Черным по белому

Кинематограф борется с бременем белого человека

Проблемы политкорректности и покаяния бледнолицых перед угнетаемым многие столетия цветным населением разных стран, уже не раз потрясавшие Голливуд, добрались и до родины кинематографа - Франции. Всевозможные организации, объединяющие граждан страны исключительно по цвету их кожи, опротестовали участие Жерара Депардье в картине "Другой Дюма", в которой самый известный французский актер сыграл самого известного французского писателя.

На первый взгляд непосвященного зрителя ничего предосудительного в том, что Депардье примерил на себя образ Дюма, нет. Кто еще кроме бывшего разбойника из Шатору, а ныне лауреата всех мыслимых профессиональных премий, гурмана и известного винодела мог достойно сыграть революционера, любителя женщин и прожигателя жизни, коим являлся Александр Дюма-старший?

Как выяснилось, это было очевидно лишь для создателей картины.

Совет ассоциаций чернокожих французов увидел в кастинговом решении очередное свидетельство дискриминации цветных граждан путем замалчивания их роли в истории страны. Членов Совета возмутило, что Александра Дюма, бабка которого была чернокожей рабыней с Гаити, сыграл светловолосый и голубоглазый актер "в странном, курчавом парике". "Неужели через 150 лет роль Барака Обамы будет играть белый актер? Может ли белый сыграть роль Мартина Лютера Кинга?" - вопрошают потомки выходцев из заморских владений Франции.

Протесты по этому поводу поддержали актерский профсоюз, чернокожие знаменитости, а также ряд историков, сделавших себе имя на исследовании родословной писателя.

Стоит отметить, что гораздо меньшее возмущение у защитников этнической справедливости вызвал сюжет критикуемой картины, согласно которому настоящим автором "Трех мушкетеров", "Графа Монте-Кристо", "Королевы Марго" и других всемирно известных романов был не Дюма, а его помощник и соавтор Огюст Маке. Но это, конечно, мелочи на фоне ущемления прав цветного населения.

В Голливуде, которому, собственно, и предстоит через 150 лет экранизировать биографию первого чернокожего президента США, уже сейчас к этому вопросу подходят куда прагматичнее, ориентируясь в основном на популярность артиста и его способность возвращать вложенные в него средства. Правда, пока вектор этого процесса направлен в прямо противоположную сторону, то есть кандидатуры "цветных" артистов все чаще рассматриваются на роль "белых" или почти "белых" героев.

Так, режиссер Макджи, считавшийся до провала фильма "Терминатор: Да придет спаситель" и продажи самой франшизы постановщиком новой версии картины "20 тысяч лье под водой", вполне серьезно предлагал роль капитана Немо Уиллу Смиту, которого при всех его очевидных талантах весьма непросто представить в образе индийского принца. Конечно, если не учитывать, что Смит является одним из самых кассовых актеров современного кинематографа и фильмы с его участием неизменно приносят киностудиям большую прибыль.

Справедливости ради надо признать, что в популярном советском фильме "Капитан Немо" роль принца Даккара сыграл Владислав Дворжецкий - блестящий актер, но еще меньше похожий на индуса, чем Уилл Смит.

Есть и почти курьезные примеры. Чуть менее года назад околокиношные СМИ были взбудоражены новостью о том, что, помимо Джорджа Клуни и Леонардо ди Каприо, одним из основных претендентов на роль Фрэнка Синатры в биографической картине Мартина Скорсезе является Джейми Фокс, прославившийся после исполнения роли Рэя Чарльза в фильме "Рэй". Будучи актером существенно меньшего калибра, чем Смит, Фокс тем не менее проявил недюжинный музыкальный талант и, вероятно, по мнению создателей картины, мог бы справиться и с ролью Синатры, несмотря на всю белокожесть и голубоглазость последнего.

Словом, времена, когда реальных исторических персонажей, вроде Ганди, должен был непременно сыграть актер подходящего происхождения, (эту роль в фильме Ричарда Аттенборо исполнил Кришна Пандит Бханджи, более известный под псевдонимом Бен Кингсли), постепенно уходят в прошлое. Голливуд, а за ним и остальной кинематограф, вроде французского, вполне сознательно готовится принести достоверность в жертву кассовым сборам. И пусть эти попытки пока являются лишь благими намерениями, тенденция вполне очевидна.

Так что уже в ближайшие годы зрители, возможно, смогут увидеть чернокожего Муссолини, краснокожего Николу Теслу и желтокожего Бертольта Брехта. Во всяком случае, опыт с чернокожим Богом, которого в фильме "Брюс Всемогущий" сыграл Морган Фримен, прошел вполне успешно. С бледнолицыми исполнителями ролей известных представителей других рас будет, конечно, сложнее, так как политическая активность всевозможных "цветных" объединений не идет ни в какое сравнение с вялой политкорректностью потомков белых колонизаторов.

Но, возможно, когда-то и эта преграда падет под натиском коммерческой целесообразности, и на экранах появятся белокожие актеры в образах Барака Обамы и, страшно сказать, самого Нельсона Манделы.

Андрей Воронцов