Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Как раб на галерах

Калифорния прощается с губернатором Шварценеггером

Семь лет Арнольд Шварценеггер работал в поте лица и был, бесспорно, самым ярким из пятидесяти американских губернаторов. И дело вовсе не в его телосложении и не в кинематографическом прошлом. Он показал себя деятельным, смелым, самостоятельным и весьма жестким политиком, который не боялся наживать врагов. Теперь, когда второй срок его губернаторства подходит к концу и уже избран его преемник, поклонникам Governator'а остается только сожалеть, что он, не будучи гражданином США по рождению, не может баллотироваться в президенты.

На выборах губернатора Калифорнии, которые прошли 2 ноября, одновременно с выборами в Конгресс, победил политик-ветеран Джерри Браун, представляющий Демократическую партию. Его отец Пэт Браун был 32-м губернатором штата (1959-1967) и заслужил прозвище "любимый сын Калифорнии". На выборах 1966 года он проиграл бывшей кинозвезде Рональду Рейгану. Джерри Браун при Рейгане, в 1970-м, стал секретарем штата (контролировал избирательную систему, а также архивы штата). В 1975-м он победил на губернаторских выборах и возглавлял Золотой штат до 1983 года. Браун несколько раз пытался выдвинуться в президенты, но ни разу не пробился через праймериз Демократической партии. В 80-е, оставив губернаторский пост и проиграв выборы в Сенат, Джерри Браун сделал большой перерыв в своей политической карьере, путешествовал по Востоку, изучал дзен. В 1992 году он попытался было вернуться в большую политику и снова побороться за место единого кандидата от Демократической партии на президентских выборах, но с треском проиграл на праймериз губернатору Арканзаса Биллу Клинтону. После этого Браун некоторое время работал политическим обозревателем на радио и в конце концов вернулся к истокам - в Калифорнию. С 1999 по 2007 год он был мэром города Окленд, а затем стал генеральным прокурором штата. Пост губернатора он вернул себе после 28-летнего перерыва.

Джерри Браун получил от своего знаменитого предшественника тяжелое наследство. Калифорния, которая, будь она отдельной страной, была бы шестой экономикой мира, уже многие годы безуспешно пытается выбраться из бюджетного кризиса. Между губернатором и законодательным собранием штата развернулась форменная аппаратная война, доходящая до матерных посланий, зашифрованных в официальных документах. Губернатор-республиканец и демократическое большинство в законодательном собрании никак не могли договориться о механизме преодоления бюджетного дефицита. Шварценеггер отчаянно пытался сократить бюджетные расходы (в частности, социальные выплаты и зарплаты чиновников) и безжалостно накладывал вето на все законы, проходящие через законодательное собрание, требуя от его членов пересмотреть бюджет со слишком большой, по его мнению, расходной частью. На протяжении всего второго губернаторского срока Шварценеггера это ежегодно приводило к параличу всей системы высшей власти в штате на два-три месяца. Для пополнения оскудевшей казны Золотого штата предлагались меры в диапазоне от приватизации тюрьмы Сан-Квентин и широкой амнистии (чтобы уменьшить затраты на содержание заключенных и сократить тюремщиков) до легализации марихуаны. Последняя инициатива, кстати, провалилась на референдуме, который прошел 2 ноября, одновременно с губернаторскими выборами и выборами в Конгресс.

Арнольд Шварценеггер стал губернатором Калифорнии в 2003 году в результате досрочных выборов. Его предшественник, демократ Грэй Дэвис, ставший губернатором в 1999 году, лишился своего поста, смешно сказать, в связи с утратой доверия. Правда, не президента, а жителей штата. Согласно калифорнийским законам, досрочные выборы назначаются в том случае, если под соответствующей петицией подписываются 897 тысяч избирателей. Противники Дэвиса собрали почти полтора миллиона подписей. Они обвиняли губернатора в 38-миллиардном бюджетном дефиците, справиться с которым не помогло даже сокращение социальных выплат, в росте безработицы, а главное - в затяжном энергетическом кризисе, познакомившем калифорнийцев с понятием "веерные отключения электроэнергии".

Наблюдатели, считавшие потолком политической карьеры Шварценеггера должность председателя Совета при президенте по физической культуре и спорту (он занимал ее при Джордже Буше-старшем в 1990-1993 годах), изрядно повеселились, услыхав, что Арни вызвался заменить Грэя Дэвиса. Между тем, ничего такого уж нелепого в этом не было. Шварценеггер к 2003 году был вполне интегрирован в американский политический класс. Еще в 1986 году он женился на Марии Шрайвер, племяннице (по матери) Джона Кеннеди и влиятельной тележурналистке. Симпатизируя республиканцам (хотя Кеннеди - демократический клан) и сотрудничая с администрациями обоих Бушей, Шварценеггер даже участвовал в разработке некоторых законопроектов. Его общественная деятельность, направленная в основном на популяризацию спорта и здорового образа жизни, была отличной стартовой площадкой для политической карьеры. Шварценеггер, сын небогатого австрийского провинциального полицейского, осуществивший свою "американскую мечту" (успешная карьера в бодибилдинге, а затем в Голливуде, экономическое образование, удачные инвестиции в недвижимость, первый миллион долларов - в 22 года), не раз говорил, что Америка дала ему все, и он хочет теперь хоть отчасти отслужить ей.

