Рождение новой "Пятерки"

Об обновленной концепции "Пятого канала" рассказал Александр Роднянский

15 марта в России начал вещание обновленный "Пятый канал", чьи создатели позиционируют его как "умного и знающего собеседника". В основе проекта лежит целый ряд ток-шоу, чьими ведущими стали такие известные фигуры, как Александр Вайнштейн, Ксения Собчак, Светлана Сорокина, Дмитрий Быков и другие. О том, чем новый проект отличается от других российских телеканалов, в интервью "Ленте.Ру" рассказал один из его создателей, глава экспертного совета "Национальной медиа группы" Александр Роднянский.

Из опубликованных в прессе материалов следует, что "Пятый канал" позиционирует себя как принципиально новый проект, отчасти даже революционный. В чем заключается его революционность, принципиальная новизна?

Горько признать, что желание сделать содержательный, современный, рассчитанный на вполне думающую часть аудитории телевизионный канал может восприниматься как революционное или новое. Мы никоим образом не пытались сформулировать появление "Пятого канала" как революцию. Более того, мы настаиваем на "эволюционности" изменений, происходящих с телевизионным каналом, обладающим длительной и славной историей. Это знаменитое Ленинградское телевидение, и сегодняшний "Пятый канал", который вызывает скорее симпатию и уважение, нежели что-либо еще.

Что касательно новизны, то она заключается в желании сделать телевизионный канал, способный обсуждать нынешнюю повестку дня: от самых мелких подробностей нашей жизни, самых удивительных новостей и обсуждений в блогах до крупнейших, имеющих общественный резонанс событий. Обсуждать полноценно, глубоко и содержательно, так, как это могут делать лишь немногие люди, к которым стоит прислушиваться и чье мнение имеет смысл воспринимать как основание для собственных выводов и собственного анализа. Иными словами, единственная новизна, которую попытается привнести "Пятый канал" – помимо качества телевидения, за которое он будет бороться – это уровень обсуждений, дискуссий и уважения к людям, гостям и темам.

Я бы не говорил, что подобного рода передач в российском эфире нет. Каналов нет, а передач много. Мы относимся ко всем с уважением, но пока не слишком много каналов, которые бы давали возможность сосредоточиться коммуникации со зрителями без того, чтобы отдать дань популярным жанрам, рассчитанным на очень массовую аудиторию, а значит, требующим чрезвычайно усредненного уровня. Пожалуй, в этом и заключается новизна.

То есть от той "Пятерки", которая существовала до сих пор, новый формат резко отличаться не будет?

Нет, он будет отличаться, конечно же. Но это отличие будет выстраиваться на фундаменте существующего телевизионного канала. Новый "Пятый", безусловно, сохранит очень многое из того, что удалось построить за долгие годы существования петербургского канала. Когда я говорю о том, что канал "петербургский", я имею в виду, что он существовал как телевидение совершенно особого города, воспринимающегося как культурная столица страны.

С того момента, как канал превратился в федеральный, как в силу обретенного формального статуса, так и в силу амбиций, он не может более развиваться как городской канал. Посему он меняется, и достаточно кардинально. Но ощущение "питерскости" при этом остается. В нем есть свое особое обаяние, которое заключается в том, что мы связываем с питерской линией в русской культуре. С тем, что петербургская культура научила культуру российскую рефлексии. Такого рода привкус в телевизионном канале и должен сохраниться. А значит, остается ряд телевизионных передач – "Ночь на Пятом", "Встречи на Моховой", "Прогресс", "Клуб знаменитых хулиганов", "Открытая студия" и все те передачи, которые, на наш взгляд, и являются удачной формой общения с аудиторией. Они не противоречат нашему представлению о будущем канала, и они не просто остаются, но и развиваются дальше.

Новый "Пятый" появится в эфире 15 марта. Мы хотим выстроить диалог со своей аудиторией, который будет меняться в зависимости от реакции зрителей на те или иные события. Мы рассчитываем на диалоговый режим – в этом стратегия канала, суть его эволюционных преобразований. Новые программы, премьеры, новые люди, появившиеся в кадре и за кадром, исключительная команда ведущих, которые представляют редкую по разнообразию группу личностей – из всего этого мы и хотим построить нечто новое.

Учитывалось ли при подборе ведущих то, что некоторые из них – выходцы из Питера? Или же их выбирали исключительно по профессиональным качествам?

