Союз разрушимый

На чем будет строиться единое экономическое пространство?

В 2012 году Россия, Белоруссия и Казахстан должны создать Единое экономическое пространство, которое продолжит интеграцию экономик трех стран, начатую Таможенным союзом. ЕЭП будет строиться на принципах, похожих на принципы еврозоны, только без введения единой валюты. Как страны собираются соблюдать эти принципы и собираются ли вообще — большой вопрос.

Единое экономическое пространство — такой же "долгострой", как и вступление России во Всемирную торговую организацию. Решительные меры по созданию ЕЭП принимались еще во время первого президентского срока Владимира Путина: в 2003 году президенты России, Белоруссии, Казахстана и Украины объявили, что намерены вместе создать ЕЭП.

Дальше заявлений, впрочем, дело не пошло: попытка восстановить (хотя бы в экономическом аспекте) основную часть СССР столкнулась с позицией Украины: ей, особенно под руководством Виктора Ющенко, больше хотелось интегрироваться с Европейским Союзом, а не с бывшими советскими республиками.

Без Украины ЕЭП во многом терял смысл: транзитная страна с худо-бедно, но развитой промышленностью придавала всему проекту значительный геополитический вес. Особенно для России, которая бы могла создать какую-никакую альтернативу Европейскому Союзу на территории Восточной Европы.

Удержать Украину в своей орбите России не удалось, и ЕЭП решили соображать на троих, причем на других членов союза — Белоруссию и Казахстан — у России и так было достаточное влияние. Так во всяком случае казалось в середине 2000-х годов. Но к концу десятилетия ситуация уже кардинально изменилась: выяснилось, что даже при создании Таможенного союза трио государств столкнулось с такими сложностями, что проект интеграции оказался на грани краха. Вернее, политики всех трех стран из раза в раз заявляли, что интеграция нужна, но по центральным вопросам (пошлин на нефть, ввоза иномарок) договориться не получалось.

Со скрипом Таможенный союз был все же запущен: официальный Минск до последнего решал, стоит ли ему идти на такой шаг, но в итоге согласился избежать открытой конфронтации с Москвой.

Именно в контексте отношений между Москвой и Минском и стоит рассматривать перспективы ЕЭП. Казахстан в данном случае все же страна второстепенная: у Белоруссии с Казахстаном вообще нет общих границ и каких-либо крупных совместных проектов, а Россия пока может уживаться с Казахстаном вполне мирно.

Похоже на Евросоюз

15 октября в Москве собралась рабочая группа по вопросам ЕЭП под председательством премьер-министров трех стран. Однако газете "Ведомости" уже удалось раздобыть проект единых макроэкономических правил, которые должны будут действовать для всех трех стран.

В частности, в каждом из государств ЕЭП дефицит бюджета не должен будет превышать трех процентов ВВП, уровень государственного долга — 50 процентов ВВП. Наиболее интересная планка установлена для инфляции: ни в одной из стран она не может более чем на пять процентов превышать самый низкий показатель по ЕЭП. Иными словами, если самой низкой инфляцией в союзе будет российская с показателем, скажем, в девять процентов, то в Казахстане и Белоруссии потребительские цены не должны вырасти больше, чем на 14 процентов.

Цифры, опубликованные в "Ведомостях", любопытно сравнить с цифрами, которые содержатся в Маастрихтском договоре, положившем начало Евросоюзу. В европейском договоре говорится, что дефицит государственного бюджета не должен превышать трех процентов ВВП, госдолг — 60 процентов ВВП, а уровень инфляции — быть не больше, чем на полтора процента выше среднего показателя трех стран ЕС с самыми низкими темпами роста цен.

Однако все эти (и некоторые другие) ограничения принимались для того, чтобы страны образовали единый валютный союз, который и был сформирован через несколько лет после подписания Маастрихтского договора. Россия, Белоруссия и Казахстан единую валюту вводить пока не намерены — об этом было в очередной раз объявлено перед заседанием рабочей группы.

Но тогда возникает вопрос, зачем макроэкономические ограничения вообще нужны. Ведь если нет единой валюты, координировать уровень госдолга или инфляции нет нужды. В правительстве России это понимают: источники информагентств подтверждают, что в соглашениях по ЕЭП цифры будут нежесткими.

Если же цифры не будут жесткими, то вряд ли хотя бы в одной из трех стран они будут всерьез восприниматься. Сейчас и Россия, и Белоруссия, и Казахстан соответствуют критериям, указанным газетой «Ведомости», но уже в ближайшее время ситуация может измениться. Так, при падении цен на нефть или резком увеличении трат в предвыборный и выборный годы дефицит бюджета в России может значительно вырасти. В Белоруссии, если та задумает проводить рыночные реформы, также не исключен всплеск инфляции. При этом местные власти (как российские, так и белорусские) меньше всего будут думать о соответствии соглашениям ЕЭП, а будут преследовать свои, внутренние цели.

Прецедент в мировой истории уже был: во время последнего финансового кризиса едва ли не все крупные страны еврозоны вылезли за пределы Маастрихтских соглашений, а ряд государств (например, Италия и Франция) и вовсе регулярно нарушают некоторые пункты договора. В прессе то и дело появляются заявления о том, что их необходимо наказать, но фактически ни одному нарушителю не было выписано ни одного штрафа. А других рычагов влияния у еврозоны нет: исключать страны из зоны европейской валюты было бы по меньшей мере рискованно.

Так что фактически на встрече в Москве премьер-министры трех стран могут договориться о чем угодно: все равно создание Единого экономического пространства будет зависеть не от макроэкономических показателей трех государств, а от политики и желания или нежелания идти на уступки. Центральным вопросом альянса все равно окажется топливный: Россия как хотела, так и хочет продавать Белоруссии газ и нефть хоть частично, но по европейским ценам. В Минске же настаивают, что Белоруссия в топливном отношении должна восприниматься как часть России, например, как Смоленская область.

При подписании соглашений по Таможенному союзу Россия пообещала, что вернется к разногласиям по нефти и газу в рамках Единого экономического пространства. В частности, 21 сентября вице-премьер России Игорь Шувалов заявлял, что отмена экспортных пошлин на энергоносители для Белоруссии может быть увязана с подписанием полного пакета документов по ЕЭП.

Судя по всему, инициатива Шувалова оказалась преждевременной. Как написала со ссылкой на источники в Белоруссии газета "Коммерсант" 13 октября, в РФ предложили исключить из соглашений по ЕЭП нефтегазовый сектор.

Если такое предложение действительно прозвучало, то для Минска главный интерес создания ЕЭП исчезает сам собой. А учитывая "Крестных батек" по НТВ и заявления Госдумы РФ о клине в отношениях между двумя странами, надеяться на какой-либо компромисс вряд ли возможно. Следовательно, у лоббистов ЕЭП есть два пути: либо принять формальные документы по союзу и даже не пытаться их соблюдать, либо с помощью аккуратных заявлений превратить "долгострой" в "вечнострой". В любом случае, судьба реального, полноценного ЕЭП будет решаться уже после президентских выборов в Белоруссии и России.

Экономика15:0912 декабря

«Не буди лихо, пока оно тихо»

Экологические налоги и меры по улучшению климата вызывают протест во всем мире
Экономика00:0611 декабря

Черная мечта

Россияне хотят жить хорошо на деньги от нефти. Аляска делает это уже 40 лет