Новости партнеров

Город-сад

Генплан Москвы приняли окончательно

Мосгордума 5 мая одобрила в последнем чтении закон о Генеральном плане развития Москвы до 2025 года, поставив точку в бурном обсуждении строительного будущего российской столицы. Несмотря на то, что имидж московских властей в очередной раз пострадал в ожесточенных баталиях с общественностью, руководство города может праздновать безоговорочную победу. Теперь даже если в ближайшее время подтвердятся слухи о том, что мэр Москвы Юрий Лужков будет отправлен в отставку, термин "лужковская Москва" на долгие годы пристанет к облику столичных улиц и площадей.

Дружное принятие Генплана московскими депутатами сопровождалось красочным флэш-мобом противников закона и "разминированием" саперами обычного строительного инструмента - уровня, что в каком-то смысле стало квинтэссенцией сложившейся вокруг Генплана абсурдной ситуации. Несмотря на то, что разговоры об эпохальности Генплана идут весь последний год, прошедшая у здания Мосгордумы акция протеста собрала лишь пару десятков негативно настроенных москвичей. У многих в руках были плакаты против принятия закона и черные листы бумаги, которые символизировали то ли сам Генплан, то ли "черную метку" депутатам, пришедшим на работу принимать нашумевший документ в третьем чтении.

Бравые бойцы ОМОНа, которые всегда готовы обезопасить улицы столицы от граждан, не понимающих очевидной мудрости принимаемых властями законов, не подвели и на сей раз, посадив около 10 особо активных участников акции в автобус и отправив их в ближайшее ОВД.

Спустя некоторое время на Петровку, где находится здание Мосгордумы, стали прибывать новые наряды милиции, которые оцепили часть улицы. Этот участок начали исследовать саперы, которым поступил сигнал о том, что там, возможно, находится бомба. Вскоре выяснилось, что "бомбой" оказался строительный уровень, который, как рассказал журналистам начальник управления информации и общественных связей ГУВД Москвы Виктор Бирюков, "кто-то забыл или отложил для того, чтобы в дальнейшем украсть".

В целом, все эти события в центре Москвы до боли напоминали другие, происходившие вокруг Генплана в течение всех этих месяцев (и даже лет). Немногочисленные группы граждан (повального интереса у москвичей Генплан не вызвал) и отдельные члены Общественной палаты пытались как-то противостоять спорному закону, в то время как власти города доводили до абсурда любую попытку по-человечески обсудить важнейший для развития столицы России документ.

Закон, о который сегодня ожесточенно ломаются копья, стал продолжением Генплана, принятого еще в 2005 году. Актуализированный Генплан развития Москвы был разработан в конце 2008 года - и уже тогда было понятно, что документ получился довольно противоречивым.

Согласно ему, городские территории должны быть разделены на две зоны - "стабилизации" и "развития". В зонах стабилизации - центре и построенных в 70-80-х годах спальных районах - предполагается лишь капитальный ремонт зданий и благоустройство территории, а вот в зонах развития (промзонах) должны проводиться и реконструкция, и новое строительство, и снос строений. Снести, по замыслу авторов Генплана, должны 22 миллиона квадратных метров жилья - пятиэтажки и панельные девятиэтажки. На их месте появятся 50 миллионов квадратных метров нового жилья, в том числе - 60 высоток.

"Легкие Москвы" - зеленые территории - при этом увеличивать не планируется. Дорог, напротив, должно стать больше - на 350 километров. В частности, к 2025 году (если верить Генплану) в столице появится восьмиполосное четвертое транспортное кольцо и две хордовые магистрали, которые пройдут вдоль МКАД через спальные районы. Увеличится также протяженность метро и сопряженного с ним наземного общественного транспорта.

Противники всего этого благолепия обращали внимание на то, что Генплан, расписанный аж на полутора тысячах страниц (плюс еще девять тысяч страниц правил землепользования и застройки), не имеет никакой концепции развития города и лишь констатирует сложившуюся в Москве ситуацию, никак при этом не решая транспортных и иных проблем. Кроме того, они отмечали отсутствие в этом Генплане какой-либо связи с Генпланом Подмосковья, хотя, судя по замыслу создателей столичного закона, Москва к 2025 году серьезно "наплывет" на область.

