Полный развал

Правящая коалиция Бельгии распалась, проработав менее пяти месяцев

22 апреля премьер-министр Бельгии Ив Летерм вручил королю Альберту II прошение об отставке. Правящая коалиция распалась, не просуществовав и полугода. Извечный спор о правах между жителями крупнейших языковых сообществ Бельгии - Фландрии и Валлонии - в очередной раз лишил страну правительства. В июле Бельгия должна занять место страны-председателя ЕС, что делает политический кризис особенно несвоевременным.

Не нашли общий язык

Конец коалиции Ива Летерма (Yves Leterme) положила партия VLD ("Фламандские либералы и демократы"). Как заявил ее председатель Александр де Кроо (Alexander De Croo), Летерм лишился поддержки VLD, поскольку его правительство не смогло в срок решить вопрос о правах франкоговорящих меньшинств, проживающих в пригородах Брюсселя.

Брюссельский столичный регион является самостоятельной языковой зоной в составе Бельгии - единственный регион в стране, за которым официально закреплен статус двуязычного. Оставшаяся Бельгия поделена на три языковых сообщества: крупнейшие фламандское (регион Фландрия) и франкоязычное (регион Валлония), а также относительно небольшое немецкоязычное (располагающееся также на территории Валлонии). Каждое из сообществ обладает и значительной политической автономией.

В Брюссельском регионе все делопроизводство официально ведется на нидерландском (фламандском) и французском языках. Однако логичность такого устройства осложняется исторически сложившимся культурно-языковым контекстом региона. Фактически, сам Брюссель является франкофонным анклавом на территории Фландрии. Но кроме столицы в Брюссельский регион входит еще три десятка муниципалитетов - каждый со своим бургомистром и ратушей - население которых говорит, преимущественно, на фламандском.

Фламандцы, среди которых традиционно сильны националистические настроения (пару лет назад опрос, проведенный газетой Het Laatste Nieuws, показал, что почти каждый второй житель Фландрии желал бы отделится от бельгийского королевства) очень трепетно относятся к языковому фону родных земель. Настолько трепетно, что, случалось, не позволяли франкоговорящим жителям Брюсселя селиться во фламандских пригородах. Между тем, двуязычный статус столичного региона сохраняет за франкоговорящими жителями право получать образование на французском, обращаться во франкоязычные суды и государственные учреждения.

В 2003 году Конституционный суд Бельгии постановил, что Брюссель и его пригороды, со всеми населяющими их фламандцами и валлонами, останется единым избирательным округом. С тех пор политики безуспешно пытаются договориться о правах каждой из групп населения, принужденных к сожительству ради внесения хоть какого-то порядка в чрезвычайно запутанное политическое устройство королевства. Это споры стоили жизни не одному правительству.

Союз нерушимый

Специфическая языковая структура общества на протяжении многих десятилетий является главной проблемой в остальном вполне благополучной Бельгии. Фактически, Бельгия является союзом двух стран, каждая из которых живет собственной жизнью. Буквально все в королевстве делится на "фламандское" и "французское": подданные, политические партии и даже футбольные команды. Причем речь зачастую идет не о мирном сосуществовании, а о непрекращающейся борьбе за сохранение национальной идентичности и расширение политических прав. Традиционно более активны в этой борьбе фламандцы, долгое время считавшие себя угнетенной стороной.

Еще в конце XIX века так оно, в общем, и было. Валлония с ее развитой промышленностью была значительно богаче Фландрии, и французский язык был единственным официальным языком политической элиты. Но со второй половины прошлого века ситуация начала меняться. Валлонские заводы пришли в упадок, преодолеть который не помогают никакие государственные субсидии - а оплачивают их и налогоплательщики-фламандцы. Фландрия, между тем, процветает, на каждого валлона приходится сейчас по два фламандца.

Последние 60 лет политической истории Бельгии - это попытки уравнять в правах противоборствующие языковые группы и предоставить им политическую автономию, при этом не нарушая единства королевства. Возможно это ровно до тех пор, пока подавляющее большинство фламандцев и валлонов видят целесообразность в сохранении единого государства. Пока что это, в общем, так, хотя политические чаяния тех и других зачастую оказываются весьма различными.

Несостоявшийся объединитель

В идеальном мире Ив Летерм, наверное, смог бы примирить враждующие сообщества. Он родился в Западной Фландрии в семье фламандки и валлона, прекрасно говорит на обоих языках, пользуется большой популярностью среди говорящих по-голландски северян и болеет за франкоязычный льежский "Стандард". Однако валлоны Летерма не жалуют, в особенности после того, как тот позволил себе ряд неосторожных замечаний: Летерм заявил, что франкоязычные жители Бельгии, не желающее учить фламандский - либо лентяи, либо недостаточно умны.

Тем не менее, Иву Летерму удалось дважды возглавить правительство Бельгии - правда, оба раза ненадолго, и в обоих случаях поста ему стоил застарелый конфликт между фламандцами и валлонами. В первый раз король назначил Летерма премьером в марте 2008 года. На выборах 2007 года его партия CD&V ("Христианские демократы и фламандцы") набрала большинство, но в течение семи месяцев Бельгия фактически оставалась без правительства - победители не могли договориться с валлонскими партиями о коалиции, а в федеральных органах власти Бельгии обязательно должны присутствовать и те, и другие.

Впрочем, уже в июле 2008 года Летерм подал в отставку: правительство не могло работать из-за разногласий между севером и югом. Тогда Альберт II отставку правительства не принял, но в декабре 2008 года премьер все же ушел - в связи со скандалом вокруг продажи французскому банку BNP Paribas крупнейшей в Бельгии финансовой компании Fortis. Летерм вновь возглавил кабинет министров в конце ноября 2009 года, сменив на этом посту Хермана ван Ромпея.

Кстати, ван Ромпею, довольно популярному среди представителей обеих языковых групп, удалось-таки, в отличие от Летерма, не заострять внимания на разногласиях и наладить нормальную работу правительства. Он возглавлял кабинет в течение года - с декабря 2008 - и уход его был связан не с политической неудачей, а с переходом на более почетную должность: с 1 января 2010 года Херман ван Ромпей стал президентом Евросоюза. Сменивший его на посту премьера Летерм продержался на должности неполных пять месяцев - и вот уже снова, в третий раз, отправляется в королевский дворец с прошением об отставке.

Остальные члены бельгийской правящей коалиции (кроме VLD и CD&V в нее входят еще три партии, включая социалистов и валлонских центристов) уже обвинили взбрыкнувших фламандских либерал-демократов в безответственности: вступая в коалицию, они отвели Летерму пять месяцев на решение вопроса, над которым бельгийские политики бьются больше пяти лет. Теперь, если король Альберт примет отставку премьера, Бельгии грозят новые выборы, а вслед за ними - очередные многомесячные попытки сформировать дееспособное правительство. Между тем, в июле Бельгия должна занять место страны-председателя Евросоюза, и есть все основания полагать, что политический кризис может негативно сказаться на этих планах.

Конечно, остается вариант, что Альберт II поручит премьеру сформировать новое правительство. В этом случае удастся избежать досрочных выборов, но руки у такого кабинета будут связаны - без участия VLD сторонники Летерма будут контролировать в парламенте 76 мест из 150.

Мир00:0215 августа

Могут повторить

Европа боится возвращения нацистов. На что способны современные наследники Гитлера?
Мир00:0213 августа

Ким Чен Культ

Вожди-колдуны и голоса из холодильника. Во что верят жители Северной Кореи