Новости партнеров

Подрыв на Пятницкой

Очередной жертвой неизвестных бомбистов стали милиционеры

Очередной подрыв рядом со зданиями силовых ведомств произошел в ночь на 3 мая в Москве. Маломощное взрывное устройство сработало, когда его хотел проверить охранник-милиционер, получивший в результате легкие ранения. Этот взрыв стал уже шестым за минувшую весну. Ранее объектами покушения становились структуры ФСБ, МВД и военная комендатура.

Бомба, сработавшая в центре Москвы в ночь на 3 мая, была мощностью не более 50 граммов в тротиловом эквиваленте. Она взорвалась на стоянке служебного автотранспорта, расположенной между домами 47 и 49 по Пятницкой улице. В одном из них находится отдельный батальон милиции при УВД Центрального округа столицы, а в другом - ОВД района "Замоскворечье".

Примерно в 00:40 59-летний прапорщик вневедомственной охраны Николай Ледовский обнаружил на стоянке подозрительный пакет с алюминиевой банкой внутри. Как позднее Ледовский рассказал изданию Life News, он принял находку за обычный мусор и хотел ее выбросить, однако та неожиданно взорвалась. Прапорщик с ожогом ноги и повреждением глаза был отправлен в больницу. Впрочем, врачи говорят, что полученные им травмы не будут иметь дальнейших последствий для здоровья.

Прибывшие на место происшествия оперативники обнаружили на месте взрыва обломки устройства, которое состояло из банки, проводов и сотового телефона. Поражающих элементов в бомбе, к счастью для Ледовского, не было. В связи с тем, что милиционер получил ранение, в возбужденном уголовном деле появилась статья о применении насилия в отношении представителя власти. Также в деле фигурирует стандартная для таких случаев статья о незаконном обороте взрывчатых веществ.

В милиции пока не говорят о возможных подозреваемых и мотивах преступления. Остается загадкой, как взрывное устройство попало на охраняемую территорию. Предполагается, что его подкинули через дырку в заборе, окружающем стоянку. Противоречивые сведения приводятся о том, как бомба была приведена в действие. Некоторые источники упомянули, что устройство сдетонировало по сигналу с мобильника. Но это не очень согласуется с предположением о том, что незадолго до взрыва в милицию позвонил неизвестный и предупредил о готовящейся акции. Впрочем, эта версия упоминается только "РБК daily" со ссылкой на Следственный комитет.

То, что преступление было направлено именно против милиционеров, не оставляет сомнений, так как бомба была заложена на "милицейской" территории. Не столь очевидной, на первый взгляд, представляется направленность против силовых структур серии из нескольких взрывов, произошедших весной этого года. В правоохранительных органах не спешат говорить о схожем почерке во всех этих случаях, но цепочка выстраивается вполне однозначная.

Днем 9 марта на остановке общественного транспорта на юго-западе Москвы произошел взрыв бомбы. Она была приведена в действие с мобильного телефона и снабжена металлическими поражающими элементами. Два аналогичных устройства взорвались спустя два дня на севере Москвы в гаражах рядом с жилым домом. Объединяет эти взрывы их предположительная направленность против сотрудников спецслужб. Остановка, на которой сдетонировала бомба, расположена рядом с Академией ФСБ, а дом на улице Милашенкова числится как ведомственный и закреплен за этой же организацией.

Уголовные дела были возбуждены по статьям "хулиганство" и "незаконный оборот взрывчатки" и затем объединены в одно производство. Жертв в обоих случаях не было, что наводит на мысль о демонстрационном характере взрывов и о нежелании их организаторов кого-либо убивать, хотя мощности бомб, а все они были от 200 до 400 граммов тротила, хватило бы для причинения серьезных последствий. Единственным ущербом были выбитые окна и поврежденные автомобили.

Неофициально источники в органах высказывали версии о том, что за взрывами могли стоять радикальные молодежные организации крайне левой или крайне правой направленности. Упоминался и "кавказский" след, хотя как менее вероятный, так как боевики предпочитают сразу бить наповал, а не заниматься демонстрацией намерений.

Спустя полтора месяца после событий в Москве похожая история произошла в Волгограде. Там объектами покушения со стороны таинственных взрывников стали здания городского управления ГИБДД и местной Академии МВД. И здесь бомбы были начинены поражающими элементами, но приводились в действие часовым механизмом.

Одно из устройств мощностью до полукилограмма тротила взорвалось само, а другую адскую машину мощностью в 13,5 килограмма тротила пришлось приводить в действие взрывотехникам. В Волгограде, как и в Москве, организаторы взрывов, похоже, стремились избежать человеческих жертв. Во всяком случае в милицию поступило предупреждение о заложенном устройстве, что и позволило вовремя обнаружить и обезвредить мощную бомбу у Академии МВД.

По-прежнему, по официальным данным, у следствия нет никаких зацепок. Составленный по показаниям свидетелей фоторобот информативностью не отличается. На нем изображен мужчина в темной куртке, камуфляжных штанах и армейских ботинках, но без лица, так как свидетель видел предполагаемого преступника лишь со спины.

В Волгограде, как и в Москве, дело расследуется по статьям "хулиганство" и "незаконный оборот взрывчатых веществ". По мнению следствия, за обоими волгоградскими взрывами стоят одни и те же люди, так как конструкции бомб очень схожи, несмотря на большую разницу в их мощности. Опять же высказываются версии о возможной причастности северокавказских боевиков, славянских националистов или активистов "внесистемной оппозиции", но ни одна из них пока ничем не подтверждается.

На фоне этих очевидных провокаций, а это наиболее подходящее определение для происходящего, практически незаметным прошло еще одно происшествие. В ночь на 2 апреля самодельная бомба взорвалась под машиной, припаркованной рядом с Московской военной комендатурой. Устройство было маломощным, и в милиции предпочли говорить о хулиганстве с применением петарды или иной пиротехники, а не о бомбе. Однако опять же за некоторое время до взрыва неизвестный доброжелатель предупредил о нем правоохранительные органы.

Подобные методы - с предварительным оповещением о готовящемся взрыве - характерны для европейских террористов. Так, например, поступали баскские сепаратисты в Испании и североирландские - в Великобритании. Но в России аналогов таким действиям, пожалуй, и не припомнить. Ответственность даже за крупные теракты, такие как взрывы в "Домодедово" или московском метро, лидеры террористов брали на себя спустя только некоторое время.

Наверняка у следователей уже скопилось достаточно информации, чтобы строить какие-нибудь осмысленные предположения о том, кто решил пощекотать нервы силовикам. Официально происшествия в Москве и Волгограде никак не связывают, но для простой случайности накопилось многовато совпадений.