был подобный прецедент: в 2009 году там осудили всю семью - отца, мать, брата и троих дядьев - за убийство 16-летней девушки. Ее изнасиловали, и семья не смогла смириться с "бесчестием". Но Германия не Турция, и таких радикальных мер тут ожидать не приходится.

Многие считают, что со временем традиционалистский уклад, который многие иммигранты привезли с собой в Германию, отомрет естественным путем, благодаря политике интеграции. Но пока этого не происходит. Смерть Иптехаль стала не первым "убийством чести" в Германии. Так, в конце декабря 2009 года суд Клеве приговорил к тюремному заключению отца и троюродного брата 20-летней курдки, которую они вывезли в поле и до смерти забили камнями и палками. Девушку насильно выдали замуж в Турции, однако, вернувшись в ФРГ, она стала встречаться с другим мужчиной, забеременела от него и сделала аборт. Из страха, что чужие узнают о том, что она уже не девственница, родные решили ее убить. Отец жертвы получил пожизненное заключение, троюродный брат - девять лет.

В мае 2008 года 24-летний житель Германии афганского происхождения Ахмад-Собаир О. (Ahmad-Sobair O.) набросился с ножом на свою 16-летнюю сестру Морсаль (Morsal) и нанес ей 23 удара. На суде он заявил, что девушка обесчестила их семью, так как носила европейскую одежду и пользовалась косметикой. В июне 2009 года 45-летний выходец из Турции, владевший в Германии закусочной, взяв нож, спустился в спальню и зарезал свою 15-летнюю дочь, спавшую рядом с бабушкой. По некоторым данным, отец считал, что его дочь ведет себя слишком по-западному. В мае 2007 года брат, ради спасения чести семьи, прямо на улице застрелил любовника своей сестры, которая была уже обещана другому. Кроме того, девушка была мусульманкой, а ее молодой человек - христианином.

К вышеперечисленным случаям можно еще добавить убийства жен обманутыми или покинутыми мужьями, однако эти "убийства чести" не так однозначны, поскольку немалую роль в них играют оскорбленное самолюбие и ревность. Кроме того, "законы чести" зачастую используются как своеобразное оправдание для применения насилия в разнообразных семейных конфликтах. Наконец, сводить "убийства чести" к исламу также было бы неверно: в шариате нет никаких обоснований для "убийства чести", более того, по тем же нормам шариата, оно может караться смертью.

Очевидно, что в подавляющем большинстве случаев эти преступления направлены против женщин и обусловлены взаимоисключающими оценками роли женщины в традиционном и современном обществе. Неудивительно, что в Германии "убийства чести" происходят в основном в среде иммигрантов - выходцев из традиционных обществ Ближнего и Среднего Востока, которые вынуждены совершать форсированный переход к современному европейскому образу жизни.

"Убийство чести", таким образом, можно рассматривать и как попытку иммигрантов сохранить свою идентичность. Убийцы, если у них нет других, более приземленных мотивов, защищают честь так, как они ее понимают. Вопрос, следовательно, заключается в том, сможет ли западное, в данном случае немецкое, общество предложить им альтернативное понимание чести и другие способы для ее защиты.

Алексей Демьянов

Мир00:0216 октября

Кровавый вождь

Он мог убить Ким Ир Сена и втянуть СССР в третью мировую
Мир00:0431 августа

«Сначала убьют ваших мужчин, а потом и вас»

Черные тигрицы воевали в джунглях и взрывались в толпе. А теперь сидят на кухнях
Мир00:0113 октября

«Скудоумие и коррупция»

Что погубило Захарченко и как нужно выстраивать охрану. Отвечает ветеран ЧВК