Дети мецената Гуггенхайма

В США поймали банду фальшивых родственников влиятельной семьи

В США разразился очередной скандал, главными героями которого на этот раз стали изобретательные и, судя по всему, совершенно бессовестные мошенники, представлявшиеся членами известной американской семьи меценатов и промышленников Гуггенхаймов. Пока вина Катарины Питры Тумеи, Владимира Зуравела и Дэвида Бернбаума не доказана и они остаются на свободе, но в том случае, если правосудие провозгласит их обманщиками и злостными нарушителями закона, троице может грозить по 20 лет тюрьмы.

Не прошло и года с тех пор, как в США арестовали Кеннета Старра, мошенника, обманывавшего голливудских звезд и заработавшего на их доверии около 30 миллионов долларов, как в стране вновь произошла очередная история с участием жадных до чужих денег преступников. Только, в отличие от Старра, представлявшегося клиентам своим настоящим именем, банда из трех американских мошенников решила прикрыться фамилией известной семьи меценатов и промышленников Гуггенхаймов.

Очернить доброе имя, уже давно ставшее синонимом филантропии, решились 45-летняя Катарина Питра Тумеи, 45-летний Владимир Зуравел и 67-летний Дэвид Бернбаум (по некоторым данным, в банде обманщиков были еще два человека, но никаких подробностей про это нет).

В американских газетах пишут, что, по словам Зуравела, Бернбаум действительно является одним из представителей семьи Гуггенхаймов и имеет миллиардное состояние. "Этот человек - настоящий Гуггенхайм. Он ворочает миллиардами, триллионами долларов. Он очень, очень богат, поверьте мне", - заявлял Зуравел. Эта ремарка, очевидно, должна была несколько оправдать мошенников в глазах судей и общественности - мол, кое-кто из банды имел полное право пользоваться фамилией известных родственников.

Правда, сами представители семьи Гуггенхаймов сообщили, что никакого Дэвида Бернбаума знать не знают, и написали на своего предполагаемого родственника и его товарищей жалобу в суд.

Обращаться в суд у настоящих Гуггенхаймов повод действительно был. Оказалось, что, представляясь членами известной семьи и рассылая крупным бизнесменам коммерческие предложения на бумаге с фамильным гербом Гуггенхаймов, мошенники предлагали потенциальным клиентам вложить деньги в разнообразные сферы бизнеса.

Так, например, в предложениях фигурировали бриллианты, водка, необработанная нефть и финансовые документы. Самозваные Гуггенхаймы не стеснялись и предлагали вкладывать по много - например, объем инвестиций в необработанную нефть они оценили в четыре миллиарда долларов. Сколько реально Тумеи, Зуравелу и Бернбауму удалось заработать, пока точно неизвестно - это предстоит выяснить в ходе судебных заседаний, но сейчас многих интересуют не суммы, а имена тех, кто попался на удочку предприимчивых мошенников.

Опять-таки, полного списка жертв махинаций подставных представителей семьи меценатов пока нигде нет, однако кое-какие сведения журналистам уже удалось добыть. В частности, стало известно, что Катарина Питра Тумеи ходила на деловой ужин с представителем компании Coca-Cola (с ним она договаривалась о вложениях в "Водку Гуггенхаймов"), а также присылала письма бывшим президентам США Джорджу Бушу-старшему и Джорджу Бушу-младшему.

По сведениям американской прессы, Тумеи не уставала повторять всем, с кем имела дело, что она - супруга американского актера Джона Рэтзенбергера, не слишком известного за пределами США, но отметившегося на родине ролью почтальона Клиффа Клавина в сериале "Cheers". Сама Тумеи, правда, утверждает, что никогда не пользовалась именем Рэтзенбергера в корыстных целях. "Никогда я не говорила, что я за ним замужем. Это же просто глупо", - сказала мошенница журналистам. Кстати, она и на самом деле никогда не была за ним замужем - когда-то давно Рэтзенбергер и Тумеи были помолвлены, но свадьба так и не состоялась.

Быть может, мошенница действительно не так уж широко афишировала свои отношения с Рэтзенбергером: зачем ей было говорить, что она замужем за, прямо скажем, не самым известным актером, когда есть более действенный способ пустить людям пыль в глаза. Для того чтобы произвести впечатление на тех, с кем ей по роду мошеннической деятельности приходилось общаться, Тумеи самостоятельно приписала к своему имени титул графини, а для пущего эффекта еще и получила право называться леди.

Согласно документам, попавшим в распоряжение суда, Тумеи получила право именовать себя леди в 2009 году. Почетный титул дамы из высшего сословия ей предоставила организация European Royalty, которая, очевидно, продает тщеславным людям всевозможные чины и звания по сходной цене.

В общем, Катарина Питра Тумеи всячески старалась походить на знатную особу, внушающую доверие клиентам. А чтобы эти самые клиенты появились, сообщники леди Катарины отсылали письма потенциальным инвесторам, подписывая их "Владимир З. Гуггенхайм" и соответственно - "Дэвид Б. Гуггенхайм". Как сказано выше, бумаги были оформлены по последней моде дома Гуггенхаймов - с печатями и логотипами семьи.

Кроме того, банда мошенников также зарегистрировала сайт GuggenheimAdvisors.org, с помощью которого продвигала свои услуги. Сейчас сайт недоступен, а его владельцы находятся под следствием по обвинению в мошенничестве. Бернбаум и его партнер, бывший таксист из России Зуравел были задержаны 31 января, а их сообщница Тумеи 3 февраля сама сдалась властям после того, как прочла о своих злодеяниях в Сети.

Сами фигуранты дела о фальшивых Гуггенхаймах утверждают, что ни в чем не виноваты, а в суде просто "произошла какая-то путаница". Так или иначе, пока вся троица находится на свободе под залогом.

Слушание по делу фальшивых Гуггенхаймов должно состояться 18 февраля в Нью-Йорке. Семья Гуггенхаймов требует возместить ей ущерб от действий банды мошенников. Каждый эпизод с незаконным использованием фамилии, а также логотипа и шрифтов семьи Гуггенхаймы оценили в два миллиона долларов.

Но возмещение убытков родственникам Соломона Гуггенхайма - не самое страшное, что может ждать теплую компанию Тумеи, Бернбаума и Зуравела. В том случае, если их вина в совершении мошеннических действий будет доказана, все трое могут отправиться в тюрьму на 20 лет.