Дочь своего отца

Марин Ле Пен возглавила "Национальный фронт"

На прошедшем 16 января во французском Туре съезде ультраправой партии "Национальный фронт" (FN) новым президентом была избрана дочь основателя партии Жана-Мари Ле Пена 42-летняя Марин Ле Пен. Событие, несомненно, знаковое, которое повлечет за собой существенные изменения не только в самой партии, но и во всем политическом ландшафте Франции. В преддверии президентских выборов 2012 года, в ситуации, когда популярность Николя Саркози падает, а в рядах социалистов царят разброд и шатание, FN взял курс на захват власти, и шансы его растут.

Говорить о преемственности после избрания Марин Ле Пен можно только в одном случае: дочь наследует отцу. Что касается политического курса, то его ожидают очевидные корректировки, о чем Марин Ле Пен не преминула заявить в своей первой речи в качестве главы FN. По ее словам, на смену партии, объединяющей тех, кто бьет тревогу, пытаясь растормошить общество, приходит "партия строителей", а сам "Национальный фронт" превращается в инструмент прихода во власть. "Настоящие защитники республики - это мы", - провозгласила Марин Ле Пен, добавив, что FN встанет на защиту "сильного, республиканского и светского" государства, которое защитит граждан от "экономического кризиса, исламизма, глобализации и обеспечит их безопасность".

"Государство стало позвоночным столбом Франции, которую мы так любим", - отметила Ле Пен и резюмировала, подчеркнув готовность партии идти во власть: "Демократия нас не пугает". Из консервативной, радикальной и маргинальной партии "Национальный фронт" усилиями Марин Ле Пен должен превратиться в "великую республиканскую партию". Разумеется, FN и при Жан-Мари Ле Пене пытался прийти во власть, однако при этом никогда еще столь явно не акцентировались именно республиканские ценности: свобода, равенство, братство и социальная справедливость. Как отметил в этой связи руководитель центра политических исследований в Sciences Po Паскаль Перрино (Pascal Perrineau), "Национальный фронт" был основан Жан-Мари Ле Пеном в 1972 году в знак противодействия генералу Де Голлю, основанной им Пятой республике и ее институтам.

Члены FN до последнего времени находились скорее в стане хулителей французской республики, теперь же они избрали председателя партии, готового это государство укреплять и защищать. Поворот более чем радикальный. Очевидно, что в самом "Национальном фронте" его одобряют далеко не все и Марин Ле Пен придется как-то выстраивать отношения с традиционалистским консервативным крылом партии, сплотившимся вокруг давнего соратника Жан-Мари Ле Пена Бруно Гольниша (Bruno Gollnisch), который долгое время ходил в "дофинах", претендуя со временем стать королем. Этого, однако, не произошло: на съезде за Марин Ле Пен проголосовали 67,5 процента делегатов, а за Гольниша - 32,2 процента. Сам Гольниш признал поражение, однако при этом довольно четко обозначил свое несогласие с Марин Ле Пен, отказавшись от предложенного победительницей места вице-председателя.

Говорить о расколе внутри партии не приходится, однако конфликт между обновленцами и консерваторами Гольниша, среди которых, как ни странно, очень много представителей молодого поколения, еще не улажен, и соотношение сил не так однозначно, как могло бы показаться на первый взгляд. Так, на выборах членов Центрального комитета партии сторонники Бруно Гольниша получили большинство по сравнению с представителями других течений внутри партии: 42 места из 100. Как будет развиваться внутрипартийное противостояние, сказать затруднительно. Сторонники Гольниша заняли выжидательную позицию. "Мы не знаем, как новая председатель будут реорганизовывать партию. Перед тем, как реагировать, мы должны понять, что она предлагает", - отметил Иван Бенедетти (Yvan Benedetti), возглавляющий журнал Droite Ligne, созданный в поддержку Гольниша.

Иными словами, все будет зависеть от того, насколько далеко Марин Ле Пен готова зайти в своем республиканизме, чтобы укрепить государство, которым она вознамерилась управлять. Выбранная новым президентом республиканская политика неизбежно предполагает максимальное расширение электората, в том числе за счет сторонников левых, и как следствие - появление новых доктрин, зачастую плохо согласующихся с политическим дискурсом "Национального фронта". Примечательно, что многие аналитики расценили первую речь Марин Ле Пен в качестве председателя FN как обращенную, прежде всего, вовне, к пока еще чужому электорату, а не к членам собственной партии. В своем выступлении Марин Ле Пен вспомнила не кого-нибудь, а убитого националистами Жана Жореса, процитировав его знаменитую фразу "Единственное имущество бедных - это их родина".