Другое дело, что в 2003 году мало кто представлял себе, на какой политической платформе стоит Шварценеггер. Он победил тогда не столько как политик, сколько как знаменитость, особенно яркая на фоне своих соперников - чиновников и партийных функционеров, вроде заместителя губернатора Круса Бустаманте и сенатора Тома Макклинтока. Победил, надо сказать, с огромным отрывом: он набрал 48,6 процента голосов, а его ближайший преследователь, Бустаманте, - 31 процент. Оппонентам не помогла даже истерическая информационная кампания по "изобличению" отца Шварценеггера как бывшего нациста, а его самого - как чуть ли не серийного насильника.

Шварценеггер вскоре продемонстрировал калифорнийцам, что его приход в политику не был блажью экстравагантной кинозвезды. Принадлежа к консервативной Республиканской партии, но возглавляя при этом едва ли не самый либеральный штат, традиционно поддерживающий демократов, да еще и состоя в родстве с Кеннеди, он умудрился выработать вполне самостоятельную платформу. Что касается экономики, Шварценеггер показал себя настоящим консерватором: он последовательно выступал за низкие налоги и за сокращение бюджетных расходов. При этом его позиции по вопросу о гомосексуальных браках ("за" после соответствующего решения Верховного суда Калифорнии), запрете абортов ("против"), регулировании выбросов парниковых газов ("за") оказались либеральными. В 2006 году он отказался выполнить просьбу президента Джорджа Буша-младшего об отправке полутора тысяч бойцов калифорнийской Национальной гвардии для охраны границы с Мексикой от нелегальных иммигрантов, и за это противники консервативной иммиграционной политики Буша готовы были его на руках носить.

"Governator" продемонстрировал способность отстаивать свою позицию не только жестко, но и остроумно: то он размахивал на митинге метлой, обещая вымести из Сакраменто (столицы Калифорнии) "мусор" прежних властей, то потрясал огромным ножом, обещая беспощадно урезать бюджетные расходы. В 2006 году, перед самыми губернаторскими выборами, он не побоялся пойти на сокращение социальных выплат, что многие наблюдатели расценили как политическое самоубийство. Но то, что должно было стать провалом Шварценеггера, обернулось его триумфом: он был переизбран, набрав почти 56 процентов голосов, тогда как его ближайший преследователь, демократ Фил Энджилайдис, получил лишь 39 процентов.

Незадолго до выборов 2010 года, в которых Шварценеггер участвовать уже не мог, он поздравил калифорнийцев с преодолением очередного бюджетного кризиса. Скорее всего, в 2011 году кризис опять повторится. Вряд ли он будет таким же тяжелым, как при Шварценеггере: во-первых, губернатор и большинство законодателей теперь принадлежат к одной партии (Демократической), а во-вторых, все-таки не так много на свете политиков столь же упрямых и независимых, как Арнольд Шварценеггер.

Еще до окончания его второго губернаторского срока поползли слухи, будто он будет баллотироваться в Сенат США (многие бывшие губернаторы, не спешащие завершать политическую карьеру, именно так и делают), однако Шварценеггер пресек эти домыслы. Не далее как в апреле 2010 года он в очередной раз заявил, что готов был бы побороться за пост президента, если бы это позволяла ему конституция (согласно американскому основному закону, президентом может стать лишь гражданин США по рождению, тогда как Шварценеггер получил гражданство лишь в 1983 году). В то, что при его жизни будет принята соответствующая поправка в конституцию, он не верит.

Шварценеггеру всего 63 года, он в прекрасной форме, и если только он пожелает - у него впереди еще как минимум лет десять политической карьеры. И возможностей ее продолжить - вполне достаточно. Скажем, еще во время кампании по выборам президента США в 2008 году Шварценеггер проявлял интерес к должности министра энергетики или "энергетического царя" (президентского уполномоченного по энергетическим вопросам). Также он может снова заняться общественной деятельностью и благотворительностью.

Еще на заре своей политической карьеры Шварценеггер говорил, что ему всегда хотелось быть лидером, а не частью массы, потому что, во-первых, только лидер может на сто процентов реализовать свой потенциал, а во-вторых, его всегда завораживала возможность управлять другими людьми. Вряд ли он успел пресытиться политикой и властью за семь лет на посту губернатора Калифорнии. Вряд ли он чувствует, что уже полностью реализовал себя. И вряд ли он уверен, что уже отслужил Америке за все те возможности, что она ему предоставила.

И - нет, мы не будем заканчивать статью ни одной из двух напрашивающихся цитат из "Терминатора".

Мир00:0422 августа

Большой китайский брат

Как устроена самая мощная в мире система тотального контроля за населением
Мир00:0220 августа
Амос Сильвер

Мистер бонг

Он всю жизнь боролся за легализацию марихуаны и победил. Теперь ему грозит тюрьма
Мир00:0215 августа

Могут повторить

Европа боится возвращения нацистов. На что способны современные наследники Гитлера?