Несогласные

Химик Артем Оганов объяснил причины выхода участников из проекта "Сноб"

В 2008 году в России стартовал проект "Сноб", в который его создатели пригласили десятки известных людей из самых разных областей деятельности. В марте 2011 года несколько приглашенных членов клуба "Сноб", а также подписчиков выступили с призывом отправить в отставку редакцию "Сноба". В нашей предыдущей публикации ситуацию вокруг проекта прокомментировала главный редактор проекта "Сноб" Маша Гессен. Сегодня мы представляем мнение одного из авторов письма - профессора университета штата Нью-Йорк, адъюнкт-профессора МГУ, химика Артема Оганова.

Расскажите, пожалуйста, о причинах конфликта и событиях, которые привели к появлению письма, в котором участники озвучили свое решение покинуть "Сноб".

Артем Оганов: О том, чтобы выйти из "Сноба", я задумывался уже около года. Конфликты на "Снобе" начали разгораться буквально с первого дня существования клуба. Причем конфликты шли внутри редакции - со времени старта проекта из него ушло или было изгнано множество замечательных людей.

Причина всех этих увольнений и уходов одна - несогласие с мнением редакции и лично с мнением ныне главного редактора Маши Гессен. Она придерживается весьма одиозных взглядов и, что еще хуже, нетерпима к другим точкам зрения и к их носителям. Если кто-то идет наперекор - он на "Снобе" не удержится и рано или поздно будет вынужден уйти.

Мы ушли, объяснив этот шаг в открытом письме. Это письмо составили и подписали многие из тех, кто составлял изначальное ядро "Сноба". Письмо получило большой резонанс. Редакция, разумеется, его проигнорировала - ведь в письме мы призвали к ее отставке.

Прокомментируйте, пожалуйста, слова авторов письма о том, что "идеология сайта - принципиально антироссийская, стиль подачи материалов таков, что Россия критикуется во всем, даже не имеющем к России отношения. Неприемлемыми мы считаем пропаганду преимущества гомосексуального образа жизни перед традиционным (“лесбиянки – лучшие родители")".

Маша Гессен придерживается странной позиции, что Россию надо непременно критиковать. При этом она утверждает, что Россию очень любит, и именно поэтому ничего хорошего про нее не говорит. Ведь долг журналиста, как ей кажется - не в том, чтобы говорить правду и быть объективным, а в том, чтобы лишь критиковать. На главной странице проекта постоянно появляются, например, материалы Александра Гольдфарба с названиями вроде: "Россия, ты одурела!", "Не пора ли ставить на России крест?" и материалы про то, что в России военный переворот неизбежен. Людям, которые не соглашались с такой редакционной позицией, затыкали рты, налагая запреты на комментирование (так называемые "баны").

Если вы отказываетесь поддерживать антироссийский тон, то вас обзовут антисемитом (хотя еврейские корни есть у половины авторов нашего письма, включая меня). Не секрет, что Маша Гессен лесбиянка - она этого не скрывает. Все было бы хорошо, если бы это ее личное дело не навязывалось читателям и участникам дискуссий. Например, на "Снобе" появлялись статьи о том, брить или не брить женские половые органы, о том, как в лесбийском сексе пользоваться разными приспособлениями, надо ли делать пластическую операцию на женских половых органах. Венцом всего стала статья "Как вырастить успешных детей, несмотря на мужчин", в которой утверждалось, что в процессе воспитания детей мужчины вредны, или то, что "лесбиянки - лучшие родители. И этот вывод даже не является новостью: больше двадцати лет ведется американское 'Национальное исследование лесбийских семей'”.

Такие удивительные выводы основывались на одном явно псевдонаучном исследовании, которое финансировалось лесбийским фондом и в котором использовалась не выдерживающая никакой рациональной критики выборка данных. Когда я об этом сказал, меня назвали хамом и - догадались? правильно! - гомофобом. Что может быть проще навешивания ярлыков?

После этого на "Снобе" прокатились протесты, более чем с тысячью комментариев, практически единогласно в мою поддержку. Самым активным редакция заткнула рты банами, причем некоторым - на неограниченный срок. Такими непрофессиональными средствами редакция расчищает себе пространство и создает себе видимое большинство.

Я не думаю, что все редакционные решения принимает единолично Гессен. Это и не требуется - методом кнута и пряника она воспитала множество лояльных себе помощников, которые персонифицируют ее волю. Люди, имевшие собственное мнение, постепенно вымарывались из редакции, а затем уже и из числа членов клуба и подписчиков.

Прокомментируйте, пожалуйста, слова авторов письма о том, что "сайт очень быстро деградировал из-за нетерпимости и насаждения взглядов руководства редакции. Эта нетерпимость привела к увольнению из "Сноба" лучших авторов (Охлобыстина, Елизарова, Панюшкина, Геворкян, Левина, Кантора, Акимова, Мальцева)".

Видимо, сейчас в редакции сложилось критическое соотношение людей думающих и не думающих. Поначалу думающих было подавляющее большинство. Да и среди читателей тенденция к деградации со временем стала очевидной - закрылось множество разумных блогов.

Очень неприятно на "Снобе" травили Максима Кантора, известного писателя и художника. Гонения на него были связаны с тем, что Кантор не был готов отринуть полностью нашу историю и, в том числе, советское наследие. Он не был готов признать, что в России и в СССР абсолютно все было плохо. В самом деле, трудно спорить с утверждением, что в нашей стране не все были партийными функционерами - а были и порядочные люди, настоящие профессионалы во всех областях, носители глубочайшей культуры и передовой науки. Спорить с ним и не стали - поначалу закрыли его колонку, а потом затравили и выдавили с сайта.

Из "Сноба" была изгнана замечательная журналистка Наталья Геворкян, а потом и научный обозреватель Алексей Левин - лучший журналист, пишущий о науке из всех, мне известных в мире. Кроме того, "Сноб" не по своей воле покинули такие люди, как Иван Охлобыстин, Валерий Панюшкин, Борис Акимов, Игорь Мальцев. Эти замечательные и интересные люди, со многими из которых я хорошо знаком, уходили из "Сноба" с крайне тяжелым чувством.

Среди участников проекта сформировалась когорта, состоящая преимущественно из эмигрировавших провинциальных дам, которые комментируют все новые посты, как только они появляются. Это своего рода самореализация, особенно если в процессе можно унизить какого-нибудь по-настоящему состоявшегося писателя, бизнесмена и так далее. Редакция во всем поддерживает такие действия. Если кто-то идет в разрез с позицией редакции, то комментариев от "когорты" можно ждать самых хамских и провокационных. А если человек поддается на провокации, то его сразу же банят. Многие участники "Сноба" решили не играть в эти игры, а просто уйти, сохранив свое достоинство и переключив свое внимание на более интересные проекты.

***

Итак, обе стороны конфликта высказали свое мнение. Редакция "Сноба" считает, что ничего из ряда вон выходящего не произошло и письмо - это просто проявление естественным образом возникающих напряжений. Авторы письма считают, что "Сноб" коренным образом изменился, и даже пытаются создать альтернативный проект. "Лента.Ру" продолжит следить за этой историей, так как "Сноб" - это пока единственная в отечественном медиапространстве попытка построить замкнутое счастливое общество успешных людей.

«Ты кусок дерьма. И каждый думает так же»

Главный комик-самодур настроил против себя половину Америки и вышел победителем