Новообращенный

Сын лидера ХАМАСа стал христианином и уехал жить в США

Мосаб Хасан Юсеф - сын одного из руководителей движения ХАМАС на западном берегу реки Иордан - подложил любимому папе и его соратникам свинью. Он не только отказался от своей религии, бросил родные палестины и переехал в США, но, как выяснилось, еще и постукивал на родных и близких израильтянам. ХАМАСу теперь придется очень постараться, чтобы втолковать простым палестинцам, как такое вообще могло произойти с человеком из "ближнего круга".

История Мосаба Хасана Юсефа смахивает на роман. Жил себе эдакий "принц терроризма": играл в футбол на кладбище, радовался новостям об убитых евреях, усердно молился и боготворил строгого папу, который из-за специфики своей работы в тюрьмах проводил времени больше, чем дома, в родной Рамалле.

Подрос Мосаб, занялся делом и сам: возглавил местную организацию исламской молодежи - эдакий террористический комсомол. О его значительных успехах на этом посту ничего не известно. Но израильтяне решили, что на срок он себе всяко уже заработал. Его поймали и упекли в тюрьму для террористов.

В этом заведении, помимо израильской администрации, действует и неофициальное "правительство" ХАМАСа. Методы работы этого "паханата" с личным составом, по признанию Мосаба, впервые заставили его задуматься о правильности выбранного пути. Скажем, иголки под ногти были заурядным наказанием за провинность.

Самого героя истории "паханы" не трогали, поскольку среди них был и его родной дядя. Тем не менее, из тюрьмы Мосаб вышел в раздумьях о роли ХАМАСа в истории Палестины и о необходимости его личного участия в этой структуре.

Если ранее он считал, что ислам и ХАМАС - это ответ на все вопросы его родины, то тюрьма несколько изменила его взгляды.

Кроме того, преображению Мосаба наверняка поспособствовала и встреча с агентами ШАБАКа, которые разглядели и завербовали мечущуюся душу.

В 1997 году новоиспеченный агент бродил в раздумьях по Иерусалиму, когда к нему совершенно случайно подошел американский турист и заговорил о том, что неплохо бы сменить религию. Мосаб заинтересовался, начал читать Новый Завет.

Добравшись до того места, где Иисус Христос рекомендует слушателям Нагорной проповеди возлюбить врагов своих, сын лидера ХАМАСа понял, что до этого он жил неправильно.

Новая жизнь для него оказалась такой: он тайно читал и изучал Библию, одновременно сдавая израильтянам своих земляков, замышляющих очередной теракт или обстрел. Денег за свою работу у ШАБАКа он не брал, заявляя, что делает это "ради спасения жизней".

Об агенте-альтруисте в высшем руководстве ХАМАСа похоже, стало известно и американцам. В противном случае сын известного террориста, впервые обратившийся за визой, вряд ли получил бы разрешение на въезд в США.

Отработав 10 лет на ШАБАК, Мосаб собрал пожитки и рванул в Калифорнию, где его с радостью встретили местные христиане-евангелисты. Они крестили палестинца по своему обряду - на рассвете окунув в Тихий океан, а также предоставили ему кров и еду.

Мосаб подал заявление на предоставление ему политического убежища, получил разрешение на работу, обзавелся доской для серфинга и Библией на арабском языке.

Работать, он правда, так и не начал. Вместо этого он подучил английский язык и написал книгу мемуаров, выход которой намечен на март.

В Израиле было встрепенулись: методы работы ШАБАКа с молодыми палестинцами там все же предпочли бы сохранить в тайне. Однако израильтяне решили не препятствовать выходу мосабовского произведения, чтобы не делать ему дополнительную рекламу.

О рекламе позаботился сам герой истории. Перед выходом книги он дал серию интервью американским и израильским СМИ, кратко рассказав о своей жизни. Интерес к Мосабу взлетел до небес - история перековавшегося террориста не оставила равнодушным почти никого.

Кроме того, его персоной заинтересовались не только сердобольные американцы, но и иностранные террористы. Мосаб, став христианином, наговорил про свою предыдущую религию такого, что и самый тихий буддист обиделся бы. Вроде того, что "ислам - это наркотик, а всех мусульман надо лечить".

Поэтому нет ничего странного в том, что "Аль-Каеда" тут же выступила с заявлением о том, что отступника надо как можно скорее казнить. Мосаб парировал это тем, что тело, конечно, убить можно, но вот душу и идеи - никогда. При этом, правда, признался, что умирать ему пока что-то не очень хочется.

Тем временем на родине новообращенного евангелиста-серфера напряжение повисло в воздухе. Израильские спецслужбы традиционно молчат, да и в ХАМАСе произошедшее никак не комментируют. Но если в ШАБАКе молчание - норма жизни, то обычно словоохотливые экстремисты, видимо, просто не знают, что и сказать.

Уехал из Палестины, поменял религию, продался врагам, начал ругать ислам - все это периодически случается. Но не с сыновьями лидеров ХАМАСа! Как теперь объяснить палестинцам, что они идут правильной дорогой, если ХАМАС не дает никаких ответов даже людям из "ближнего круга"?

В общем, основные потери в результате этой истории понес имидж палестинских радикалов среди единоверцев. Даже "коллеги" из "Аль-Каеды", вынося смертный приговор Мосабу, не забыли попенять ХАМАСу на провалы в идеологической работе.

В этой ситуации Мосаба Хасана Юсефа (перекрестившегося, кстати, в Иосифа), скорее всего, попытаются убить. Но тут трудно с ним не согласиться: физическая смерть жителя Сан-Диего уже ничего не изменит. В Рамалле и Газе наверняка будут появляться все новые желающие поменять пустыню и гранатомет на калифорнийский пляж и доску для серфинга.

Дорога туда уже известна.

Евгений Родионов

Мир00:01 1 ноября
Обложка комикса Is This Tomorrow?

Ленина на них нет

Американцы полюбили социализм. Советский Союз не понадобился
17:39 9 декабря
Мир00:02 8 декабря

Украина на уме

Европа попыталась договориться хоть о чем-нибудь. Но ничего не вышло