Иллюстрация раскола

На политическом единстве Польши поставлен крест

В начале августа в Польше разгорелся общественный конфликт - первый после гибели в апреле 2010 года президента Леха Качиньского. В центре дискуссии оказался деревянный крест, установленный в память о жертвах авиакатастрофы под Смоленском возле здания президентского дворца. Поляков, сплотившихся после смерти президента, разъединил вопрос о том, как чтить его память.

Крест в память о погибших в авиакатастрофе под Смоленском установили на площади перед президентским дворцом в Варшаве вскоре после трагедии 10 апреля. Вместе с Лехом Качиньским и его супругой Марией погибли еще 94 человека, находившихся на борту президентского Ту-154. Импровизированный памятник стал местом, куда в дни после авиакатастрофы приходили родственники погибших, сторонники Качиньского и просто охваченные горем поляки.

Так продолжалось более трех месяцев. Все это время сторонники погибшего президента - во главе с его братом-близнецом Ярославом Качиньским - приходили к кресту, ставили свечи, читали молитвы и проводили ночные бдения. Однако польские власти рассудили, что такого рода духовному объекту не место перед президентским дворцом. В конце июля избранный президент Бронислав Коморовский распорядился перенести крест.

Именно перенести, а не убрать. 3 августа крест предполагалось с почестями и в сопровождении торжественной процессии переместить в расположенный поблизости от дворца костел святой Анны. Однако сделать этого не удалось.

В назначенный день переноса к площади перед дворцом вышли несколько сотен противников перемещения креста. Около 20 человек сумели загородить собой памятник, не подпуская священников, которые должны были перенести его в костел. Остальные поддерживали их, скандируя "На защиту креста!" из-за полицейского кордона, поставленного на площади. Кто-то из наиболее активных защитников памятника попытался привязать себя к кресту, остальные пытались молиться. Их полицейские оттащили. Против остальных протестующих, пытавшихся прорвать оцепление, пришлось применить слезоточивый газ.

Демонстрантов разогнали, но в президентской администрации приняли решение отложить перенос памятника на неопределенный срок. Представители администрации при этом заявили, что памятник не должно впутывать в политические интриги.

На этом, однако, история не закончилась. Вслед за противниками переноса креста подали голос те, кто считает, что подобному памятнику не место на центральной площади Варшавы - столицы светского польского государства. Сторонники переноса креста действовали методами весьма просвещенными - создали в социальной сети Facebook специальную группу с прямолинейным названием "Нет кресту перед президентским дворцом", с помощью которой оповещали единомышленников о собственной акции, запланированной на 10 августа.

Накануне польские СМИ писали, что участники акции могут попытаться самовольно убрать крест с площади. Предполагалось, что демонстранты попробуют перенести его в костел или вручить сотрудникам полиции. Ни того, ни другого, однако, не произошло. В назначенный час поздним вечером 9 августа на площадь явились несколько тысяч демонстрантов (по данным AFP, соответствующее событие на Facebook собрало 43 тысячи желающих принять участие в акции, однако фактическое количество участников было, видимо, меньше). Люди провели возле президентского дворца всю ночь, но никакими серьезными происшествиями дежурство у креста омрачено не было. В столкновения с собравшимися поблизости противниками демонстранты не вступали, а за нарушение общественного порядка с митинга были удалены всего шесть человек - в вытрезвитель.

Не обошлось и без курьезов - некоторые представители аудитории интернета решили явиться на политическую акцию в костюмах персонажей "Звездных войн". Трудно утверждать наверняка, крылся ли за этим какой-то смысл. Однако при условии, что защитников креста официально поддерживает Ярослав Качиньский, лидер оппозиционной партии "Право и справедливость", неудивительно, если в умах молодых поляков вдруг возник образ Галактической империи.

Качиньский, как пишет Gazeta Wyborcza, появился у памятника утром 10 августа и под одобряющие возгласы соратников по партии возложил к кресту венок. Дискуссия по поводу монумента, таким образом, была окончательно переведена в политическую плоскость и встроена в противостояние между консервативной партией Качиньского и либеральной "Гражданской платформой" Коморовского.

Строго говоря, история с деревянным крестом - не столько раскол, сколько иллюстрация раскола, наметившегося раньше и отчетливо проявившегося в ходе недавних президентских выборов. Ярослав Качиньский набрал на них 46,99 процента голосов, отстав от победившего Бронислава Коморовского всего на шесть процентных пунктов.

При этом если до гибели Леха Качиньского подавляющее большинство поляков поддерживало правящую "Гражданскую платформу", то после авиакатастрофы под Смоленском популярность "Права и справедливости" значительно возросла. Сочувствием к погибшему президенту это объясняется лишь отчасти. 4 июля за либерала Коморовского голосовал запад Польши, в то время как восточные воеводства практически без исключения отдали предпочтение консерватору Качиньскому.

Религиозно-традиционалистские ценности "Права и справедливости" пользуются поддержкой значительной части польского населения, проживающего вблизи границ бывшего СССР, и после смерти Леха Качиньского эти люди вновь стали в политической жизни Польши влиятельной силой. Видимо, объединяющий эффект трагедии под Смоленском для консервативно настроенной части Польши оказался выше, или длится дольше.

Что же до креста, то, скорее всего, польские власти постараются оставить его на месте, по крайней мере, до тех пор, пока не будет воздвигнут официальный монумент погибшим под Смоленском. Согласно опросу, опубликованному 10 августа на сайте Thenews.pl, за такой вариант развития событий выступает сейчас 57 процентов населения страны. Пытаться что-то изменить - не в интересах партии Коморовского. На данный момент большинство поляков склонно винить в эскалации конфликта партию Качиньского, однако одного неосторожного шага властей будет достаточно для того, чтобы настроения переменились.