Мария и кислота

"Богородицу" Дюрера спасли от серийного вандала

В Германии открылась уникальная выставка: произведение Альбрехта Дюрера на ней представлено в первоначальном виде, каким его никто не видел более четырех веков. Однако чтобы представить алтарь "Семь скорбей Марии" таким, каким его задумал художник, было недостаточно просто собрать вместе его части. Реставраторам пришлось спасать изображение от действия кислоты, которую вылил на изображение Богородицы знаменитейший серийный вандал.

"Семь скорбей"

Альбрехт Дюрер создал "Семь скорбей и семь радостей Марии" в 25-летнем возрасте, в 1496 году; не исключено, что алтарь для церкви в своем виттенбергском дворце заказал курфюрст саксонский Фридрих III Мудрый, впоследствии - могущественный сторонник Мартина Лютера (по некоторым данным, его идеям симпатизировал и сам художник).

Впоследствии, после начала Реформации, алтарную композицию высотой 1,8 метра разделили. Семь панелей, посвященные эпизодам из жизни Иисуса, от обрезания до снятия с креста, оказались у художника Лукаса Кранаха Младшего, чей отец был живописцем при том же саксонском дворе. После смерти Кранаха Младшего "Семь скорбей" были проданы в Дрезден и вскоре оказались в картинной галерее города. Изображение Богородицы, находившееся в центральной части алтаря, отправилось в Баварию, в монастырь Бенедиктбойерн. В 1804 году в результате секуляризации из монастыря работу Дюрера передали в Мюнхен; в конце концов, она оказалась в Старой пинакотеке. Что стало с остальными частями алтаря - "Семью радостями" - неизвестно, они считаются утерянными и известны лишь благодаря зарисовкам середины XVI века, сделанным в мастерской Кранаха.

Со временем знание об алтаре Дюрера утратилось, и о том, что мюнхенская "Мария" и дрезденские "Скорби" составляют собой одну композицию догадался лишь искусствовед Эрнст Бухнер (Ernst Buchner) в 1934 году. Однако воссоединены части изображения так и не были: сначала из-за войны, затем из-за разделения Германии. А затем из-за кислоты.

Вандал

В 1988 году "Богородица" вместе с другими работами Дюрера подверглась нападению серийного вандала. Звали его Ханс-Иоахим Больман (Hans-Joachim Bohlmann). Больман с отрочества страдал психическими заболеваниями и проходил многочисленные курсы лечения, однако без особенного успеха. В 1974 году 27-летнему пациенту была сделана лоботомия, но и она облегчения не принесла.

В 1977 году трагически погибла жена Больмана - она выпала из окна, когда мыла его. Как позднее утверждал Больман, именно после этого события у него появились наклонности вандала: ранее к искусству он относился вполне нормально. Теперь же он стал покупать серную кислоту и обливать ею картины на выставках. Первый удар он нанес в марте 1977 года в гамбургском Кунстхалле, уничтожив картину Пауля Клее. После этого за короткий срок он совершил акты вандализма в 10 немецких городах; в Любеке он даже поджег алтарь. В августе 1977 года он облил кислотой несколько картин в Государственном музее Ганновера, в том числе портрет Мартина Лютера и его жены кисти Лукаса Кранаха Старшего, а также повредил рубенсовский портрет Альбрехта VII Австрийского в Дюссельдорфе. В октябре того же года в Касселе он облил кислотой четыре картины, общая стоимость которых сейчас оценивается в 25 миллионов евро; среди них - две работы Рембрандта и одна - Виллема Дроста.

После этого Больмана поймали, и в 1979 году приговорили к пятилетнему заключению. Однако выйдя из тюрьмы, немец продолжил заниматься вандализмом; за один из актов, не связанный с произведениями искусства, он получил еще три года. В марте 1988 года освободившийся маньяк каким-то образом раздобыл два литра кислоты (ее продажу ему запретили), а в апреле посетил Старую пинакотеку в Мюнхене. На этот раз его целью был Дюрер: помимо знакомой нам "Богоматери" кислотой были облиты "Оплакивание Христа" и триптих "Алтарь Паумгартнеров". Ущерб был оценен примерно в 35 миллионов евро.

После небольшого срока заключения Больмана поместили в психиатрическую лечебницу, где в течение 9 лет он проходил курс арт-терапии, рисуя чуть ли не по картине в день. Лечение, однако, прошло для него даром: последний удар он нанес в 2006 году, практически сразу после выхода из клиники. На этот раз местом преступления стал амстердамский Рейксмюсеум, а жертвой - картина "Банкет по поводу заключения Мюнстерского мира 1648 года" Бартоломеуса ван дер Хелста. В июне 2008 года Больман вышел из голландской тюрьмы, а в январе 2009-го умер от рака. Всего за почти 30-летнюю "карьеру" он повредил примерно 50 работ на общую сумму 138 миллионов евро.

Реставрация "Богородицы"

Как и в случае с другими картинами, Больман плеснул кислоту прямо в лицо дюреровской Марии; повреждено было и голубое одеяние Богородицы. Несмотря на то, что музейные сотрудники немедленно начали борьбу за изображение, кислота быстро проникла сквозь тонкий слой лака в краску и дерево. Нейтрализовать действие кислоты удалось с помощью ионитов - смол, способных обменивать свои ионы на ионы соседнего вещества.

В ходе реставрации поврежденные участки заполнялись массой, состоящий из воска и мела, а ретушь осуществлялась с помощью порошковых красок, смешанных с синтетической смолой. И сложность работы, и ее объем (пять облитых кислотой Дюреров!) означали, что реставрация продлится очень долго. Так и вышло - эксперты завершили работу над изображением Марии лишь в 2009 году, спустя 21 год после акта вандализма.

После этого музейные работники решили восстановить работу Дюрера в ее первоначальном виде: собрать алтарь "Семь скорбей Марии" воедино. Семь изображений из Дрездена вместе с "Богородицей" изучили с помощью рентгена и инфракрасной рефлексографии, и в результате анализа искусствоведы окончательно подтвердили: восемь частей составляли одно целое. После этого все части алтаря наконец-то были собраны вместе: сейчас во временном обрамлении они находятся в Дрездене. Впрочем, "Семь скорбей" воссоединены не навечно: уникальная выставка продлится лишь до 7 ноября, после чего изображение Богородицы вернется в Мюнхен, к остальным Дюрерам Старой пинакотеки.

Культура00:0514 декабря

Кто обитает на дне океана

Кино недели: «Аквамен», спин-офф «Трансформеров» и угнетенные крестьяне