Новости партнеров

Киргизский след

В убийстве московского священника подозревают подручного Умарова

Следователи заявили о раскрытии убийства священника Даниила Сысоева. Пистолет, из которого он был застрелен, обнаружился в Махачкале. Владелец оружия был уничтожен при нападении на милицейский пост, у него нашли паспорт гражданина Киргизии. Ранее ответственность за убийство священника взяли на себя боевики Доку Умарова.

По основной версии следствия, главным подозреваемым является гражданин Киргизии Бексултан Карыбеков. Загранпаспорт на его имя был найден у убитого в Махачкале боевика.

1 декабря 2009 года милиционеры проводили рутинную проверку документов на окраине дагестанской столицы. Они остановили автомобиль, за рулем которого сидел местный житель. Пассажир, назвавшийся студентом из Киргизии, показался подозрительным, и его пригласили в помещение поста для более тщательной проверки.

Внезапно иностранный гость выхватил гранату, выдернул чеку и бросил ее в милиционеров, а затем открыл стрельбу из пистолета. Ему удалось убить одного сотрудника милиции и ранить двоих, прежде чем он был уничтожен ответным огнем.

При проверке пистолета выяснилось, что именно из этого оружия был убит Сысоев. Пневматический пистолет, переделанный для стрельбы боевыми патронами калибра 9 миллиметров, был приобщен к делу на основании баллистической экспертизы.

Следователи говорят, что у них есть данные о том, что на момент убийства Сысоева Карыбеков находился в Москве. С другой стороны, и пистолет мог попасть к киргизу уже после убийства, и загранпаспортом подозреваемого мог воспользоваться другой человек.

Мать Карыбекова рассказала местным журналистам, что ее 23-летний сын около года назад собрался уехать на учебу за границу, но потерял загранпаспорт. Как только он его восстановил, то сразу уехал. Женщина также сказала, что ей ничего неизвестно о гибели сына, так как он периодически звонит ей. Официальных комментариев по поводу личности Карыбекова ни киргизские, ни российские правоохранительные органы не предоставили.

Между тем в некоторых СМИ появились сообщения о том, что Карыбекова опознали свидетели убийства, которые ранее дали показания о том, что убийца говорил с характерным кавказским акцентом. Вечером 19 ноября 2009 года в храм святого Фомы на юге Москвы, настоятелем которого являлся Сысоев, зашел мужчина в марлевой повязке. Он громко позвал священника по имени, как если бы не знал его в лицо. Когда Сысоев подошел к посетителю, тот несколько раз выстрелил в него. Священник скончался в машине "скорой помощи", тяжелые ранения получил находившийся рядом регент Владимир Стрельбицкий.

В пользу кавказского следа, казалось бы, говорит и распространенное в конце декабря обращение боевиков. В нем утверждалось, будто Сысоев был убит за то, что являлся "врагом Аллаха", по приказу амира Абу Усмана - таково мусульманское имя Доку Умарова, провозгласившего себя главой "имарата Кавказ". Также боевики заявили, что убийца священника после совершения преступления приехал на Северный Кавказ и в скором времени "стал шахидом", то есть погиб в боестолкновении с федеральными силами.

Заявление сторонников Умарова вызвало обоснованные сомнения, так как они ранее брали на себяответственность даже за аварию на Саяно-Шушенской ГЭС. При этом в сообщении боевиков говорилось, что убийство священника было снято на мобильный телефон, но эта видеозапись была утеряна.

Тем не менее, эту версию, не стоит скидывать со счетов, учитывая сведения о тесном знакомстве Карыбекова с идеологом ваххабитов Александром Тихомировым, он же Саид Бурятский, которыми располагает следствие. По этим данным, Карыбеков жил несколько лет в Улан-Удэ у своего брата, где и познакомился с Саидом, который наставлял его в вопросах веры, а, проще говоря, проводил идеологическую обработку.

Кроме того, в правоохранительных органах полагают, что Карыбеков заранее готовился к убийству Сысоева, заблаговременно купив билет на поезд. После убийства и перед тем, как быть застреленным в Махачкале, он якобы успел съездить в Бишкек.

О том, что радикальные мусульмане имеют зуб на Сысоева, говорилось и раньше. Сам покойный священник философски относился к угрозам, полагая, что "на все воля Божья". Сысоев неоднократно вступал в полемику с мусульманскими богословами и вел активную миссионерскую работу. Сообщалось, что он успел обратить в православие несколько сотен трудовых мигрантов, ранее бывших приверженцами ислама. Кроме того, он выезжал с миссионерскими миссиями в регионы и страны, где ислам является традиционно исконной религией, в том числе в Киргизию.

Со стороны мусульман подобная позиция православного священника вызывала неприятие, тем более что и соратники Сысоева признают, что в некоторых моментах его взгляды на отношения христианства и ислама были на грани радикальных. В прокуратуру даже поступали жалобы после публикации книги Сысоева "Брак с мусульманином", в которой была глава "Как проповедовать мусульманину Христа".

Но не только мусульмане были недовольны активной позицией священника. Его взгляды вызывали неприятие и у части националистов, стоящих на расистских позициях. Они выступали против обращения в православие уроженцев Кавказа и Средней Азии. Кроме того, на первых порах в убийстве подозревали и язычников-родноверов, которые ранее отметились терактами против православной церкви.

После первых реляций о раскрытии убийства в СКП все же пояснили, что расследование дела продолжается, несмотря на смерть основного подозреваемого. Следователи будут пытаться установить возможных сообщников и причины, по которым было совершено преступление. Впрочем, в правоохранительных органах полагают, что мотив убийства так и останется загадкой.

Официальный представитель РПЦ Владимир Вигилянский также заявил, что преступление нельзя считать полностью раскрытым, пока не установлены все причастные к его совершению и его мотивы.

Не исключено, что такая острожная позиция связана с нежеланием привлекать внимание к тлеющему конфликту между радикальными представителями ислама и православия на территории России и признавать, что теологические разногласия могут повлечь за собой уголовные преступления.