Новости партнеров

Хорошо, но мало

Хосни Мубарак пообещал демонстрантам уйти, но потом

Восьмой день египетской революции закончился обращением к нации президента Хосни Мубарака. Выступая в эфире государственного телевидения, он заявил, что навсегда покинет пост главы государства осенью 2011 года, и пообещал сделать все, чтобы передача власти его преемнику была мирной. Однако его противникам этого показалось мало - они хотят, чтобы президент ушел немедленно.

Хосни Мубарак, по свидетельствам людей, которые его знают лично, любит повторять, что по предмету "упорство" у него две ученые степени. Все его поведение с 25 января, когда в стране начались массовые народные выступления, свидетельствует о справедливости этих слов. На уступки демонстрантам, требующим немедленной его отставки уже девятый день, он идет только в чрезвычайных обстоятельствах, причем уступки эти - мизерные.

За все время протестов Мубарак лишь дважды обратился к взбунтовавшемуся против него народу. Первый раз это произошло после краха его главной опоры - всемогущих спецслужб и полиции, которые струсили и разбежались, столкнувшись с действительно широким народным протестом. При этом армия, отказавшись стрелять в сограждан, оставила его совсем без козырей.

Тогда президент, скрежеща зубами, впервые сделал шаг назад. Он объявил, что немедленно распустит правительство и назначит новое, которое проведет демократические реформы. Но это предложение было воспринято людьми как издевка. Правительство никого не интересовало - не против него выступали египтяне.

На первое февраля был назначен "Марш миллиона" - манифестация, на которую позвали всех, кто только способен прийти. Название акции полностью оправдалось - по некоторым оценкам, в центр Каира пришли более двух миллионов человек, объединенных одним лозунгом: "Fuck you, Mubarak, go to hell!" - что в слегка отредактированном варианте звучит как "Мубарак, уходи!"

Одновременно с этим американская администрация, похоже, все же отважилась сделать непростой выбор. Глава сенатского комитета Конгресса по международным отношениям Джон Керри публично призвал Мубарака прислушаться к мнению сограждан и спокойно уйти. Выступление сенатора в мире восприняли очень серьезно - известно, что он является одним из ближайших соратников президента США. Кроме того, в Египет прилетел Фрэнк Уиснер - бывший американский посол в этой стране, которого Барак Обама назначил специальным посланником, призванным донести до египетского руководства точку зрения Вашингтона.

Давление на египетского президента началось и с другой стороны - премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган призвал его уйти, напомнив о месте в истории: "Все мы смертны, нас будут судить по нашему наследию".

Гигантский митинг, международное давление, недовольство армии или все это вместе заставили Мубарака обратиться к согражданам во второй раз. Если отсеять словесные узоры, смысл его речи сводится к одному: до сентябрьских президентских выборов я останусь у власти, но на новый срок не пойду. Многие узрели в этом сенсацию - "Ого! Мубарак пообещал уйти! Лишь в сентябре, но все же!"

Однако на самом деле никакой особой новости тут нет. Дело в том, что египетский президент (по слухам - смертельно больной) и так не собирался баллотироваться на новый срок, усиленно готовя к этой миссии своего сына Гамаля. Обещания не двигать во власть отпрыска Мубарак не давал. Проще говоря, своим обращением он подсунул демонстрантам осетрину второй свежести, но в новой упаковке.

Произошедшее, видимо сбило с толку многих - включая и американского президента. Выступая через два часа после Мубарака, сконфуженный Обама наговорил кучу ритуальных заклинаний про демократию, стабильность, права человека и тысячелетнюю историю Египта. По сути же он сказал лишь одну фразу: "Перемены в египетской системе власти должны быть существенными, мирными и начаться немедленно".

Ключевое словосочетание - "начаться немедленно". Не очень понятно, с чего именно они должны начаться. Если с отставки президента, это одно. Если с прекращения демонстраций и передачи власти новому правительству Мубарака - это принципиально другое.

Египетскому президенту надо отдать должное: за тридцать лет пребывания у власти в восточной стране в самом сложном регионе мира он поднаторел не только в упертости, но и в мастерстве политической интриги. Совершенно очевидно, что он затеял игру, суть которой сводится к тому, чтобы создавать видимость готовности к компромиссу при сохранении риторики о "стабильности". Расчет его прост: рано или поздно люди устанут от хаоса, ночных бдений на улицах, согласятся на его "уступки" и в конце концов разойдутся. Армия, которой все происходящее уже изрядно надоело, уже косвенно поддержала президента: военные попросили людей возвращаться к нормальной жизни.

Если демонстранты действительно поверят Мубараку и разойдутся, то, безусловно, сваляют дурака. Во-первых, к тем, кто был замечен в повышенной активности на митингах, скорее всего, придут из органов. Хотя бы для профилактики. Во-вторых, никаких свободных и прозрачных выборов при действующем президенте быть не может - он даже не очень представляет себе, что это такое. Египет не вырвется из авторитаризма. Ну и в-третьих, потерпит поражение сама идея народного восстания против диктатора, а сотни жертв окажутся напрасными.

Но такой вариант развития событий пока представляется маловероятным: абсолютное большинство демонстрантов и не думает расходиться, поскольку прекрасно понимает, каковы будут последствия их малодушия. Кроме того, Египет в значительной степени повторяет "революционный путь" Туниса, где президент Зин эль-Абидин Бен Али тоже сначала лишь пообещал не избираться на новый срок, но перед лицом продолжающихся волнений был вынужден бежать из страны.

Тунис, конечно, значительно меньше Египта, поэтому там все процессы шли намного быстрее. Но египтяне не теряют надежды и готовы подождать, потерпеть и побороться. У них научных степеней по упрямству нет, но решимости довести дело до конца хватает - слишком долго они ждали этого шанса.

Кстати, у многих сейчас возникает вопрос: почему Мубарак, пожилой (82 года) и нездоровый (за последний год он заметно похудел и постарел) так отчаянно цепляется за власть? Неужели он не может сделать широкий жест и уйти на заслуженный отдых?

Ответ тут лежит в области психологии. Это человек, получивший военное образование, генерал авиации, "белая кость". Для него крайне важно сохранять лицо и чувство собственного достоинства даже в самой отчаянной ситуации. Военный переворот он бы еще как-то понял - там есть шанс закончить карьеру с автоматом в руках, отстреливаясь от врага. Но уйти в отставку, испугавшись "гнилых интеллигентов", "жадных лавочников", "сопливых студентов" и "крестьян с грязными ногтями" - это для него совершенно невозможно. Лучше уж пулю в висок.

Мубарак сейчас сражается уже не за власть, а свое достоинство, место в истории и возможность уйти с почетом.

P.S.

Революции в Тунисе и Египте не на шутку перепугали других арабских лидеров, не слишком привыкших прислушиваться к мнению сограждан. Так, иорданский король Абдалла II, весьма оперативно распустил правительство, против которого тоже начались массовые выступления. Его коллега - президент Йемена Али Абдалла Салех - также не стал играть с огнем и отказался от намерения стать пожизненным правителем своей страны.

Мир00:0216 октября

Кровавый вождь

Он мог убить Ким Ир Сена и втянуть СССР в третью мировую
Мир00:0113 октября

«Скудоумие и коррупция»

Что погубило Захарченко и как нужно выстраивать охрану. Отвечает ветеран ЧВК