Новости партнеров

Дорогу колеснице — 2

Сбившая мальчика сотрудница прокуратуры признана невиновной

19 мая 2010 года стало известно о том, что следствие признало невиновной волгоградского экс-прокурора Елену Иванову, которая в июне 2009 года сбила на своем автомобиле Opel Corsa семилетнего Сашу Колокольцева. Дело было закрыто за отсутствием состава преступления. Проведенные в ходе расследования экспертизы показали - мальчик выскочил на дорогу так стремительно, что Иванова при всем желании не могла избежать наезда. Родственники Саши посчитали это решение предвзятым и будут обжаловать приговор.

21 июня 2009 года Саша Колокольцев возвращался с прогулки в городском парке Волгограда. Его сопровождала некая родственница, которой мальчика на некоторое время доверил дедушка. Саша находился в веселом расположении духа, баловался и, на какие-то мгновения выйдя из-под контроля сопровождавшей его женщины, выбежал на проезжую часть.

Возможно, он просто хотел самостоятельно перебежать дорогу, но не успел. Мальчика сбила обгонявшая трамвай иномарка за рулем которой находилась Иванова - на тот момент сотрудник отдела по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Волгоградской области. Сильным ударом тело ребенка подбросило вверх и вперед и он упал на асфальт - прямо под колеса тому же "Опелю". Иванова к этому моменту так и не смогла остановиться, и голова мальчика попала сначала под переднее, а потом под заднее колесо автомобиля. Судя по всему, именно из-за этого повторного наезда Саша скончался. Как показало вскрытие, внутренние органы ребенка практически не были повреждены, смерть наступила в результате травмы головы.

Ход дальнейших событий можно восстановить в основном по рассказам родственников мальчика, которые опираются на свидетельства очевидцев. Сделаем скидку на то, что показания членов семьи Колокольцевых по понятным причинам достаточно субъективны. И все же странно, что большинство этих фактов не было принято следствием во внимание.

Во-первых, очевидцы утверждают, что когда прокурор Иванова все-таки сумела остановить машину, она вышла из нее и направилась прямиком... к ларьку с мороженым. Не успев поинтересоваться судьбой сбитого ребенка, женщина съела четыре порции эскимо подряд. Родственники считают, что сотрудница прокуратуры, руководствуясь профессиональным опытом, постаралась максимально быстро замаскировать запах спиртного, так как находилась за рулем в нетрезвом состоянии. Излишне уточнять, что документы, зафиксировавшие отказ Ивановой от медицинского освидетельствования в ГАИ, из материалов дела загадочным образом исчезли.

Если верить Колокольцевым, спиртное Иванова употребляла в кафе неподалеку, в компании приятеля. Согласно показаниям официантки этого кафе, обслуживавшей пару - безалкогольных напитков они не употребляли вовсе. С этим же приятелем, по мнению некоторых экспертов, Иванова разговаривала в тот момент, когда под колеса ее машины бросился Саша Колокольцев. По ходу беседы женщина отвлеклась от управления автомобилем, поэтому не смогла вовремя затормозить.

Но вернемся к описанию произошедшего на месте аварии. После того как Иванова основательно "угостилась мороженкой", она позвонила коллегам из прокуратуры. Те приехали на место происшествия позже сотрудников ДПС, но очень быстро взяли дело в свои руки. Многочисленных свидетелей разогнали, а гаишникам заявили нечто вроде "это наша корова, и мы ее доим".

Впрочем, семья Колокольцевых и при таком раскладе не отчаивалась добиться справедливости. Родственники погибшего мальчика настояли на том, чтобы дело расследовали специалисты, не связанные с прокуратурой Волгоградской области. В итоге следствие сильно затянулось, оно длилось около полугода с привлечением сотрудников из Ростова и Москвы.

Общественный резонанс вокруг инцидента получился серьезным. В Волгограде прошли несколько митингов в поддержку родителей Саши, за ходом расследования взялись следить местные автолюбители, а на письмо Колокольцевых даже был получен отклик из администрации Дмитрия Медведева. Президент поручил взять дело под особый контроль Генпрокуратуры РФ.

Однако же, несмотря на все меры противодействия административному произволу, по итогам пяти экспертиз дело было решено закрыть. Первые четыре не дали четкого ответа на вопрос о виновности Ивановой, решающей стала пятая экспертиза. Следствием было установлено, что расстояние, на котором мальчик попал в зону видимости водителя (после обгона им трамвая) составляло 34 метра. В ходе пятой экспертизы следователи рассчитали тормозной путь автомобиля Opel Corsa с учетом того, что он двигался со скоростью около 55 километров в час, и получили результат - 38 метров. Из этого был сделан вывод - как ни старалась Иванова, остановить машину до столкновения с мальчиком она не могла чисто физически.

Семья Колокольцевых тщетно пыталась опротестовать результаты этой экспертизы, хотя ее несостоятельность была доказана. Независимый специалист Юрий Комаров, заведующий кафедрой "Автотранспорт" ВолгГТУ, провел собственные вычисления, которые показали, что даже с серьезными допущениями (формула следователей больше подходит для старой "Волги", чем для нового "Опеля") тормозной путь автомобиля Ивановой не мог быть больше 31 с половиной метра. То есть, если бы она вовремя нажала на педаль, Саша Колокольцев остался бы жив.

Полную абсурдность официальных данных подтверждают и результаты вот этого тест-драйва, случайным образом обнаруженные "Лентой.ру" на просторах интернета. При скорости 100 километров в час тормозной путь автомобиля Opel Corsa составляет 37,6 метра при холодных тормозах и 36,5 метра при прогретых. А машина прокурора Ивановой, по данным следствия, двигалась почти в два раза медленней.

Представитель Волгоградской областной коллегии адвокатов Николай Поляков отметил также очень странную мотивировку, по которой старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления прокуратуры РФ по ЮФО Павел Глебкин отказался передать проведение экспертиз независимым специалистам из УВД. По авторитетному мнению Глебкина, эксперты в УВД хуже, чем в прокуратуре.

"Реакция следователя на вполне правомерную просьбу родителей погибшего мальчика о проведении автоэкспертизы в структуре УВД, честно говоря, настораживает. Что значит – в УВД хуже эксперты? Если они плохие, то надо разогнать их к чертовой матери, зачем же они тогда зря зарплату получают?" - цитирует адвоката Полякова волгоградский новостной портал V1.

Вишенкой на торте, состряпанном из процессуальных нелепостей, стал тот факт, что на всем протяжении следствия Елена Иванова проходила по делу лишь в качестве свидетеля. То есть водителя, сбившего ребенка насмерть, даже не зачислили в разряд подозреваемых, настолько очевидной была его невиновность.

Остается надеяться, что на семью Колокольцевых еще раз обратят внимание наверху. Особый контроль Генпрокуратуры пока обеспечил делу лишь формальную развязку. Иванова за время расследования успела по собственному желанию уволиться из прокуратуры, лично выразить Колокольцевым соболезнования и даже, по слухам, предлагала неофициальную денежную компенсацию. Но родственники погибшего Саши в деньгах заинтересованы не слишком - они хотят добиться справедливости. И надо сказать, посадить пьяного водителя за убийство ребенка будет весьма своевременным шагом на фоне заявлений президента Медведева о недопустимости употребления алкоголя за рулем. Чтобы нам вновь и вновь не пришлось уступать дорогу колеснице.

Россия00:0117 сентября

«Сдохнуть хочется от того, что произошло»

Российские родители крадут друг у друга детей. Полиция ничего не может сделать