Конец ремонта

На российско-грузинской границе открылся КПП

Движение через российско-грузинскую границу, прерванное несколько лет назад, частично восстановлено. Открылся пропускной пункт "Верхний Ларс" - "Казбеги", который российская сторона, ссылаясь на ремонтные работы, закрыла летом 2006 года. После закрытия КПП, напомним, Россия также прервала с Грузией авиационное и морское сообщение, а впоследствии (после российско-грузинской войны) уже Грузия разорвала с Россией дипломатические отношения.

То, что КПП наконец заработал, едва ли можно считать признаком какого-то потепления отношений. В Тбилиси отмечают, что открытие сухопутной российско-грузинской границы пойдет на пользу прежде всего Армении (которая теперь, три года спустя, получила возможность восстановить транспортное сообщение со своим крупнейшим экономическим партнером - Россией). Для самой же Грузии открытие границы в условиях напряженных отношений с Россией, как отмечают грузинские политологи и оппозиционеры, связано с целым рядом рисков.

КПП "Верхний Ларс" - "Казбеги", расположенный на Военно-Грузинской дороге, является единственным пропускным пунктом на границе России и Грузии. Прочие Грузия утратила, когда лишилась контроля над Абхазией и Южной Осетией и соответствующими участками границы с РФ. За последние несколько лет "Верхний Ларс", как отмечает "Грузия Online", открывался всего несколько раз (в исключительных случаях - например, через него были доставлены в республику останки ее первого президента Звиада Гамсахурдии, а во время августовской войны 2008 года КПП открыли, чтобы пропустить людей, оказавшихся на территории соседнего государства и желавших попасть домой).

Закрытие "Верхнего Ларса" в 2006 году вполне соответствовало российской политике по отгораживанию от Грузии - политике, элементами которой стали запрет на ввоз грузинского вина, отмена прямых авиарейсов и ограничения на выдачу российских виз гражданам Грузии (в Тбилиси, кстати, тогда объяснениям Москвы в связи с закрытием КПП не поверили: грузинский МИД заявил, что дело не в "ремонтных работах", а в попытке оказать на республику "политическое и экономическое давление").

Запреты такого рода, как показала практика, могут действовать сколь угодно долго, в зависимости от политической ситуации они могут отменяться и вводиться вновь (как было, к примеру, с авиаперелетами). Но ремонт на российском КПП, от которого зависела союзническая Армения, все же был доведен до конца. При этом, правда, понадобилось уже согласие грузинских властей на то, чтобы граница была открыта. В Тбилиси прямо заявили, что особой пользы для себя в открытии пропускного пункта (в условиях, когда запрет на ввоз сельскохозяйственной продукции в РФ продолжает действовать) не видят. Как отмечал, в частности, заместитель министра иностранных дел Александр Налбандов, на какую-либо экономическую выгоду в данной ситуации грузинская сторона не рассчитывает.

В прессе высказывались предположения, что за открытие границы, в котором были заинтересованы Москва и Ереван, грузинские власти потребовали неких уступок. По неофициальной информации, Тбилиси намеревался, в частности, добиться отмены запрета на ввоз грузинских товаров в РФ. Впрочем, что в итоге стало предметом торга и был ли он успешным для грузинской стороны, неизвестно.

В первые часы после открытия КПП, заработавшего в 06:00 1 марта, желающих пересечь границу оказалось немного. С российской стороны это объяснили, в частности, сезонными факторами. Как заявил начальник пограничного управления ФСБ РФ по Северной Осетии Сергей Дорофеев, транспортный поток, скорее всего, возрастет к маю месяцу.

На движение на границе, безусловно, повлияли и визовые ограничения. Гражданам обеих стран при переезде через КПП требуются визы, а получить их можно только в дипломатических представительствах России и Грузии (соответственно в Тбилиси и Москве). Как известно, россияне, прибывающие в Тбилиси авиарейсами из третьих стран, могут получить грузинскую визу без особых сложностей, прямо в столичном аэропорту. Однако распространять эту практику на сухопутную границу и выдавать визы прямо КПП "Казбеги", как заявили в МИДе республики, грузинская сторона не собирается.

Кстати, первые автомобили, пытавшиеся проехать через "Верхний Ларс", по информации издания "Северный Кавказ", сделать этого не смогли (у водителей, ехавших со стороны России, не оказалось грузинских виз).

Отдельный вопрос - пропуск граждан Абхазии и Южной Осетии. В российской пограничной службе, комментируя открытие КПП, заявили, что граждане этих республик смогут пересекать границу, имея при себе заграничный, служебный или дипломатический паспорт. МИД Грузии между тем эту информацию опроверг: заместитель главы ведомства Нино Каландадзе заявила, что "проходить через КПП смогут только те, чьи документы соответствуют требованиям грузинского законодательства" (независимость Абхазии и Южной Осетии, которая подразумевает и право выпускать собственные паспорта, официальный Тбилиси, как известно, не признает). Впрочем, учитывая, что Россия располагает отдельными пропускными пунктами на границах с Абхазией и Южной Осетией, без нового КПП жители этих республик вполне могут обойтись.

В целом открытие сухопутной границы с Россией власти республики приветствовали. В грузинском МИДе отметили, что официальный Тбилиси пошел навстречу Армении, заинтересованной в решении этого вопроса. По словам Нино Каландазе, налицо "положительный прецедент" сотрудничества между соседями. Впрочем, из ее комментария следует, что речь идет, скорее, о грузино-армянском сотрудничестве, нежели о грузино-российском.

Представители оппозиции между тем считают, что радоваться здесь особенно нечему. По их мнению, согласившись открыть КПП, власти Грузии действительно облегчили жизнь соседней Армении, но при этом поставили под удар безопасность собственной страны. Некоторые политики полагают, что Россия может воспользоваться открытием границы и разжечь сепаратистские настроения в прилегающем к границе Казбегском регионе, где часть населения составляют осетины.

В Южной и Северной Осетии уже выдвигались претензии на эти земли. Так, южноосетинский президент Эдуард Кокойты заявлял права на Трусовское ущелье, находящееся на территории Казбегского района: он утверждал, что это "исконно осетинская земля", и требовал "поставить вопрос о ее возвращении". А североосетинская организация "Дарьял", объединившая выходцев из Казбегского района Грузии, как сообщало агентство "Осинформ", предлагала присоединить весь этот район к Южной Осетии. Один из предложенных вариантов, как отмечает агентство, заключался в "ликвидации границы и паспортизации населения". Кстати, 1 марта, в день открытия "Верхнего Ларса", члены "Дарьяла" провели у КПП митинг, требуя, чтобы им был разрешен безвизовый проезд.

Другое опасение, высказанное грузинской оппозицией, заключается в том, что открытие границы (учитывая, что российско-грузинские отношения остаются напряженными) может повлечь за собой провокации, от которых пострадает местное население. Как отмечает депутат от оппозиционной христианско-демократической партии Ника Лалиашвили, власти Грузии должны были особо позаботиться о безопасности жителей приграничных районов, однако этого, по его мнению, сделано не было.

Впрочем, в грузинском МИДе утверждают, что риски, связанные с возобновлением работы пограничного пункта, учтены. "Мы принимаем все меры во избежание провокаций, - заявили в ведомстве. - С точки зрения безопасности мы будем проводить довольно жесткую политику".