Новости партнеров

Оригинальность и халатность

Завучу и учителю утонувших на Азове детей предъявили обвинения

14 июля прессе стало известно, что следователи предъявили обвинения в халатности завучу и одному из учителей московской школы номер 1065, шестеро учеников которой утонули во время купания в Азовском море. Завуч возглавляла лагерь, организованный школой, а учитель работал в этом лагере вожатым. Также 14 июля неофициальные источники сообщили об увольнении директора школы Марины Марченко.

Обвинения завучу Ирине Рябовой и учителю географии Алексею Багрянцеву были предъявлены поздно вечером 13 июля. Перед этим их долго допрашивали. Как стало известно журналистам, педагоги не отрицают свою вину и очень подавлены. Рябова 7 июля отдала приказ о поездке на остров "Ейская коса", где утонули дети. Багрянцев следил за купающимися детьми, находясь в состоянии опьянения (ранее СМИ со ссылкой на уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова писали, что алкоголь нашли также и в крови Рябовой, но в последнем сообщении СКП говорится, что пьяны были лишь Багрянцев и воспитательница Анжела Алексеева).

В настоящее время Багрянцев и Рябова находятся в Ейске. С них взяли подписку о невыезде.

В прессе появились предположения, что двумя обвиняемыми дело не ограничится. Во-первых, обвинения могут предъявить директору лагеря "Азов" Валерию Юдину. Насколько можно понять из имеющейся информации, Юдин - по сути просто владелец базы отдыха в станице Должанская Ейского района Краснодарского края. Эта база регулярно принимала группы детей из разных городов. Под началом Юдина не было педагогов - все группы сопровождали собственные вожатые и руководители. Такой была и группа из школы номер 1065. Владелец базы полагает, что при таком подходе он не должен отвечать за безопасность детей. Однако следователи могут рассудить иначе.

Четвертый возможный обвиняемый - 18-летний спасатель лагеря "Азов" Михаил Копытенко. Он учится в педагогическом колледже в городе Ейск и устроился поработать спасателем на лето. Многие СМИ пишут, что 7 июля Копытенко распивал пиво вместе с Багрянцевым и Алексеевой (хотя официального подтверждения этой информации пока нет).

Тем временем анонимные источники в столичной мэрии заявили о скором увольнении директора школы номер 1065 Марины Марченко. Ее уволят по статье, а не по собственному желанию. В мэрии не стали учитывать былые заслуги Марченко. А этих заслуг немало - директор имеет звания отличника народного просвещения, почетного работника образования и ветерана труда. В 2005 году она стала лауреатом конкурса "Женщина Москвы".

Вкратце напомним обстоятельства случившегося. 7 июля педагоги лагеря "Азов" в преддверии конца смены вывезли на катере 63 воспитанника на остров "Ейская коса". Это часть Ейской косы, оторвавшаяся от берега в 1914 году и переместившаяся на три километра. В районе острова наблюдаются очень сильные течения (до двух метров в секунду) и переменная глубина. Только что человек шел по пояс в воде, и вот его уже затягивает в яму. Естественно, купание на острове запрещено. Дети рассказали журналистам, что не видели соответствующих табличек. Однако позднее фотографии табличек появились в прессе. Может быть, дети лукавят. А может, чиновники, ответственные за береговую территорию, после гибели школьников резко вспомнили о своих обязанностях и подготовили таблички к приезду фотографов.

Так или иначе, детей отпустили гулять по острову и купаться фактически свободно. Скоро группа школьников решила доплыть до соседнего острова Мартынячий. По пути они попали в сильное течение и стали тонуть. Воспитатели бросились их спасать, но шестеро детей в итоге все же погибли - Никита Братцев (8 лет), Дарья Терская (12 лет), Егор Ущеренко (10 лет), Лидия Ануфриева (12 лет), Георгий Бай (10 лет) и Светлана Дюмбетова (15 лет). Также утонул один воспитатель - 27-летний учитель физкультуры 1065-й школы Виталий Морозов. Двое мальчиков, Ярослав Игнатьев (9 лет) и Сергей Аверкин (15 лет), были госпитализированы.

Дело вызвало широкий общественный резонанс. Большинство людей в ходе обсуждения требуют крови педагогов. Но есть и те, кто вступается за них. Позиция этих людей примерно такова - "за всем уследить нельзя, каждый может совершить роковую ошибку, не требуйте от людей невозможного". В числе заступников - человек, представившийся учеником 1065-й школы Иваном Прокопенко. Он написал в "Ленту.ру" письмо, в котором утверждает, что педагоги не допускали никаких нарушений и являются вполне профессиональными специалистами.

В прессе много подтверждений того, что ученики любят Ирину Рябову. Канал "Вести" выяснил, что дети и родители относятся к завучу куда лучше, чем к директору. Про Марченко, занимающую руководящий пост три года, школьники рассказывали настороженно, обвиняя ее в установлении неких "странных порядков". Рябову же дети расценивают как "своего человека", с которым можно "побеситься" и поговорить по душам.

К сожалению, именно такие педагоги часто рискуют окончить свою карьеру со скандалом. Больше везет людям, которым лень подходить к своей работе творчески и относиться к детям нестандартно. Такие люди не нарушают правил безопасности - потому что легче загнать детей в установленные законом рамки, чем дать им жить относительно свободно. И даже если в такой ситуации с кем-то из детей что-то случится - педагог спокойно ответит: "Я тут ни при чем, я выполнял все инструкции".

А когда учитель дает детям свободу - он перекладывает ответственность за все происходящее с авторов инструкций на себя. Хочется организовать поездку в необычное место? Нужно самостоятельно подумать, насколько это место безопасно, как детям следует вести себя там, какие у них возникнут соблазны, какой должна быть величина группы... И во время поездки педагог должен все время оставаться бдительным. Пока он сознает всю ответственность и старается оберегать детей, ученики безумно любят его, а общество уважает. Но если такой педагог начинает расслабляться, если начинает больше позволять детям и подчиненным, если думает: "ничего, в прошлый раз все было хорошо, авось и теперь все обойдется..." - рано или поздно произойдет беда.

Возвращаясь к пресловутому алкоголю - Иван Прокопенко написал в своем письме: "Действительно было четыре банки пива. Но разве можно напиться банкой пива до полусознательного состояния?". Но дело в том, что тут не нужно "полубессознательного состояния". Достаточно и того приятного расслабления, которое ценят сторонники умеренного употребления алкоголя. В таком состоянии человек может не только стоять и связно разговаривать, но и бегать, плавать, выполнять рутинную работу. Только делать он все это будет чуть менее хорошо, чем всегда. А в экстремальных ситуациях, к которым педагог всегда должен быть готовым, действовать надо не "чуть менее хорошо", а "намного более хорошо", чем обычно.

Ученику 11-го класса Ивану Прокопенко простительно этого не знать. Может быть, простительно это и для 18-летнего Михаила Копытенко (тут вопрос скорее в том, кто принял юношу на работу спасателем и почему его не обучили элементарным правилам). Но взрослые люди, которые на свой страх и риск организовывают летний отдых для десятков чужих детей, обязаны понимать такие вещи. За непонимание им приходится платить высокую цену.

Татьяна Ефременко

Россия00:0124 сентября

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача