Не отпуская вожжи

Ларри Пейдж и Сергей Брин решили не контролировать Google

Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) 22 января получила от корпорации Google отчет, который в тот же день оказался на первых полосах американских техноблогов, а на следующий - в деловой прессе. В документе говорилось, что основатели Google Сергей Брин и Ларри Пейдж через несколько лет перестанут контролировать корпорацию.

Решение Сергей Брин и Ларри Пейдж приняли еще 30 ноября 2009 года, утвердив свои планы по продаже акций, однако известно об этом стало только сейчас. Согласно планам, в течение ближайших пяти лет каждый избавится примерно от пяти миллионов акций. При нынешней рыночной стоимости (550 с небольшим долларов) Брин и Пейдж могут выручить на этой операции по 2,75 миллиарда долларов.

Сейчас им совместно принадлежит 57,7 миллиона акций. Это 18 процентов капитала и, благодаря нестандартной системе акционирования, 59 процентов голосов при принятии решений. После осуществления пятилетнего плана у них останется 47,7 миллиона акций, то есть 15 процентов капитала и 48 процентов голосов.

Тут надо кое-что объяснить про акции Google. Они бывают двух классов - А и B. Акция класса A дает владельцу право на один голос. Акции класса B принадлежат только Сергею Брину, Ларри Пейджу и генеральному директору Google Эрику Шмидту и дают право на десять голосов. Самое важное в этой схеме то, что при продаже акция класса B автоматически конвертируется в акцию класса A. Таким образом, доля голосов у основателей и гендиректора при продаже уменьшается гораздо меньше, чем могла бы.

Свои акции Брин и Пейдж, занимающие, соответственно, посты президента по технологиям и президента по продуктам, уже продавали подобным образом. В 2004 году они решили в течение полутора лет избавиться от 7,2 миллиона акций каждый. Гендиректор Эрик Шмидт продал 2,2 миллиона ценных бумаг. Впрочем, тогда мотивы были яснее - Google провел сверхуспешный выход на биржу, и было бы глупо не воспользоваться удачной возможностью обналичить бумаги.

Нынешний документ, подписанный главным юрисконсультом Google Кентом Уокером, не дает конкретных объяснений того, зачем Брину и Пейджу понадобился медленный переход "контрольной черты". В отчете, направленном в SEC, лишь говорится, что это часть долгосрочной стратегии Ларри и Сергея по "диверсификации и повышению ликвидности активов" для уменьшения влияния рынка на их инвестиционные портфели.

Все это означает, что основатели Google не хотели бы рисковать, если вдруг через пять лет что-то произойдет с котировками ценных бумаг корпорации. Звучит достаточно сомнительно, чтобы заподозрить Брина и Пейджа в нарушении правила 10b5-1 американского закона о ценных бумагах - оно запрещает торговлю акциями на основании инсайдерской информации.

Чтобы показать неприменимость этого правила в данном случае, Уокер справедливо пишет, что при торговле на основе инсайдерских сведений продажи акций не планируют на пять лет вперед. Другое дело, что решение не класть все яйца в одну корзину совсем не равно решению о сдаче контрольного пакета. Зачем нужно второе, до конца неясно.

The New York Times дает намек на возможные причины сокращения долей. Издание указывает на то, что фактически топ-менеджмент Google не потерял никакого контроля. Ведь третьему человеку в компании, Эрику Шмидту, принадлежит 10 процентов голосов. Таким образом, у контрольного пакета стало не двое, а трое лояльных держателей.

Можно долго гадать, зачем потребовалось так переиначивать структуру контроля корпорации. Самое простое и логичное объяснение связано с тем, что Эрик Шмидт в августе 2009 года покинул совет директоров Apple из-за конфликта интересов последней и Google. Такому проявлению лояльности нужно и должно обеспечить гарантию стабильного будущего в Google. Что и было сделано.

Хотя, возможно, им просто срочно понадобились деньги.