СК без П

Следственный комитет при прокуратуре РФ станет самостоятельным ведомством

23 сентября президент РФ объявил, что скоро отделит Следственный комитет при прокуратуре РФ от Генпрокуратуры. Это может стать первым шагом к созданию единого комитета, к которому перейдут следственные функции всех силовых ведомств. Противники и сторонники данной инициативы оперируют фактически одним и тем же аргументом - первые говорят, что комитет станет неконтролируемым, а вторые - что ведомство будет независимым.

Идея создания единого Следственного комитета зародилась еще в Советском Союзе. В 1980-х годах эта идея всерьез обсуждалась властями, но в итоге так и не была реализована. О передаче всех следственных функций одному ведомству забыли до тех пор, пока в 2007 году в прокуратуре не появился Следственный комитет, сразу начавший не без успехов претендовать на максимальную независимость.

В 2006 году генпрокурор РФ Владимир Устинов и министр юстиции Юрий Чайка в буквальном смысле поменялись должностями. Адвокат Юрий Шмидт в беседе с журналистом издания Slon.Ru отметил, что после этой рокировки Генпрокуратура приобрела беспрецедентное влияние. Однако сохранять это положение Чайке довелось недолго. Уже в июне 2007 года при Генпрокуратуре был создан Следственный комитет, который возглавил Александр Бастрыкин - заместитель генпрокурора и бывший однокурсник тогдашнего президента Владимира Путина.

Следственному комитету была передана немалая часть функций Генпрокуратуры. И хотя формально Бастрыкин оставался заместителем Чайки, фактически прокуратура эти функции потеряла. Следственный комитет изначально получил большую независимость - в частности, его руководитель назначался на должность не генпрокурором, а Советом Федерации по представлению президента. Между Генпрокуратурой и СКП началась напряженная борьба за распределение полномочий.

Одним из рубежей этой борьбы стала ситуация вокруг Анатолия Багмета, который в 2007 году оставил должность заместителя прокурора Челябинской области и перешел на работу в Следственный комитет. Осуществляя перевод Багмета на новую должность, сотрудники Генпрокуратуры заметили несостыковки в его документах о получении звания доцента. Заместителя областного прокурора обвинили в фальсификации, и вскоре он был уволен приказом Юрия Чайки. Однако Багмет успешно оспорил увольнение в суде, после чего Бастрыкин назначил опального сотрудника на весьма высокую должность - тот стал главой московского управления СКП.

В 2009 году прокуратура еще раз попыталась уволить Багмета - приказ об отставке подписал один из заместителей Чайки, когда сам генпрокурор уехал в командировку. Глава столичного СКП в ответ прямо заявил, что подчиняется только Бастрыкину и оставлять должность без его санкции не намерен. Вернувшись из командировки, Чайка отменил приказ своего заместителя и признал, что вопрос об отставке Багмета должен решать глава СКП.

Однако в августе 2010 года Бастрыкин, можно сказать, пошел навстречу Чайке. Багмет был снят с должности главы СКП Москвы и переведен на формально более высокий, но фактически менее влиятельный пост заместителя руководителя Главного управления криминалистики СКП. Этот шаг можно было бы назвать уступкой со стороны СКП прокуратуре, если бы не одна деталь, речь о которой пойдет ниже.

По данным газеты "Время новостей", летом 2010 года возникшая в СССР мысль о создании единого Следственного комитета была затронута на встрече президента РФ Дмитрия Медведева с милиционерами в Йошкар-Оле. Президент заметил, что эта идея имеет право на существование, и пообещал вернуться к ней в сентябре.

Источник издания "Право.Ru" в правоохранительных органах заявил, что в сентябре президент действительно мог бы объявить о создании единого Следственного комитета. Но у этого решения нашлось слишком много противников. В частности, против этой идеи резко выступил глава Следственного комитета при МВД РФ Алексей Аничин. А СК при МВД, хотя и не так часто мелькает в прессе, имеет в 2,5 раза больше сотрудников, чем аналогичный комитет при прокуратуре. По оценкам депутата Госдумы Александра Хинштейна, именно СК при МВД расследует 90 процентов всех уголовных дел в России.

