Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Путем зерна

Что не так с "Объединенной зерновой компанией"?

В октябре "Объединенная зерновая компания", ответственная за хранение государственных запасов зерна, обратилась к МВД и ФСБ с просьбой о помощи. ОЗК беспокоят преднамеренные банкротства компаний, на чьих элеваторах хранится зерно. Это, впрочем, лишь малая доля от тех проблем, с которыми столкнулся государственный зерновой трейдер. Если ранее компания планировала занять до 9 процентов мирового зернового рынка к 2015 году, то сейчас с трудом выплачивает деньги за аренду элеваторов.

ОАО "Объединенная зерновая компания" было создано по указу президента в марте 2009 года на базе ФГУП Агентство по регулированию продовольственного рынка. Вкладом государства в ОЗК стали принадлежащие ему акции в 31 ОАО (вместе они оценивались в 116 миллионов рублей), в том числе госпакеты в Новороссийском комбинате хлебопродуктов, элеваторах на юге России, зерновых терминалах в Новороссийском, Ейском и Калининградском портах. Часть этих активов на момент передачи ОЗК находились в состоянии банкротства или были к нему близки.

К августу 2009 года компании нашли гендиректора: главой ОЗК был назначен бывший сотрудник Росрезерва Сергей Левин. В интервью газете "Ведомости" он рассказывал, что компания на этот момент представляла собой жалкое зрелище. Аудит ОЗК показал, что в компании ни разу за ее историю не разрабатывался и не утверждался бюджет, не были прописаны должностные обязанности сотрудников, а некоторые отделы дублировали друг друга, например, правовой и юридический. Убрав за предшественниками, новое руководство ОЗК взялось и за контрагентов, а затем - за стратегию компании.

В декабре 2009 года был обнародован проект развития ОЗК до 2015 года, в котором были отражены планы компании получить деньги на развитие от государства. Но эти планы рухнули. Если первоначально ОЗК рассчитывала на господдержку в размере 45 миллиардов рублей, то чиновники решили, что компания будет развиваться за счет долгосрочных кредитов (до десяти лет) и участия частных инвесторов. Последних у компании, впрочем, нет.

В ОЗК не сдавались: аппетиты компании продолжали расти. В январе 2010 года ОЗК утвердила план развития зерновой отрасли РФ до 2015 года, предполагающий увеличение финансирования ее проектов вдвое: до 99 миллиардов рублей. Основную часть средств ОЗК планировала привлечь за счет "пополнения уставного капитала". Возможно, речь идет о передаче госбанками ОЗК части аграрных активов, доставшихся им за долги.

В бюджете на 2010 год средства для ОЗК заложены не были, поэтому сейчас чиновники лишь выдают компании деньги для обеспечения ее текущей деятельности. О выделении средств на серьезные проекты ОЗК речи пока не идет. Между тем и в ОЗК, и в Российском зерновом союзе в унисон твердят, что частный бизнес не потянет целевые инфраструктурные объекты из-за бескрайних сроков их окупаемости.

Зерновая ловушка

С самого начала предполагалось, что будущая ОЗК получит крайне широкие полномочия: будет отвечать за экспорт зерна, займется строительством элеваторов, зерновых терминалов, а также железнодорожными перевозками. Помимо этого, ОЗК уполномочили выполнять роль госагента по проведению зерновых интервенций, а также хранению этого зерна. Из-за отсутствия финансирования лишь эта функция и стала основной.

Даже доходы от регулирования рынка (управления интервенционным фондом) сейчас за вычетом агентского вознаграждения перечисляются в бюджет. Компания хотела получить фонд в свое управление, но пока не смогла. Это может и к лучшему, ведь пока от него государство получает одни убытки.

Предшественник ОЗК, ФГУП Агентство по регулированию продовольственного рынка, проводило госинтервенции на рынке зерна, закупая его осенью с последующей продажей весной для сглаживания колебаний цен. Закупочные интервенции проводились в 2001, 2005, 2006 годах, а также с 19 августа 2008 по 21 мая 2009 года. Традиционно запасы зерна в фонде не превышали 2,5 миллионов тонн, но в 2008 году интервенции стали еще и инструментом финансовой поддержки производителей в условиях кризиса.

В результате Россия начала скупать пшеницу по высокой, 4,6 тысячи рублей за тонну, цене. Продать ее с прибылью весной 2009 года было уже нельзя, поэтому зерно отправили до лучших времен в элеваторы. Эту практику критиковала Счетная палата, указывая, что в 2010 году расходы бюджета на хранение этого зерна достигнут 8 миллиардов рублей (как оказалось, эти расходы сейчас еще выше). ОЗК, кстати, просила государство выделить деньги на покрытие ее убытков, которые образовались после закупки компанией зерна в интервенционный фонд.

Сейчас в интервенционном фонде находятся более 9 миллионов тонн зерна, на закупку которых государство потратило почти 50 миллиардов рублей. ОЗК планировала продать до 4 миллионов тонн дорогого зерна из госфонда со значительной скидкой, а убыток покрыть за счет бюджета, но компании этого сделать не разрешили. К середине августа ОЗК отгрузила как в рамках гуманитарных программ, так и по коммерческим контрактам, лишь 630 тысяч тонн зерновых.

В мае 2010 года проблема с хранением зерна дошла до премьер-министра Владимира Путина. К этому моменту хранение зерна обходилось государству уже в миллиард рублей ежемесячно. В итоге глава правительства потребовал от чиновников избавить государство от ненужного балласта.

Проблема с "лишним" зерном усугублялась тем, что четвертая часть зерна хранилась не в элеваторах, а, как писал "Коммерсант", в режиме "напольного хранения", хотя государство платило по ставкам элеватора. При этом срок хранения "напольного" зерна составлял не более трех- четырех лет. Минсельхоз уже начал переговоры по сбыту излишков, которые через пару лет могут просто сгнить, но тут в Россию пришло лето, засуха и запрет на экспорт зерна.

Парадоксально, но пока сбыть излишек зерна ОЗК не помог даже неурожай. Если первоначально Минсельхоз прогнозировал сбор 90 миллионов тонн зерна, то сейчас оценка понизилась до 60-65 миллионов. При этом потребление зерна внутри России должно составить около 75 миллионов тонн. Российский зерновой союз убеждал Минсельхоз начать зерновые интервенции с начала августа 2010 года. Однако в министерстве отказались от этого предложения, сочтя, что следует подождать сбора всего урожая. То есть до конца октября. Всего министерство планировало реализовать на аукционах около 3 миллионов тонн зерновых.

Из-за нехватки собственных элеваторов ОЗК вынуждена прибегать к помощи агропромышленных предприятий. Свою сеть элеваторов ОЗК, если получит деньги от государства, намерена построить к 2015 году. Пока же компания платит частникам за аренду их мощностей. К октябрю ОЗК задолжала хранителям зерна 1,5 миллиарда рублей, из-за чего несколько предприятий подали в суд на компанию. Долги удалось покрыть за счет полученных от Минсельхоза средств.

Сейчас правительство России обещает продать 100 процентов акций ОЗК до 2013 года, не дожидаясь 2015 года. Но что именно хотят продать чиновники, неясно. Как и то, кто сможет, если даже захочет, купить ОЗК.

Экономика08:0023 августа

Нерест в обход бюджета

Как рыбный магнат Виталий Орлов уходил от партнеров и налогов