Питерских у нас среди ведущих двое – Светлана Сорокина и Ксения Собчак. Но за Ксенией Собчак "питерскости" не угадывалось никогда, на это мы не рассчитывали. Если говорить о Светлане Сорокиной, мысль о том, что она начинала на "Пятом канале", пришла уже после того, как мы договорились и начали съемки программы. Нам показалось обаятельным то обстоятельство, что на "Пятый" возвращается знаменитая телеведущая, которая именно на этом канале начинала свою карьеру. Изначально же, по принципу питерского происхождения, мы людей не отбирали. А зачем? Канал-то строится федеральный. Другое дело, что мы пытались найти людей со своей специфической, особой манерой общения. Людей органичных, интеллигентных, содержательных – таких, какие и нужны каналу. То обстоятельство, что среди приглашенных оказалось несколько ведущих родом из Санкт-Петербурга, наверное, не случайно.

Сложно ли было составить ту команду, которая в итоге получилась? Ведь среди ведущих много известных людей.

И несколько неизвестных. Мы всегда стараемся "запускать на орбиту" новых ведущих. Мы понимали, что такого рода телевизионный канал, как "Пятый", рассчитан на некую степень компетентности и уважительности по отношению к собеседнику. Как минимум – умение слушать, думать, говорить. И таких людей приглашали.

На предложение "Пятого" легко соглашаются. Телевизионные профессионалы, а я сужу по себе и коллегам – по той же Наталье Никоновой, которая возглавляет "Пятый" – увлечены идеей телевидения, которое делать интересно и не стыдно, и которое кажется небесполезным.

Вы стараетесь избегать того, чтобы канал был "высоколобым". Что значит это определение?

Это означает не быть высокомерным, снобским по отношению к той аудитории, которую кто-то может считать недостаточно образованной или которая сама себя не числит в зрителях телевидения, ищущего знаний, информации и пищи для ума. Мы делаем канал, который может смотреть любой – это очень важно – любой человек, заинтересованный в определенной системе отношений, интонаций, тоне разговора. Ничего сложного нет. Мы не делаем канал только для людей с высшим образованием, прочитавших некий "сакральный" список книг и посмотревших не менее "сакральный" список фильмов. Наши зрители не удовлетворены примитивной моделью мира или простыми рецептами, которые, как правило, телевидение предлагает.

Когда мы говорим "это не высоколобое телевидение" – мы имеем в виду попытку говорить с обычным человеком, рассматривающим на телевидение как источник самой разнообразной информации о мире – исторической, географической, научной. Это попытка говорить с человеком, не чурающимся никаких тем. "Пятый" не тематический канал, похожий на "Культуру" или Discovery, Science, History, Biography. Хотя элементы этих каналов, элементы подобного программирования в рамках "Пятого" присутствуют. Это более универсальный, более широкий по охвату тем канал, рассчитанный на то, чтобы разговаривать уважительно и интеллигентно, но при этом нескучно и свободно.

В нашей беседе не раз прозвучало слово "диалог". Понятно, что интерактивность телевидения очень ограничена. Тем не менее, какова будет диалоговая составляющая?

Речь идет, конечно, о "диалоге" в телевизионном смысле этого слова. У нас только 15 марта в эфир выходит шесть ежедневных передач, рассчитанных на самую разнообразную аудиторию. Раз они ежедневные, то они в состоянии откликаться на все происходящее в мире. На мнения людей, их комментарии, реакции. Ведь самое важное, что есть у телевидения – это способность реагировать на изменение настроений и потребностей зрителей. Телевидение ценят не за способность принять звонок в прямом эфире. Это симпатично, но перестало быть актуальным лет двадцать назад, когда люди еще не наелись технологическими аттракционами. Интерактивность телевидения – это его способность моментально реагировать на происходящее вокруг. Поэтому, когда выходит программа "Будь по-твоему", "Свобода мысли", "Реальный мир" или "Дневник наблюдений", то они в состоянии отреагировать на все, что готовит им день грядущий. В этом смысле канал интерактивен, равно как интерактивны и большинство перечисленных программ.

Мы очень хотели бы, чтобы в наших программах появилось много новых, лиц. Те, кто делают "Пятый канал", предельно не удовлетворены тем, что на большинстве каналов из программы в программу кочует небольшое количество людей которые высказываются по любому предложенному поводу. Нам очень хочется найти компетентных и интересных людей из самых разных областей человеческой деятельности.

Как родилась идея такого необычного тандема, как Александр Вайнштейн – Ксения Собчак в проекте "Свобода мысли"?