В результате, 23 сентября Медведев объявил о гораздо менее масштабной инициативе. Президент сказал, что в ближайшее время своим указом отделит Следственный комитет при прокуратуре от Генеральной прокуратуры. При этом Медведев подчеркнул, что "органы следствия в рамках других федеральных ведомств, в том числе в рамках МВД, пока остаются самостоятельными". Впрочем, глава государства все же не исключил, что "в дальнейшем могут быть приняты иные решения, включая передачу расследования всех дел в Следственный комитет".

Таким образом, МВД, ФСБ и Госнаркоконтроль в будущем все же могут лишиться своих следственных подразделений. База для объединения уже создана. Остается лишь понемногу отбирать у силовых ведомств следственные функции и передавать их получившему самостоятельность Следственному комитету. Аналитики отмечают, что СК будет во многом "президентской" структурой. Ведь именно по представлению главы государства Совет Федерации назначает председателя комитета. Кстати, по сведениям "Право.Ru", бывший милицейский следователь Павел Зайцев не исключает, что после отделения от прокуратуры Бастрыкин, как и другие сотрудники СКП, может быть повышен или, наоборот, понижен в должности. В то же время в самом СКП выражают уверенность в том, что Бастрыкин останется главой ведомства.

Между тем газете "Коммерсант" стала известна одна интересная деталь. По сведениям издания, в Следственном комитете недавно был создан институт повышения квалификации кадров, который возглавил вышеупомянутый Анатолий Багмет (сохранил ли он при этом должность замглавы управления криминалистики, не уточняется). Таким образом, бывший глава московского подразделения СКП займется улучшением уровня подготовки кадров комитета. Именно не очень опытные сотрудники - один из аргументов противников объединения следственных функций на базе СК. Из этого следует, что Багмет сыграет важную роль в подготовке СК к роли единого следственного ведомства.

Впрочем, есть у противников отделения следователей от существующих силовых ведомств и другой, более общий аргумент. "Если все следственные службы объединят в одну единую организацию, с моей точки зрения, будет некий монстр имени Медведева, страшный и очень могущественный", - заявил адвокат Юрий Шмидт. "Между руководителем следственного комитета, прокуратурой и судебной властью будут возникать споры. А как спорить, если все будут знать о том, что за спиной комитета маячит фигура президента", - заметил в беседе с корреспондентом "Независимой газеты" заместитель главы думского комитета по безопасности, представитель КПРФ Виктор Илюхин.

Интересно, что сторонники создания единого Следственного комитета используют фактически тот же аргумент. Только они называют выведение следователей из структуры силовых ведомств не "утратой контроля", а "независимостью". "Сейчас получается, что следователи и прокуроры как бы из одной команды, что неправильно", - сказал "Независимой газете" сопредседатель партии "Правое дело" Леонид Гозман. "Сейчас следователь только в учебниках считается процессуальной фигурой, а в реальности он не самостоятелен, он зависит и от своего непосредственного начальника, и от начальника УВД-ГУВД. После выведения в единый СК он будет от этого избавлен", - заявил журналисту интернет-издания GZT.RU член комитета Госдумы по безопасности Александр Гуров.

Нетрудно заметить, в чем принципиальная разница мнений сторонников и противников идеи. Противники самостоятельности СК считают, что подчиненность следователей прокуратуре, МВД и иным ведомствам - это благо: руководители ведомств, защищая интересы граждан, имеют возможность пресекать нарушения со стороны следователей. Сторонники отделения СК, в свою очередь, полагают, что прокуратура, МВД и другие ведомства, напротив, проявляют снисходительность к подчиненным им следователям или даже сами инициируют нарушения. По мнению сторонников отделения, если следователи не будут напрямую подчинены иным структурам, то руководители этих структур будут спрашивать с них строже.

На поверку же очевидно, что в разных ситуациях бывает по-разному. Иногда честные следователи борются с нечистым на руку начальством, а иногда наоборот. Иногда следователя-нарушителя удобнее урезонить его непосредственному начальнику, а иногда - представителю сторонней структуры.

Одним лишь созданием либо отказом от создания независимого Следственного комитета реформа ограничиться не может. В структуру самого комитета необходимо будет заложить механизмы противодействия коррупции и иным нарушениям. И, как отмечают многие аналитики, необходимо будет все же обратить особое внимание на обеспечение стороннего контроля за деятельностью СК. Пусть он не будет напрямую подчинен прокуратуре или МВД, но в случае нарушений прокуратура или МВД должны иметь реальные рычаги влияния на следователей. Если такие рычаги останутся в распоряжении у одного только президента, то в стране слишком многое будет зависеть от личности главы государства.