Она взорвалась

В Казахстане вновь произошел взрыв у здания спецслужбы

В ночь на 24 мая в столице Казахстана произошел взрыв. Взорвалась автомашина, стоявшая в нескольких десятках метров от следственного изолятора ДКНБ (департамента Комитета национальной безопасности). На месте происшествия были найдены два трупа. Власти заявили, что не видят в этом происшествии признаков теракта и не связывают его с инцидентом, произошедшим неделю назад в областном центре Актобе. Там у здания местного департамента КНБ подорвал себя смертник (считать это терактом власти также отказались). Между тем версии, предложенные силовыми структурами в обоих случаях, пока выглядят не слишком убедительными.

Взрыв в Астане, по словам очевидцев, произошел примерно в 03:30 по местному времени. По информации Tengrinews, взорвавшаяся красная “Ауди” стояла примерно в 20-30 метрах от здания следственного изолятора КНБ. Какое конкретно устройство сработало в автомобиле, пока не установлено. Известно, что оно было довольно мощным. Взрывная волна выбила стекла в нескольких домах по соседству, повалила забор, неподалеку от которого стояла машина.

От самой "Ауди", как заявил источник Tengrinews, осталась "искореженная груда металла". Обломки машины и фрагменты тел погибших были разбросаны на десятки метров (по некоторым данным — на 150-200 метров). "В разбитое окно я увидел на дереве капот от машины, только дерево задержало эту железяку, а так бы она влетела в дом", - рассказывал агентству Bnews один из местных жителей.

МВД Казахстана сообщило позднее, что на месте взрыва обнаружены трупы "двух неизвестных мужчин европейской внешности", а также документы: паспорт на имя некоего Ивана Черемухина, права и охотничий билет на имя некоего Дмитрия Кельплера. Оба документа, по данным полиции, принадлежат гражданам Казахстана (в МВД уточнили, что речь идет о жителях города Экибастуза Павлодарской области, а по поводу одного из них — Черемухина — сообщили также, что он имеет несколько судимостей за кражу и мошенничество).

Подтвердилось ли при идентификации погибших, что найденные документы принадлежали именно им, в заявлении МВД не говорится.

Других пострадавших при взрыве не было. По крайней мере, врач "скорой", прибывшей на место происшествия, сообщил, что за помощью к медикам никто не обращался.

Версию теракта власти, как и после инцидента в Актобе, поспешили отвергнуть. О том, почему они заняли такую позицию, можно строить различные догадки. Возможно, не хотели провоцировать панику среди населения, создавать впечатление, что стабильности в стране (которой любят похвастаться представители руководства Казахстана) угрожают террористы.

Однако внятно объяснить, почему же тогда у зданий спецслужбы произошли два взрыва за неделю, силовые структуры не смогли. Взрыв в Астане, например, в КНБ сначала описывали как "обычное происшествие". "Машина стояла в том районе, загорелась и взорвалась, - заявил пресс-секретарь спецслужбы Кенжеболат Бекназаров. - Это обычное происшествие, которое могло произойти в любом районе".

Позднее силовики признали, что в машине все же детонировало некое взрывное устройство (в МВД его назвали "безоболочным взрывчатым веществом без поражающей начинки"). Однако тут же заявили, что взрыв был "самопроизвольным". Что касается уголовного дела, то статью для него в итоге подобрали из раздела УК, в котором описываются преступления против собственности. Дело завели по статье "Уничтожение или повреждение чужого имущества в результате неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности". Кого в таком случае полиция считает подозреваемыми и в чем она их подозревает (уничтожении оконных стекол? забора?), пока неизвестно.

В прессе между появились и альтернативные версии. Издания Dixi и Bnews, например, заявили, что взрыв устроил смертник, который перед этим "громко читал намаз". Правда, доказательств того, что молитву, которую ночью вроде бы слышали некоторые местные жители, читал именно тот человек, который впоследствии, возможно, взорвал машину, источники не приводили.