За этим решением стоит очень, как мне кажется, понятная логика рассуждений. В качестве одного из ведущих я предложил Александра Вайнштейна. Обширный опыт работы в качестве ученого, продюсера, предпринимателя и телеведущего позволяет ему активно и глубоко вовлекаться в обсуждение самых разных тем.

Кроме того, мне не хватает в серьезных программах, включая новости, людей зрелых. Меня смущают молодые ведущие новостей, при том, что среди них есть чрезвычайно талантливые и симпатичные люди. Но мне представляется, что, как и в большом американском и европейском телевидении, новостные передачи должны вести люди зрелые, вызывающие доверие. И я подумал, что такой зрелый человек как Вайнштейн, является хорошей кандидатурой. Дальше мы начали разговаривать, ему эта идея сразу показалась любопытной, но стало понятно, что нужна пара. Был вариант – очень талантливая и интеллигентная ведущая, которая нам всем безумно нравилась. Но в этой версии ведущие выглядели бы чрезвычайно предсказуемо. А нам очень хочется избежать ощущения консервативного культурного заповедника – ощущения отдельности, отгороженности от мира. Хочется немного перца. А что у нас более "перченое", чем Ксения Анатольевна Собчак? Да ничего.

На сегодняшний день мало кто сомневается в ее умении вести телевизионные проекты, в ее работоспособности и честном отношении к делу. По сути, единственная проблема, связанная с ней – это вовлеченность в телевизионные проекты, которые репутационно ну никак не совмещаются с "Пятым каналом". Это заставило нас серьезно думать. На первом этапе я предложил Ксении активный шаг – объявить, что, мол, завершен первый этап телевизионной карьеры, переходим к этапу второму и главному. На что она, подумав, сказала, как человек зрелый и действительно профессиональный: "Давайте посмотрим, подождем. В любом случае мы должны притереться друг к другу". И мы согласились. Так появилась пара Ксения Собчак и Александр Вайнштейн.

Немаловажно еще и то, что нам хотелось получить для ежедневной программы "Свобода мысли" взгляд другого поколения. Очевидно, что Ксения репрезентирует часть своего поколения, его взгляд на мир. Мне показалось это интересным.

В недавнем интервью газете "Коммерсант" вы сказали, что большие каналы – лидеры рынка не могут позволить себе те проекты, которыми будет заниматься "Пятый канал", потому что им нужно поддерживать свой высокий рейтинг. Означает ли это то, что проекты нового "Пятого" не высокорейтинговые, и не будет ли такая стратегия мешать расширению аудитории канала в будущем?

Дьявол, как известно, в деталях, а детали эти просты. У Первого канала доля аудитории старше четырех лет около 20 процентов. Это очень много, одна пятая от всех телезрителей. И такая же приблизительно доля у канала "Россия 1". Это означает, что для того, чтобы удерживать эту долю аудитории, в эфире в прайм-тайм должны выходить жанры, традиционно популярные среди большинства телезрителей. Таковыми являются теленовеллы, драматические сериалы, необычные развлекательные шоу. Это все то, что на протяжении многих десятков лет является самыми популярными телевизионными форматами во всех без исключения странах мира.

"Пятый канал" на сегодняшний день, несмотря на свой федеральный статус и удивительно сильные позиции в городе своего происхождения – это канал, с долей аудитории чуть более двух процентов. Иными словами, на этом канале мы не боимся утратить позиции. Мы свою аудиторию, которая приходит смотреть документальные фильмы, дискуссии прямого эфира, качественные новости и необычный кинопоказ – а так выглядит на сегодняшний день "Пятый канал" – не распугаем. Все то, что эта аудитория пришла смотреть – она увидит. К этому только добавляется новое. То, что мы предлагаем, принципиально сфокусировано на аудитории, которая является традиционно целевой для "Пятого". То есть на тех, кто заинтересован и в документальном кино, и в познавательных программах, и в полноценном содержательном разговоре.

Мы умеем делать популярные жанры. У нас в команде очень много людей, причастных к самым успешным проектам на нескольких каналах страны. Но мы намеренно собрались для того, чтобы попытаться сделать совершенно другое телевидение.

Есть такое понятие, как "масштабирование через фокусирование". Мы очень узко фокусируемся для того, чтобы приобрести свой масштаб. Я верю в то, что, конечно же, 20 процентов у "Пятого" не будет никогда. Но до четырех процентов, а если повезет, может быть и больше, мы можем за несколько лет дойти, реализуя ту концепцию развития, о которой сейчас говорим. Это, кстати, будет означать седьмое место на рынке при нынешней конкуренции. И эти несколько процентов телезрителей могут представлять мощное и, с точки зрения конкуренции, чрезвычайно привлекательное для рекламодателей ядро аудитории.

