Ожидаемые потери

Под угрозой исчезновения оказались двенадцать исторических памятников

Американский Фонд мирового наследия обнародовал пространный доклад под названием "Спасение нашего гибнущего наследия". В нем перечислены наиболее значительные, по мнению экспертов фонда, древние памятники, которые человечество рискует потерять в самое ближайшее время. Среди них - Херсонес Таврический в Севастополе, Ниневия в Ираке и древняя армянская столица Ани на территории нынешней Турции.

Фонд мирового наследия за свою недолгую историю успел разработать, среди прочего, планы сохранения Изборской крепости в России, неолитического городища Чатал-Хююк и уникального русско-турецко-армянского ансамбля города Карса в Турции, древних храмовых комплексов в Китае и во Вьетнаме. Среди текущих проектов фонда - спасение Ура Халдейского в Ираке, Кирены в Ливии, утопающего в индийских джунглях храмового комплекса Хампи.

В докладе "Спасение нашего гибнущего наследия" (файл PDF, 7,5 МБ) GHF представил собственный список памятников, отличный от Списка всемирного наследия ЮНЕСКО. Список ЮНЕСКО в фонде считают несбалансированным: многие памятники, находящиеся под угрозой исчезновения, в него не включены и потому не получают должного международного внимания. Авторы доклада отмечают: "В Италии находятся 44 объекта ЮНЕСКО, в Испании - 41, а в Перу с ее 4-тысячелетней историей и сотнями важных памятников культуры - всего девять. В Гватемале же, колыбели цивилизации майя, с ее крупнейшими в мире пирамидами и древними городами, - всего три".

Самая интересная часть доклада - это, конечно, список "Памятники на грани гибели", двенадцать объектов мирового наследия, которым, по мнению авторов, угрожает наибольшая опасность. Вот они:

1. Эль-Мирадор, колыбель цивилизации майя, Гватемала
2. Дворец Сан-Суси, "карибский Версаль", Гаити
3. Форт Сантьяго и Интрамурос, старая часть Манилы, Филиппины
4. Махастангар, один из древнейших городов мира, Бангладеш
5. Храмы Малути, памятники царей династии Пала, Индия
6. Таксила, средоточие древней цивилизации долины Инда, Пакистан
7. Ани, средоточие цивилизации Восточной Анатолии, Турция
8. Херсонес, крупнейший античный комплекс на Черном море, Украина
9. Фамагуста, порт крестоносцев, Северный Кипр
10. Дворец Хишама, омейядский дворцовый комплекс, Палестинская автономия
11. Ламу, древнейший город суахили в Восточной Африке, Кения
12. Ниневия, культурный центр древнейшей цивилизации Месопотамии, Ирак

Эксперты GHF отмечают, что плачевное состояние этих и сотен других памятников объясняется главным образом пятью причинами, общими для всех частей света. Первая из них - противоречие между потребностями развития и потребностями сбережения наследия. Это, например, когда строят дорогу и валят лес прямо над Игнатьевской пещерой (Башкирия) с ее знаменитыми палеолитическими рисунками, отчего пещера начинает осыпаться. Другая причина - войны. Третья - банальный грабеж. Четвертая - "затаптывание" памятников туристами (египетские пирамиды - пример, который все объясняет). Пятую причину можно считать главной, в той или иной степени провоцирующей остальные. В докладе GHF она названа "неудовлетворительный менеджмент", хотя проще и уместнее говорить об обыкновенном пренебрежении.

Многие из перечисленных двенадцати памятников растаскиваются на стройматериалы, некоторые находятся в зоне боевых действий, другие - в активно растущих городах, третьи мешают прокладке дорог или еще чего-нибудь инфраструктурно важного. Каждому не повезло по-своему. Но одно несчастье их объединяет: местные власти относятся к ним наплевательски. Например, Ани, расположенный в Турции, у самой границы с Арменией, стал одной из главных жертв "культурного геноцида": власти страны упорно не желают изыскать средства на музеефикацию и реставрацию тысячелетних церквей по той простой причине, что они - армянские.

За последние десять лет пять главных угроз культурному наследию в бедных странах существенно возросли, отмечают в GHF. В Ираке, где расположено большинство памятников древнейших месопотамских цивилизаций, разразилась война. В Афганистане еще до войны фанатики из движения "Талибан" варварски уничтожили бамианских будд, которые были больше чем на сто лет старше ислама как такового.

Что касается противоречий между потребностями развития и сохранения культурного наследия, хрестоматийным примером остается ситуация вокруг города Хасанкейф в верховьях Тигра, на территории Турции. В этом регионе с 1980-х годов реализуется грандиозный "Проект возрождения Восточной Анатолии", в рамках которого в беднейшей части страны массово строятся дороги и железные дороги, аэропорты, гидроэлектростанции и ирригационные системы. С 2006 года на реке Ылысу строится плотина. Когда она будет закончена, водохранилище затопит Хасанкейф, известный множеством археологических памятников, начиная с римских крепостей и заканчивая дворцами и мечетями XII-XV веков. На протесты местных жителей (преимущественно курдов) и международных организаций турецкое правительство обращает мало внимания.

Кроме всего этого, за последние 10 лет чудовищно возросли туристические потоки: например, в Мачу-Пикчу (Перу) - с 420 тысяч до 2,4 миллиона человек в год (370 процентов), в высеченный в скале город Петра (Иордания) - с 260 до 892 тысяч (243 процента), в храмовый комплекс Ангкор-Ват в Камбодже - с 840 тысяч до 2,4 миллиона (188 процентов). Согласно прогнозу, приведенному в докладе GHF, к 2020 году общее количество туристов, приезжающих в бедные страны, где плохо заботятся о своих памятниках, удвоится, превысив 600 миллионов человек в год. Выдержат ли это памятники, которые, как правило, плохо музеефицированы или вовсе не музеефицированы, совершенно не ясно. А на их реставрацию денег в местных бюджетах, скорее всего, не найдется.

Что касается международного финансирования проектов по сохранению культурного наследия, то GHF приводит весьма занятную статистику. Суммарные инвестиции крупнейших организаций, занимающихся охраной окружающей среды (в том числе Всемирного фонда дикой природы, Conservation International и Greenpeace), в 2009 году приблизилась к отметке 1,6 миллиарда долларов. Инвестиции в охрану памятников в том же году составили чуть больше 63 миллионов. Вот живейший пример повальной моды на экологию.

Идея сохранения культурного наследия еще не обрела своего всемирно известного глашатая, каким стал Альберт Гор для идеи сохранения окружающей среды, и не отмечена Нобелевской премией мира. Вопрос о ценности культуры по сравнению с ценностью природы оказался подвешен в воздухе. Вот ведь парадокс.