Обидчивый президент

Лукашенко не приехал на 25-летие Чернобыльской катастрофы

26 апреля российский и украинский президенты Дмитрий Медведев и Виктор Янукович вместе с сопровождавшим их патриархом московским и всея Руси Кириллом отметили в Чернобыле 25-ую годовщину аварии на местной АЭС.

Патриарх отслужил молебен, президенты возложили цветы к мемориалу в память о первых жертвах катастрофы и произнесли каждый по проникновенной речи. В глаза бросалось отсутствие одной важной, если не принципиальной, фигуры - президента Белоруссии Александра Лукашенко.

Без него все мероприятие выглядело по меньшей мере странно, ведь в относительных цифрах именно Белоруссия считается наиболее пострадавшей от аварии на ЧАЭС (радиационному загрязнению подверглось 23 процента территории республики, где проживала четверть ее населения).

И если, например, в Евросоюзе Лукашенко за приличного человека не считают и давно закрыли ему въезд, то в Чернобыле белорусского президента ждали. Дмитрий Медведев на церемонии награждения ликвидаторов в Кремле (то есть в торжественной обстановке) 25 апреля объявил, что на следующий день встретится в Чернобыле с коллегами, имея в виду как Януковича, так и Лукашенко.

Но в тот же день Медведева в неловкое положение поставил пресс-секретарь Лукашенко Павел Легкий, который взял да и огорошил всех, заявив, что в графике его начальника встреч ни с какими коллегами в ближайшее время нет. Журналисты и эксперты принялись гадать о причинах очередного демарша эмоционального и далеко не самого предсказуемого президента.

Все версии сводились к одному: Лукашенко обиделся. Причем обиделся крепко, раз не поехал на годовщину трагедии, столь важной для белорусского народа.

По одной (самой экстравагантной) версии, демарш Лукашенко связан с тем, что год назад его якобы не пустили в Чернобыль. Тогда он прилетел на КПП зоны отчуждения на вертолете, а пройти к станции ему не разрешили из-за отсутствия необходимого пропуска. "Он обиделся, уехал", - рассказал газете "Известия" источник.

Другую вероятную причину отсутствия Лукашенко на церемонии назвала газета "Московский комсомолец". Будто бы это стартовавший в Киеве ежегодный фестиваль "Белорусская весна-2011", в рамках которого открылась выставка "Особый режим", представляющая собой "отклик на последнюю волну террора, захлестнувшую Беларусь в декабре 2010 года после непризнанных мировым сообществом президентских выборов". Минск якобы просил передвинуть фестиваль на другой срок, но Киев уперся.

Еще один повод озвучил российский эксперт Кирилл Коктыш. Лукашенко мог таким образом выразить Москве свое недовольство тем, что та до сих пор не перечислила Минску обещанный кредит в 1 миллиард долларов. А деньги Белоруссии, как известно, сейчас нужны как воздух.

Не исключено, что обидчивого Лукашенко задело все это одновременно, но самым весомым поводом не приехать в Чернобыль наверняка стало "предательство" Януковича, который за неделю до этого предпочел ему главу Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу. 19 апреля в Киеве проходил саммит по ядерной безопасности, и Баррозу поставил жесткое условие: если там будет Лукашенко, то он на Украину не приедет. Янукович решил лишний раз Европу не гневить.

Белорусский президент сам признался, что не приехал на Украину именно из-за неприятной истории с ядерным саммитом. 26 апреля он по традиции посещал наиболее пострадавший от радиации Наровлянский район. Там-то Лукашенко и высказался настолько буквально, что моментально перевел ситуацию из неловкого конфуза в полноценный скандал.

Вопрос журналиста о причинах его отсутствия на памятных мероприятиях в Чернобыле Лукашенко переадресовал Януковичу и Медведеву. "Это вы у них спросите. К сожалению, вшивости хватает у нынешнего руководства Украины. Напрашиваться я ни к кому не собираюсь. И быть каким-то подпевалой я тоже не собираюсь ни у одного президента, ни у другого", - сказал Лукашенко.

Еще больше от него досталось главе Еврокомиссии. "Что касается таких козлов, как Баррозу, ну, был какой-то Баррозу в Португалии, выгнали его и устроили в Еврокомиссию", - сказал белорусский президент. Еврочиновников Лукашенко и вовсе обозвал "негодяями". "Разве можно против страны, которая больше всего потерпела от чужой расхлябанности, вести речь о том, чтобы ввести какие-то санкции", - возмущался он.

Какую выгоду принес Лукашенко его демарш (кроме ощущения собственной исключительности, непонятой даже коллегами по СНГ), сказать трудно. Зато Лукашенко не только упустил возможность обсудить лишний раз выделение Белоруссии российского кредита, но еще и настроил против себя украинское руководство.

Официальный Киев уже заявил, что возмущен "беспрецедентно некорректными комментариями" Лукашенко. "Память о жертвах радиационной катастрофы должна быть консолидирующим звеном для наших стран... В этом мероприятии не было и не могло быть никакой политики. В этот день любые ссоры и взаимные претензии тождественны танцам на костях", - говорится в заявлении МИД Украины. Посол Украины в Белоруссии Роман Безсмертный добавил, что слова Лукашенко "без сомнения" повлияют на дальнейшие отношения Киева и Минска.

В Еврокомиссии слова белорусского лидера прокомментировали куда тоньше, но не менее резко. "Мы не признаем его демократически избранным президентом Белоруссии, а практики комментировать заявления обычных граждан у нас нет", - заявили там.

Пока Лукашенко играет в дипломатические игры и ухудшает отношения с Киевом, Москвой и Брюсселем (разыгрывая любимую карту внешнего врага), экономическая ситуация в стране становится все хуже и хуже.

Та же Украина на конференции доноров Чернобыля собрала 500 миллионов евро на строительство нового саркофага. Белоруссии же, как 26 апреля напомнил Лукашенко, из-за рубежа помогли суммой, составляющей лишь полпроцента от средств, потраченных Минском на ликвидацию последствий загрязненных земель (19 миллиардов долларов).

"Вшивые", а тем более "козлы" ничем в ближайшее время Белоруссии и не помогут. Вся надежда на Россию (она со скрипом и условиями все же выдаст Минску желанный кредит).

Недаром российского президента Лукашенко обзывать не стал.

Бывший СССР00:0210 ноября

Балтийский картель

Эстонские каратисты мечтали завалить США наркотиками. Им помешал «колумбиец»