Для некоторых это оказалось слишком. Один из основателей "Национального фронта", близкий соратник Ле Пена, в прошлом, как и он, десантник Роже Оландр (Roger Holeindre) вышел из партии, заявив, что не желает иметь ничего общего с Марин Ле Пен. Впрочем, реверансы нового председателя партии в адрес социалистов все же не стоит воспринимать серьезно. Главная задача, которую ставит перед собой "Национальный фронт" - отобрать избирателей у правых Николя Саркози из "Союза за народное движение" (UMP) и тем самым создать новую массовую правую партию на основе FN. Ранее все происходило с точностью до наоборот. Именно Николя Саркози на выборах 2007 года частично взял на вооружение риторику ультраправых, использовав в своих целях такие давно поднимаемые ими темы, как контроль над иммиграцией и обеспечение порядка и безопасности. Теперь волна, к ужасу президента, может пойти в обратном направлении.

Опрос, проведенный французским институтом исследования общественного мнения CSA, показал, что если бы выборы президента прошли сейчас, за Марин Ле Пен проголосовали бы от 17 до 18 процентов избирателей и она бы заняла третье место в первом туре. В 2002 году аналогичные предварительные опросы отдавали Жан-Мари Ле Пену куда меньшее количество голосов, а в результате он вышел во второй тур, оттеснив социалиста Леонеля Жоспена. Но самым страшным сценарием для Николя Саркози выглядит расклад, при котором на предстоящих выборах 2012 года Марин Ле Пен оттеснит не кандидата-социалиста (Мартин Обри или Доминика Штросс-Кана), а самого Саркози, перетянув на свою сторону часть консервативного электората UMP. Никто пока не предсказывает Марин Ле Пен неизбежного триумфа: в конце концов, согласно тому же опросу CSA, 74 процента респондентов считают ее ультраправой, а 59 - расисткой. Однако при этом те же самые респонденты считают ее упорной и смелой (71 процент), современной (47 процентов) и близкой к нуждам простых людей (42 процента).

Ситуация достаточно запутанная, а усилия Марин Ле Пен по перестройке "Национального фронта" и превращении его в "великую республиканскую партию" могут принести умеренным консерваторам немало хлопот. Пока речь идет лишь о своеобразном рестайлинге ультраправых, но это лишь начальный этап предстоящей весьма изнурительной борьбы. Марин Ле Пен отказалась от провокационных эскапад своего отца, который не мог удержаться о того, чтобы не вызвать общественное негодование, публично усомнившись в существовании газовых камер в концентрационных лагерях. Вместо этого она очень умело играет на идейной неразберихе, господствующей в современном обществе.

Так, она выступает против исламизации, но мотивирует это не тем, что Франция-де искони была христианской страной, а сам ислам будто бы поощряет терроризм. Вместо этого Марин Ле Пен выступает в защиту светских республиканских ценностей, прав женщин, которые попираются в исламских странах, а также прав евреев или гомосексуалистов. В отличие от своего отца, она менее радикальна в требовании запрета абортов и выставляет на передний план стремление стимулировать рождаемость для противодействия демографическому кризису Европы и укреплению семьи и семейных ценностей. Она намного больше, чем отец, занимается социальными и экономическими вопросами - так, дочь лидера FN еще в середине 90-х годов обосновалась в экономически неблагополучном регионе Энан-Бомон (Henin-Beaumont), чтобы на месте понять нужды простых людей. С другой стороны, Марин унаследовала от отца любовь к хлестким фразам и колким намекам. Например, Николя Саркози она назвала "агентом певички, теряющей популярность", и предложила выпускникам элитной французской школы управления ENA для начала выучить Марсельезу.

Жан-Мари Ле Пен воспитал достойного себя преемника. Хотя представить себе Марин Ле Пен в Елисейском дворце пока что все равно сложно - да и, по правде, не очень хочется.