Иными словами, вы больше рассчитываете на монолитность аудитории?

Да, конечно. Это то, что на языке интернетовских СМИ называется комьюнити. Я вообще в другое не верю и считаю, что телевизионные каналы – это своеобразные ресурсы создания комьюнити. Просто пока значительно более мощные, чем в интернете – посмотрим, что будет дальше. Но очевидно, что у "Пятого" есть возможность создать то комьюнити, которое будет объединено идеей телевизионного канала, который мы и называем "компетентным собеседником".

Наряду с "Пятым каналом" вы работаете над развитием РЕН-ТВ. Точка их пересечения – это новостные передачи. В чем различия между ними?

Различия – в позиционировании самих каналов. Если "Пятый" – это интеллектуальное, дискуссионное, познавательное телевидение, то РЕН – это жесткий, бескомпромиссный, лишенный сантиментов, динамичный взгляд на мир мужскими глазами. Подчеркну, что не канал "для мужчин". Канал, который предназначен для людей социально или внутренне активных, пытающихся постоянно решить вопросы справедливого социального устройства. Ответить на вопрос, что справедливо, что несправедливо, что правильно, а что неправильно. Иными словами, это телевизионный канал с очень сильным социальным элементом. Мы пытаемся выстроить журналистское телевидение, в жанровый репертуар которого будут входить остросюжетные сериалы, журналистские расследования, ток-шоу, документальные фильмы и многие другие жанры.

Отвечая на ваш вопрос, разница заключается в подаче. "Пятый" – это канал, пытающийся угадать за разрозненными фактами некие общие закономерности, открытый миру канал, обожающий познавательную, любопытную информацию. Новости "Пятого" отслеживают с равным интересом мелочи технологии, события в регионах, открытия в науке, достижения в спорте, политические новости. А новости РЕН-ТВ – это активный инструмент по "выяснению отношений" с реальностью. Они могут вскрывать, бичевать и не соглашаться. Это принципиально другой формат. Таковыми новости являются на сегодняшний день, и не случайно программу "Неделя с Марианной Максимовской" называют в списке наиболее бескомпромиссных и независимых телепрограмм. Таковыми они и останутся.

Кому принадлежит та идея той концепции "Пятого канала", которая сейчас претворяется в жизнь?

Мы работаем командно. Не верьте, когда вам говорят, что в телевидении кто-то что-то придумал сам. В нашей команде Наталья Никонова – генпродюсер "Пятого канала" и ее замечательные продюсеры и, конечно же, Владимир Ханумян (генеральный директор компании НМГ-ТВ, в структуру которой входит "Пятый канал" – "Лента.Ру"). Мы собираемся, обсуждаем и совместно все придумываем. В этом смысле мы очень легко нашли общий язык. Работа над "Пятым" на стадии формулирования концепции была очень приятным процессом.

Не секрет, что в России многие недовольны тем, как телевидение выглядит в целом. Не является ли создание нового канала попыткой дать толчок для облагораживания телевидения? Или это изолированный проект, цель которого – привлечь зрителей именно к нему?

Телевизионные каналы не делают, исходя из общестатистических задач по облагораживанию телевизионного эфира. Телевидением многие недовольны, а многие довольны, так всегда было. Это как воспитание детей – сфера, в которой разбирается любой человек и по поводу которой у каждого есть свое мнение. Российское телевидение, как организм, является одной из самых сильных телевизионных индустрий мира, которое выглядит конкурентоспособно за счет разнообразия жанров, качества производимых телевизионных сериалов, ситкомов, программ. Если вы посмотрите непредвзято на телевизионную индустрию в России в целом, выбрав в каждом жанре лучших представителей, то вы удивитесь, как много талантливого и яркого.

Да, каждый в отдельности канал имеет огромное количество проблем. А самое главное – в целом отечественное телевидение не удовлетворяет интересы думающей, пишущей, анализирующей и дискутирующей аудитории. Исходя из этого обстоятельства и являясь частью этой аудитории, мы решили попробовать сделать канал, способный ответить на запросы именно таких людей. И такой проект, точно, будет не единственным.

Многие сомневались и до сих пор говорят, что задача сложна, если не невозможна. Один из моих коллег в отношении "Пятого канала" еще полгода назад заявил, что "миссия невыполнима". Было бы странно и неприятно жить с ощущением, что это действительно так. Мы полагаем, что миссия, действительно, очень трудна, но все же выполнима. Иначе бы за это не брались.