Критике также подвергалась потенциальная возможность застройки по новому Генплану исторического центра города, отсутствие мер по решению экологических проблем и неэффективность концепции четвертого транспортного кольца. С застройкой промзон также не все было ясно: как заявляли специалисты, экологической экспертизы в Генплане нет. Кроме того, высказывались предположения, что Генплан призван не решать насущные вопросы, а просто легализовать всю беспорядочную застройку, которая велась в городе в течение последних 10 лет.

Стоит отметить, что впервые за всю историю к обсуждению Генплана были привлечены москвичи - слушания по проекту прошли летом 2009 года. Впрочем, создавалось впечатление, что все это общественное обсуждение затевалось лишь ради красивой формулировки. В октябре ВЦИОМ спросил у москвичей, знакомы ли они с проектом Генплана. Выяснилось, что ознакомились с этим документом лишь 17 процентов респондентов, в то время как 42 процента о нем даже не слышали.

В ноябре, когда правительство Москвы утвердило проект Генплана, Москомархитектура выпустила сногсшибательный документ, в котором заявила, что в поддержку Генплана высказались более 75 процентов москвичей, принявших участие в публичных слушаниях. То, что это были лишь 160 тысяч человек из 10 миллионов жителей, зарегистрированных в городе, скромно опускалось.

Об уровне общественных обсуждений говорит хотя бы тот факт, что гражданам предлагалось составить свое мнение о Генплане, исходя из понятных лишь профессионалам чертежей и карт. Пояснений к ним не было, на что чиновники безапелляционно заявляли: "Не принято". Даже главный архитектор Москвы Александр Кузьмин на претензии по поводу неудобоваримых карт отвечал: "Тот, кто хотел понять, все понял".

Впрочем, даже те, кто хоть что-то понял, серьезно повлиять на ситуацию не могли. Нет, конечно, в ходе обсуждений были предложены несколько тысяч замечаний, однако самых спорных вопросов они все равно не решили, поэтому в декабре Генплан без особых повреждений дошел до первого чтения. Ко второму чтению, состоявшемуся в марте, в проект Генплана было внесено 168 поправок, которые депутаты приняли с легкостью и может быть даже удовольствием.

В марте, под самый занавес обсуждения Генплана, к этому вопросу неожиданно рьяно подключилась Общественная палата, которая назвала проект развития Москвы "смертным приговором городу" и заявила о намерении добиваться отсрочки его принятия. После этого ОП устроила собственное обсуждение Генплана, которое закончилось скандалом - присутствовавшие в зале спикер Мосгордумы Владимир Платонов и Александр Кузьмин под крики "позор" были вынуждены уйти, не вынеся напора набросившихся на них с "наболевшим" "общественников".

Когда страсти улеглись, Платонов заявил "Интерфаксу", что убедился по выступлениям отдельных членов Общественной палаты, "что чем меньше некоторые из них знают Москву, проект Генплана, тем больше у них желания спасти город". "Их можно поблагодарить за то, что благодаря их раскрутке многие узнали о том, что идет работа над актуализацией Генплана", - снисходительно добавил спикер.

Все это время, пока лучшие российские умы бились за будущее столицы, над Генпланом незримо витал дух Юрия Михайловича Лужкова, для которого этот закон - самая реальная возможность увековечить свое и без того бессмертное имя. Именно с личностью столичного мэра была связана львиная доля критики, поступавшей в адрес Генплана: галерист Марат Гельман, например, заявил, что для Лужкова Москва сродни огороду, с которого "надо получить урожай".

По Лужкову с его Генпланом в последние месяцы не прошелся лишь ленивый. Лидер фракции "Справедливой России" Николай Левичев даже осмелился раскритиковать этот документ на заседании Госдумы перед премьером Владимиром Путиным, который "обещал подумать". Что уж говорить про лидера ЛДПР Владимира Жириновского, который на том же заседании дал целый концерт в честь Юрия Михайловича.

После этого то утихающие, то нарастающие разговоры о приближающейся политической "кончине" Лужкова вновь усилились. Однако даже если эти прогнозы в ближайшее время наконец сбудутся, никто не отнимет у Лужкова его законного права поставить подпись под документом, который предопределит судьбу Москвы на ближайшие 15 лет. Для бессменного мэра Генплан станет красивым, хоть и довольно зловещим финальным аккордом. Сам он, впрочем, с подобной демонизацией не согласен. По его мнению, Генплан просто был неправильно подан общественности журналистами, "хотя это потрясающе положительный документ". Судя по всему, если и не огород, то город-сад на месте Москвы Лужков точно задумал.