Информацию, указывающую на возможную связь взрывов в Актобе и Астане, опубликовала "Республика". По словам корреспондента, жительница одного из близлежащих домов случайно услышала разговор полицейских, из которого следовало, что на днях в столичный изолятор ДКНБ привезли подозреваемых в причастности к предыдущему взрыву. Позднее, правда, в столичной полиции эту информацию опровергли.

На первый взрыв силовики отреагировали примерно так же. Они признали, что в Актобе подорвал себя смертник, однако тут же стали утверждать, что террористом он не был. Официальная версия звучала так: "25-летний Рахимжан Макатов, подозреваемый в совершении ряда преступлений в составе ОПГ, совершил акт самоподрыва с целью уклонения от ответственности". Журналисты, которым эту версию изложил представитель Генеральной прокуратуры Жандос Умиралиев, решили все же уточнить, можно ли считать произошедшее терактом. Их собеседник ответил отрицательно.

Позднее, правда, из неофициальных источников стало известно, что уголовное дело по факту взрыва в Актобе возбуждено все-таки по статье "Создание террористической группы и участие в ее деятельности", и что в рамках расследования задержаны полтора десятка человек (об этом сообщил телеканал КТК). А вскоре после этого замглавы КНБ Усер Мизанбаев признал, что признаки теракта в произошедшем есть.

Люди, знавшие погибшего Макатова, описывают его как вежливого и воспитанного молодого человека, который занимался музыкой и не был замечен в какой-либо преступной деятельности. Некоторые из соседей, правда, отмечали, что несколько лет назад он "сильно ударился в религию". На возможный религиозный мотив смертника указывала газета "Время", утверждавшая, что перед взрывом он заявил людям, находившимся в фойе ДКНБ: "Что ж вы житья не даете мусульманам?!". В свою очередь, радио "Азаттык" (региональная служба Радио Свобода) утверждало, что Макатов "участвовал в деятельности группы неформальных мусульман и в апреле был привлечен к следствию наряду с единоверцами" (с комментарием по поводу произошедшего в Актобе на днях выступило и Духовное управление мусульман Казахстана: оно осудило взрыв и заявило, что "самовольные религиозные организации и радикальные группы должны быть взяты под контроль государства").

Вне зависимости от того, руководствовался ли смертник религиозными соображениями, властям, очевидно, придется признать, что взрыв у входа в здание ДКНБ был чем-то большим, чем "попыткой избежать ответственности". "Это некая форма протеста, которая была направлена на конкретных людей, - считает казахстанский политолог Досым Сатпаев, - но при этом имела конечной целью публичность данной акции. И тезис о том, что якобы кто-то тем самым пытался уклониться от ответственности... По-моему, самый легкий способ — это сбежать и скрыться".

На днях, между тем, появилась еще одно обстоятельство, с учетом которого властям желательно все-таки дать адекватные объяснения по поводу взрывов. В конце минувшей недели афганские талибы выступили с угрозами в адрес Казахстана за его планы отправить своих солдат для участия в международной операции в Афганистане. Участие, как утверждают в Астане, будет незначительным: отправить в Афганистан планируется лишь четырех офицеров. И тем не менее, талибы пригрозили Казахстану негативными последствиями и призвали казахстанских мусульман "противодействовать политике, проводимой властями".

Никаких официальных доказательств того, что взрыв в Астане как-то связан с планами отправить военных в Афганистан, пока нет. Версия о "мести талибов" вообще представляется сомнительной. С другой стороны, на неофициальном уровне угрозы, поступившие из Афганистана, создали определенный негативный фон. "'Талибан' предупредил, и теперь любой взрыв - будь то газовый баллон на балконе, автомобиль, все это будут увязывать с терроризмом", - считает политолог Николай Кузьмин. От официальных версии в духе "она взорвалась" в такой ситуации будет еще меньше толку.